Реклама
Спецгость
18:50
15 Октября 2020 г.
Сардана Авксентьева: для меня инстаграм — это единая диспетчерская служба
Поделиться:

Сардана Авксентьева: для меня инстаграм — это единая диспетчерская служба

Новый герой проекта Тины Канделаки «Специальный гость» — мэр Якутска Сардана Авксентьева. В интервью она рассказала о своем отношении к феминизму, шаманизму и защите животных, а также о том, какую роль сыграл караоке-клуб в ее государственной карьере и почему она все-таки проголосовала против поправок в Конституцию.


Тина Канделаки: Сардана, вы, наверное, единственный в мире мэр города, который находится на вечной мерзлоте, ну, то есть как бы, как говорят наши американские партнеры, one and only. И хочется у вас спросить... Я вообще сексистские вопросы не очень люблю, но город сложный, мэр — женщина. Как вообще вы, женщина, умудрились в условиях этой вечной мерзлоты справиться с возникшими обстоятельствами, рискнули пойти на выборы и выиграть эти выборы? Что вас сподвигло?

Сардана Авксентьева: Ну, в жизни человек иногда приходит к какому-то возрастному рубежу, когда кажется, что все, что ты сделал до этого, недостаточно.

ТК: Это когда вам 48 лет исполнилось?

СА: Да-да-да.

ТК: То есть вы решили, что все, что вы...

СА: Это у меня, видимо, запоздалый кризис среднего возраста. Но если серьезно, я подумала, что мне много чего не нравилось в положении дел в моем городе, и очень часто же люди просто говорят «вот это плохо», «это плохо», «это плохо» — а почему бы не встать и не сделать? Ну вот из каких-то таких вот мыслей вот эта вся форма родилась. Конечно, мне очень помогли, поэтому с такой вот поддержкой на выборы я заходила практически с нулевой узнаваемостью несмотря на то, что город небольшой по меркам вообще...

ТК: 325 тысяч, да?

СА: 345 тысяч, да. Тем не менее я никогда не была ни публичной персоной, ни чем-то еще, поэтому было сложно, и кампания была очень короткая, и, конечно, я очень благодарна жителям города, они поддержали, они услышали что-то, они нашли что-то такое во мне, что решили проголосовать.

ТК: Но с другой стороны, вы тоже не были совсем незаметным человеком, все равно, насколько я понимаю, что вот активная часть населения, вы все выросли вместе, вы все друг друга с детства знаете, и сказать, что вас никто не видел и не слышал в этом городе, было бы тоже лукавством, потому что вы всегда были на руководящих должностях, в той же мэрии вы тоже работали, правильно?

СА: Но все равно для того, чтобы решение как бы так вот возникло и состоялось, это должна выйти довольно большая масса людей, много людей должно выйти, и с моей узнаваемостью 8% этого было крайне недостаточно, несмотря на всех моих одноклассников, однокурсников, коллег и так далее, этого было крайне недостаточно, должны были выйти и другие люди.

ТК: Я сейчас цитирую The New York Times, потому что The New York Times написал, что вы шли спойлером, а потом вдруг так оказалось, что основной кандидат потерял свою поддержку, и вы вдруг самостоятельно решили, что если уже вот так, то этот шанс упускать нельзя.

СА: Да, ну да.

ТК: Насколько вообще это правда? Потому что для России это правда удивительная ситуация, когда человек идет осознанно спойлером и вдруг оказывается, собственно говоря, тем самым кандидатом, который победил.

СА: Ну вы знаете, когда выдвигается 12-13 мужчин и ты выдвигаешься одна, зная характер мужчин, вот вы сказали, что не будете задавать сексистских вопросов, но тем не менее мы с вами переходим плавно...

ТК: Но от этого никуда не деться.

СА: Да, это, кстати, логично, конечно. Всегда возможны какие-то неожиданности. Не то чтобы шла спойлером, но я поддерживала, конечно, кандидатуру лидера гонки на тот момент. Но поскольку двое очень сильных мужчин конкурировали между собой, ну так получилось, что оказалась я, поэтому...

ТК: Ну а вот как это получилось? Интересно просто... Я была в Якутске, кстати...

СА: Когда?

ТК: Да, много лет назад я выступала в Якутске, поэтому я хорошо понимаю, что это за город. То есть тяжеловато было человеку, который не родился в Якутске, не рядом живет и вообще приехал из другого региона, даже просто физически тяжело, потому что жить в условиях вечной мерзлоты — это непросто.

СА: Я прекрасно понимаю, потому что я в свое время из Грузии переезжала в Якутию, поэтому, конечно...

ТК: Я про это с вами отдельно поговорю, это я вам обещаю, потому что, конечно, вот этот маршрут Якутия — Грузия выглядит, конечно, удивительно.

Так вот, возвращаясь к вопросу, заканчивая череду сексистских вопросов, — вас почему поддержали? То есть вы считаете, что есть такой потенциал в феминизме среди якутских женщин? Откуда вообще такая поддержка женщине?

СА: Ну, я думаю, что на самом деле я просто отличалась, отличалась. Потому что, когда все более-менее похоже или что-то как-то схоже и кто-то отличается, конечно, на него обращают внимание.

ТК: Открытостью?

СА: Ну, возможно, возможно. Сложно сказать, это, вы знаете, такая химия, как вот в колбочке что-то смешали и что-то получилось, каждый по своим каким-то внутренним побуждениям.

ТК: Ну что это? Вот, например, вы как мэр от всех отличаетесь, это очевидно, нет таких мэров, которые так ведут инстаграмы, про это просто будет отдельный разговор, это на самом деле удивляет не только в России, это удивляет за пределами России, это удивляет в мире. То есть те же американцы пишут про вас, что даже в Америке нечасто можно такое встретить. То есть вы объективно человек, который вошел в social media просто вот, что называется, открыв дверь ногой, уверенно используя этот инструмент. Вы сразу тогда начали его использовать, общаться со всеми напрямую?

СА: Это была вынужденная мера, поскольку не было у меня ни денежных ресурсов, ни какой-то такой поддержки медийной, для того чтобы я была, предположим, на всех страницах газет...

ТК: Как это было? Прямо вот расскажите. Я просто объясню, что мне интересно: я видела фрагмент, как помощник Трампа рассказывал о том, как он много-много лет назад, я тоже вот тогда, как и все, обратила внимание, стали появляться в инстаграме ролики с Трампом, где он сидел у себя в кабинете и в течение формата, который дает инстаграм, просто крыл Обаму, то есть просто последними словами. И мне казалось: «Как это странно». Оказывается, помощник ему сказал: «Давайте начнем это тестировать». Он сказал: «Ну, давайте». И когда пошла обратная связь, они стали уже смотреть, что вызывает там определенное количество лайков, что вызывает дизлайки, и на основе этой обратной связи даже формировали отчасти свою предвыборную кампанию. Как это было у вас? Вот вы поняли, что вы хотите стать мэром, ресурсов ноль, денег не очень много, насколько я понимаю, спонсоров нет. И?

СА: И тогда мы, значит, поняли, что нам нужно уходить в социальные сети, значит, вот этот самый ватсап, который является вообще якутским феноме́ном (или фено́меном, как правильно?): все от мала до велика, значит, пользуются этим мессенджером, и бабушки, и дедушки, и все, и мы решили, что нам надо туда попасть. С каким контентом туда попадать? Значит, чтобы это был перепост, чтобы была возможность обратной связи...

ТК: Ватсап, мессенджер?

СА: Да-да-да.

ТК: Не социальная сеть?

СА: Нет. Да, мы сначала захотели зайти туда и вот стали создавать какой-то контент. На какой площадке мы это будем делать? Ну-ка, давайте-ка инстаграм, там молодежи больше, молодежь не зашоренная, они готовы к восприятию чего-то иного, давайте попробуем инстаграм. У моей знакомой оказался ненужный ей аккаунт, где на тот момент было безумное количество, на мой взгляд, подписчиков, что-то около 2 тысяч подписчиков, для меня это просто огромное количество, и она мне его подарила. Она говорит: «Я тебе дарю, он у меня просто висит, давай хотя бы с этого начнем», — хотя у нее был караоке-клуб.

И вот на аккаунте этого караоке-клуба появляюсь я, мы его начинаем рассылать как можем в ватсап, и, значит, они заходят оттуда, увидели, потихоньку растет количество, и к концу выборной кампании у меня было безумное количество подписчиков, я была счастлива, это было 3 тысячи человек, я считала, что, в общем, дело сделано. Но тем не менее там появились первые вопросы, первые ответы, и вот как-то с таких очень скромных вещей началось, потому что не было возможности, значит, размещать билборды большие на главных улицах города, поэтому вот Владимир Юрьевич Федоров, большое ему спасибо, он придумал, что можно разместить это на грузовичках.

ТК: Да.

СА: Мы договорились с водителями грузовичков, и на их фургончики, значит, мы натянули мое изображение со словом...

ТК: Вы имеете в виду, вот на фургонах была такая реклама?

СА: Да, на фургонах, и эти фургончики стали ездить по городу, стоять в каких-то местах, в общем, какие-то вот такие штуки очень простые. Кампания была очень короткая, я еще во время кампании успела замуж дочь выдать, свадьбу организовать, вернуться и, в общем...

ТК: Ну слушайте, даже ваши подруги говорят, что у вас столько энергии, что вас явно хватит на большее, нежели решение простых бытовых проблем.

СА: Ну... Им виднее.

ТК: Скажите мне такую вещь, все-таки... Все, сейчас закончим с сексизмом, уже третий раз обещаю. Среди молодежи очень модно вот это слово «феминизм». Мы с вами вышли из советского прошлого, я на вас смотрю, меня так это удивляет, что все вот пишут, ну как бы кто помоложе, про вас, что вы феминистка, олицетворение сегодняшних ценностей. Я думаю, вы были таким же председателем совета дружины...

СА: Обязательно, конечно.

ТК: Были, да, председателем совета дружины?

СА: Да, конечно, имени Серго Орджоникидзе.

ТК: Прекрасно! Я оценила эту улицу, я смотрела вашу экскурсию. Я думаю, что вы успели и в комсомоле побывать, правильно?

СА: Конечно, конечно.

ТК: То есть на мне просто партия закончилась, дальше некуда было идти.

СА: На мне тоже она закончилась, поэтому я не успела, а все ступени от октябренка до комсомола...

СГ  Сардана Авксентьева 1
Фотография:
Иван Краснов / RTVI


ТК: То есть вы были активным октябренком, пионером, комсомольцем, поэтому в принципе ничего в вашей жизни, я так понимаю, за 50 лет не изменилось, вы как были активной женщиной...

СА: Как воспитывали, так и воспитали.

ТК: Да. Но что такое феминизм? Вот сейчас так модно, сейчас у женщин совсем другая позиция в мире. Вы это чувствуете?

СА: Честно говоря, я этого слова побаиваюсь, пугает меня это слово, значит, потому что мне кажется, что оно резковато и, может быть, категорично. Потому что я избегаю всегда старательно каких-то резких суждений, «да» и «нет», «черное» и «белое», потому что жизнь в разной гамме. А феминизм... Я могу ошибаться, я не очень в этом разбираюсь, мне кажется, что все-таки женщина за права, окей, я это поддерживаю.

Но когда доходит до каких-то крайностей, я не блогер, я блогерка, или кто-то мне шутливо недавно говорит: «Может, ты не мэр, а мэрка?» Вот эти крайности меня беспокоят. А вообще как сама идея, если я правильно понимаю, равноправие женщин, о том, что женщины должны занимать такое же достойное место во власти, в политике, где-то еще, где они захотят, хочешь сидеть дома — сиди дома, это прекрасно...

ТК: Хочешь быть президентом — будь президентом.

СА: Хочешь быть мамочкой многодетной — прекрасная, красивая миссия. Ну вот как бы просто возможность на самоопределение и на самореализацию, вот если в этом смысле, то возможно, но без каких-то крайних проявлений.

ТК: Скажите мне такую вещь. Сейчас у вас в инстаграме 160 тысяч подписчиков, правильно?

СА: 178, пока я ехала к вам.

ТК: Ну, сейчас мы с вами еще несколько сторис «запилим», как говорит молодежь, и я надеюсь, что я вам помогу трафиком.

СА: Спасибо, спасибо.

ТК: Но что меня поразило? Во-первых, я, конечно, в шоке от ваших экскурсий, я такого никогда не видела. То есть мэр, который собственноручно проводит часовую экскурсию в инстаграме, — вы уникальный человек, еще раз повторюсь.

СА: Ну, она получилась кривенькая, мне потом подсказали, что мне надо купить стедикам, чтобы...

ТК: Да, как японцы с палкой, не видели? Японские туристы всегда ходят с палками.

СА: Я ходила с палочкой, но нет стабилизации картинки, поэтому она дрожит.

ТК: Так палка все как раз будет стабилизировать вам.

СА: Я купила, следующий эфир будет лучше.

ТК: А, то есть вы с палкой теперь по городу будете ходить?

СА: Да-да-да.

ТК: Шикарно. То есть получается, что вы рассказываете о том, что вы делаете, вам пишут о проблемах, вы отвечаете, я там видела, как вы со всеми здоровались, всем рассказывали, отвечали на вопросы. И тогда получается, что, во-первых, вы управляете городом через инстаграм, то есть это самый прямой канал связи вас и ваших избирателей. Так ли это, подтвердите, пожалуйста. Вы это делаете собственнолично, собственноручно, или все-таки есть какая-то команда и помощники, потому что во всем мире все политики, которые активно используют инструмент социальных сетей, они все говорят, что у них есть команда, потому что все-таки лучше не импровизировать в прямом эфире. И что меня еще волнует, вы реально всем отвечаете в директе?

СА: Ну, я не управляю городом через инстаграм, я скорее общаюсь с городом через инстаграм, потому что управление городом, конечно, гораздо более сложная вещь. И для меня это, ну, как соцопрос что ли, единая диспетчерская служба, если хотите, то есть я мгновенно получаю сообщения и информацию о том, что происходит у нас в городе. Если авария, если там трубу прорвало, если там завоздушило отопление, значит, батареи стали холодными, кто-то заболел, а в больничку не берут, — вот эти вещи все, значит, я ловлю моментально, и это совершенно бесплатно.

ТК: Можно вопрос? Вот бесплатно, да, может быть, это аргумент. Просто я все время смотрю новости и там показывают губернаторов, мэров, у них ситуационные центры, они показывают какой-нибудь большой экран, на этом большом экране в режиме прямого эфира видно все, что в городе творится.

СА: Ну это правильно, так должно быть.

ТК: А что, в Якутске это невозможно, денег не хватает?

СА: Пока не хватает денег, но мы планируем. Вот буквально на днях я встречалась с одним из операторов, которые готовы нам это организовать, вопрос цены, то есть все должно быть разумно, ситуационный центр нужен. Все-таки тот же самый инстаграм, о котором мы сейчас много говорим, не самый подходящий инструмент.

ТК: Вас там не обманывают? Не бывает, чтобы это был какой-нибудь фейк?

СА: Нет.

ТК: Ни разу не обманывали в инстаграме?

СА: Нет, не обманывали. Единственное, один раз мне один мужчина написал, что «у меня во дворе очень грязно, куда вы смотрите, мэр, чем вы там занимаетесь?», я поехала в этот двор, а он там как раз с этим ведром стоит. Он бросил ведро и убежал, потому что во дворе было чисто.

ТК: Ага.

СА: Я не стала его ждать, потому что холодно было.

ТК: А вы ему не написали потом: «Куда убежал?»

СА: Нет, не стала. Зачем?

ТК: Какой трусливый мужчина.

СА: Да нет, ну просто, видимо, не верил, что я приеду и посмотрю.

ТК: Странно, что в Якутске еще кто-то не верит, что вы можете не приехать.

СА: Ну, это же было в прошлом году еще.

ТК: А, до? Ну понятно.

СА: Да, то есть были какие-то такие смешные вещи. Но нет, никогда не обманывают. Бывает, что на эмоциях преподносят что-то как они видят, но это же не обман, это просто...

ТК: ...своя точка зрения.

СА: Да, точка зрения.

ТК: А скажите мне, какие проблемы чаще всего решаете? Это все-таки ЖКХ, наверное?

СА: Конечно, для Якутска это ЖКХ.

ТК: Дороги, правильно, все равно?

СА: Дороги, совершенно верно.

ТК: Уборка снега?

СА: Уборка снега. У нас очень большое количество ветхого и аварийного жилья, вы у нас были, вы это видели. Ситуация, к сожалению, пока не меняется, хорошо, что Якутск, конечно, как и многие города, участвует в программе переселения, но должных темпов нет, и поэтому мы с большой надеждой ждем, вот в правительстве, в частности, Хуснуллин сказал о том, что темпы переселения будут ускоряться, и мы очень ждем, что Якутска это тоже коснется, потому что...

ТК: А вы уже стоите в очереди?

СА: Да, мы стоим в очереди, но, значит, в ближайшие 5 лет будет меньше 200 домов расселено, а это мало, мы бы, конечно, хотели больше. Поэтому следующий этап, а я полагаю, что он будет, третий этап, мы вот за короткое время уже включили почти 400 домов и намерены это продолжать, чтобы, когда...

ТК: А всего сколько домов?

СА: Вообще у нас, если говорить так, что... Ну, больше тысячи домов, безусловно, это те, которые вот прямо очень быстро надо расселить, а вообще половина жилого фонда в городе Якутске в аварийном состоянии, либо же в ветхом, дома построены давно. Поэтому есть такая проблема, она из самых главных, пожалуй. Очень много вопросов, жалоб, возмущений, претензий по нехватке мест в городских школах и детских садах.

ТК: Ага.

СА: К счастью, детишек у нас много, детишки у нас рождаются, но когда в классе по 40 человек детей, то, конечно, качество образования, безусловно, от этого страдает.

ТК: Думаете?

СА: Ну, вообще, когда я шла в первый класс, а это было очень давно, в прошлом веке, нас уже было практически 39-40 человек.

ТК: У меня было то же самое.

СА: Вот, вы учились. Но сейчас, видите, стандарты другие, требования другие, 25 детишек в классе, раковина, все вот это, то есть стандарты немножко изменились с тех пор, как... Но я предполагала, что вы гораздо моложе меня, но вы меня удивляете.

СГ  Сардана Авксентьева 2
Фотография:
Иван Краснов / RTVI


ТК: Нет, я 1975 года рождения, поэтому эпоха одна и та же.

СА: Вы прекрасно выглядите!

ТК: Спасибо, аналогично!

СА: Вот. Поэтому сейчас немножко требования другие, поэтому... Но опять же поскольку мы с вами находимся в этом периоде пандемии, социальной дистанции, и для детишек тоже как бы это все проблема. Детские сады, нехватка детских садов, нехватка ясельных мест.

ТК: А почему вот такая ситуация? Потому что, с одной стороны, город вечной мерзлоты, с другой стороны, все всегда ездили на Север зарабатывать, и в этом смысле, наверное, Якутск не исключение. Потому что вот мы с вами отдельно будем говорить про то, что к вам же активно едут, насколько я понимаю, из даже разных стран, из бывших соцреспублик, потому что что торговля овощами, что такси, что разные сервисы, которые есть в городе и в регионе, они по-прежнему, видимо, представляют собой некий интерес и потенциальную возможность монетизирования, правильно я понимаю?

СА: Ну...

ТК: То есть вы совсем дотационные, объясните мне, или у вас есть как бы возможность зарабатывать в том числе и самим?

СА: Я скажу так. Значит, по оценке экспертов «Сколково», вот мы сейчас обучаемся там, они сделали нам преконсалтинг, Якутск среди городов с численностью населения выше 100 тысяч человек занимает 118-е место.

ТК: По потенциалу?

СА: По бюджетной обеспеченности на душу населения, 22 тысячи рублей на одного жителя в год — это крайне мало, 118-е место, отсюда все наши проблемы.

ТК: Так объясните мне, может, это еще в том числе связано с тем, что отсутствует мост? Потому что в принципе два раза в год, если я не ошибаюсь, вы оторваны от большой земли. Может быть, потому что вы оторваны от большой земли, вот такая вот как бы экономическая зависимость от дотаций и как следствие вот та ситуация, о которой вы говорите? И меня очень волнует, почему, собственно говоря, весной, когда президент распорядился выделить деньги на строительство этого моста, до сих пор, я так понимаю, работы не начались, да? Это коронавирус, что-то еще?

СА: Сейчас... Вообще этот проект ведет, эта инициатива главы республики, этим занимается правительство республики. Мы, как муниципалитет, готовим участок, створ моста, значит, вот эту территорию, куда он будет вставать, вот это вот наша задача.

ТК: То есть вы занимаетесь проектной документацией?

СА: Нет, мы занимаемся той частью, где земля муниципальная.

ТК: А, то есть то, где ваша часть земли, на которой будет стоять...

СА: Да, и только лишь этим, мы не занимаемся ни вопросами проектирования, ни финансирования, ничего. Конечно, я в курсе всего, что сейчас с мостом происходит, они перешли в этап практической реализации в проектной части, но требуется доработка, потому что это очень серьезный, очень сложный объект, потому что нужны серьезные гидродинамические исследования, потому что это река с ледоходом...

ТК: ...и мост может поехать, потому что у вас вечная мерзлота, дальше потепление, я это хорошо понимаю.

СА: Да-да-да.

ТК: Сколько стоить будет мост?

СА: Сложно сказать, я...

ТК: Как Крымский?

СА: Я думаю, что должен быть дешевле, там же все-таки расстояние другое немножко, но за счет сложности, может быть...

ТК: Да, у вас же, насколько я понимаю, проблема в том, что у вас из-за того, что мы сейчас находимся в периоде очевидного потепления...

СА: Это очень сильно сказывается.

ТК: ...на вас это очень сильное оказало влияние.

СА: Очень сильно сказывается.

ТК: Это правда, что едут дома?

СА: Это правда. У нас недавно... Ну, тут не столько даже, может быть, из-за самого потепления, плюс к этому еще общие проблемы с ЖКХ...

ТК: Ну, ветхое жилье, потепление, всё вместе.

СА: Неурегулированность до конца деятельности управляющих компаний все-таки.

ТК: Ага.

СА: И у нас недавно у одного дома обвалился один подъезд, потому что потеплело, управляющая компания должным образом не обслуживала, как бы там комплекс причин, сейчас прокуратура этим занимается. Один дом у нас накренился, и вообще, конечно, состояние домов ухудшается, это безусловно.

ТК: То есть из-за потепления объективно у вас такие случаи и такие трагедии могут стать регулярными?

СА: Да. Я наблюдаю, я давно живу в этом городе, значит, я наблюдаю очень высокую обводненность грунтов, то есть начинает таять, это заметно. Плюс к этому в городе Якутске нет системы ливневой канализации, нет системы водоотведения...

ТК: То есть вода останавливается и она стоит, от этого, соответственно, все набухает, едет.

СА: И она стоит, да. И этой весной мы когда делали обход, смотрели, значит, лужи начинают появляться даже там, где их никогда не было.

ТК: Ага.

СА: Поэтому есть определенная тревожность. Работаем с Институтом мерзлотоведения, недавно проводили конференцию, все как положено, начинаем мониторинг запускать...

ТК: Ну, что когда-нибудь будет в ближайшее время? Вот мост когда будет, например?

СА: Вообще, значит, завершающий этап 2022-2024-е гг.

ТК: Ага.

СА: Ну, я повторюсь, здесь, значит, не я первая скрипка, поэтому это, конечно, вопрос правительства республики, мы просто с надеждой ждем и молимся.

ТК: Вы знаете, вот я когда готовилась к программе и вспоминала ваш город, ведь на самом деле, с одной стороны, вы как оптимист, вы задаете такой оптимистичный тон своему городу, с другой стороны, конечно, у вас в городе, особенно когда в 4 часа вечера уже стоит практически ночь, ты идешь по улице, невероятный холод до -30, и навстречу тебе идут те же собаки, конечно, картинка, мягко говоря, такая удручающая и страшная. Я люблю собак, у меня три собаки дома, я, конечно, когда была вся эта история с собаками в Якутске, была как минимум раздражена и очень расстроилась, что никакого другого решения, как взять и усыплять бездомных собак, не нашли.

Потому что среди них, насколько я понимаю, было много собак, которые бездомными стали волею случая, потому что их там брали, брали на дачные участки, они какое-то время там жили, потом хозяева по какой-то причине от них отказывались, они сбивались в стаи. И, насколько я понимаю, около 200 собак и кошек якобы усыпили из-за бешенства, а кто там был бешеный или не бешеный, никто не разобрался. Вот можете про эту историю рассказать как можно подробнее? И вообще, почему в Якутске стоит так остро проблема бездомных собак?

СА: Большое вам спасибо за этот вопрос, наконец-то у меня будет возможность, значит, скажем так, на серьезном канале, на эфире рассказать о том, как это происходило на самом деле. Потому что...

ТК: Кто принял это решение?

СА: ...обвинили во всем меня, а я ровным счетом к принятию данного решения никакого отношения не имела. Я понимаю эмоции зоозащитников, когда они увидели, значит, тела этих несчастных животных, и я видела всё это тоже, так же как и все, в социальных сетях. И как только я это увидела, я обратилась и в полицию, и в прокуратуру города Якутска, потому что я сразу поняла, что что-то произошло совершенно недопустимое. Решение принимали ветеринары.

ТК: Объясните, как.

СА: Ветеринары...

ТК: То есть есть город, в городе...

СА: Есть город Якутск...

ТК: Да, в городе Якутск кто принимает решение по отлову собак?

СА: В городе Якутске отловом собак занималось муниципальное предприятие.

ТК: Прекрасно. Но оно государственное, правильно?

СА: Муниципальное.

ТК: То есть подчиняется мэрии?

СА: Да.

ТК: Соответственно, оно взяло и волюнтаристским образом решило переловить всех собак?

СА: Дайте мне рассказать по порядочку. Значит, изначально якобы было обнаружено бешенство у одного из животных. Как только они его обнаружили, ветеринары, а ветеринарная служба относится к субъекту, то есть к республике, ветеринарная служба мне не подчиняется.

ТК: Ага, то есть ветеринарная служба федеральная, муниципальная организация, соответственно, вам подчиняется.

СА: Да. Значит, на территории...

ТК: То есть те, кто диагностировали, относятся к федералам, а те, кто отлавливали...

СА: К республике они относятся, не к федералам.

ТК: Да, они относятся к республике, простите, а те, кто отлавливали, относятся к вам.

СА: Да.

ТК: То есть, соответственно, от республиканских властей городским властям поступает сигнал, что...

СА: Нет.

ТК: А как?

СА: Непосредственно на объекте работали республиканские ветеринары.

ТК: Ага.

СГ  Сардана Авксентьева 3
Фотография:
Иван Краснов / RTVI


СА: Они принимали решение...

ТК: Диагностировали?

СА: Они принимали решение о том, что необходимо этих животных усыпить, и они это сделали комиссионно.

ТК: То есть они продиагностировали 200 собак и кошек и сказали, соответственно... ?

СА: Они их не продиагностировали, как я понимаю, значит, просто приняли решение и своим приказом решили этих животных усыпить...

ТК: То есть, если я вас правильно понимаю...

СА: ...на территории муниципального предприятия.

ТК: Да, на территории муниципального предприятия, которое подчиняется вам.

СА: Территория муниципального предприятия подчиняется мне, ветеринары мне не подчиняются, они работают там.

ТК: Ну я поняла, Сардана. Но смотрите, все равно ситуация выглядит криво, потому что... То есть они обнаружили одну собаку с бешенством, походу, соответственно, было 200 бездомных собак и кошек, кто-то там, может быть, не знаю, живодер, может, из каких-то других соображений решил, а давайте под эту песню всех усыпим. Соответственно, на территории муниципального предприятия, территория которого принадлежит республике, но люди-то подчиняются вам, было принято это решение, взяли и 200 собак и кошек усыпили.

СА: Да.

ТК: У меня к вам вопрос просто. Вот вы об этом из соцсетей узнали, или все-таки до вас это дошло и вы это... ?

СА: Я узнала об этом из соцсетей, когда получила...

ТК: То есть вы не... Как бы это, ну как, само предприятие вас не спрашивало?

СА: Нет-нет-нет...

ТК: То есть ваше согласие не требовалось? То есть в Якутск можно приехать, перестрелять всех кошек и собак?

СА: Ну почему, если вы республиканский ветеринар на объекте, который объявлен вашим решением карантинной зоной...

ТК: ...можете делать все что хотите?

СА: ...и на территории города введена чрезвычайная ситуация, а вы республиканский ветеринар, то вы, конечно, принимаете это решение. Это как Роспотребнадзор во время пандемии.

ТК: Услышала. Дальше вы из соцсетей узнаете, что 200 собак и кошек, соответственно, усыпили. Ваши действия?

СА: Я звоню в прокуратуру, и я звоню в полицию, для того чтобы они начали расследование и проверку, что там произошло и кто принял это решение. Потому что, когда, значит, было объявлено о ЧС в городе Якутске и в Жатае, это пригород отдельный муниципальный, по бешенству, мы собирали комиссию и спрашивали там ветеринаров, что дальше будет с этими животными, нам совершенно четко, и это в протоколах зафиксировано, ответили: «Мы их 24 дня (или 21) будем наблюдать», — а потом делают вот так. Другой разговор, почему работники муниципального предприятия, которые при этом присутствовали, мне не сообщили, это другой разговор. Но тем не менее, значит, обращались...

ТК: Кто-то наказан?

СА: Да, была проверка прокуратуры республики, была проверка прокуратуры города Якутска, уволены ветеринары...

ТК: ...которые приняли это решение?

СА: ...которые приняли решение, покинул свою должность и руководитель республиканской ветеринарии.

ТК: Ага.

СА: Муниципалитет виновным не признан, мэр города Якутска не убийца. Более того, я вам скажу, что у меня до недавнего времени было три собаки, две, правда, были уже возрастные, сейчас пока остался один малыш, поэтому... Я все детство провела с собаками, я обожаю собак, я никогда бы не позволила, значит, вот такому свершиться. И вот эта чудовищная ложь, которая полилась на меня со всех сторон, конечно, если говорить по-простому, было очень обидно, потому что...

ТК: Но вы правильно сказали, вас подставили. То есть почему руководитель муниципального предприятия, прежде чем устроить эту бойню на своей территории, вам не позвонил и не предупредил вас? Ну вы же как руководитель прекрасно понимаете, что сотрудник, который принимает вот такое решение, берет на себя такую ответственность, или просто, не знаю, живодер, или...

СА: Нет.

ТК: А как?

СА: А как он берет на себя ответственность, если руководитель муниципального предприятия не принимает решение об убийстве животных?

ТК: Слушайте, да, но мы с вами тоже руководим людьми, мы сейчас до эфира с вами сидели, вы видели, какое количество людей мне звонят.

СА: Ну конечно, конечно.

ТК: Уверена, точно так же и вам. Иногда советуются по такой глупости, по которой можно не советоваться.

СА: Ну смотрите, какие я извлекла из этого, из этой ситуации уроки и выводы? Сейчас пункт передержки животных передан некоммерческой организации «Помоги выжить», это общественная организация зоозащитников...

ТК: Ну то есть которая, понятно, что да, не даст такому еще раз свершиться.

СА: Да, потому что я считаю, что, значит, с животными должны заниматься те люди, которые их любят.

ТК: Налог на собак, это же тоже вы автор этой идеи, правильно?

СА: Ну да.

ТК: И что хотите сказать по этому поводу? Вас, насколько я знаю, критиковала «Единая Россия». Зачем это нужно? Что за налог? Чем поможет?

СА: Ну, не «Единая Россия», а один из депутатов от «Единой России», не «Единая Россия» меня критиковала. Ну, вы знаете, значит, когда я написала эту идею, поделилась ею с жителями города, они ее поддержали, потому что 100 рублей в год для владельца собаки — это не критично. Более того, сейчас и в Конституции установлено, что местное самоуправление может устанавливать свои налоги.

ТК: В новой Конституции вы имеете в виду?

СА: В новой Конституции, я понимаю...

ТК: За которую вы не голосовали.

СА: Это отдельное, мы сейчас об этом поговорим с вами. Самообложение есть и всегда было, никакой проблемы здесь нет. Если мы на эти деньги, а я вам объясняю, что в муниципалитете денег не хватает, построим площадки для выгула животных, что в этом плохого?

ТК: Нет, это так называемые центры по передержке животных в том числе, когда вы понимаете, прежде чем вы найдете следующего хозяина, вы абсолютно спокойно можете собаку держать 2-3 месяца.

СА: Абсолютно. Но кто взял собак из приюта, кто держит животных на передержке и так далее, конечно, они же могут от любых платежей освобождаться. Это же все обсуждаемый вопрос, то есть это вопрос...

ТК: Нет, я понимаю, я как раз с этой инициативой согласна. Если денег не хватает, то вопросов нет.

СА: Да. Но почему-то это вызвало очень гневную реакцию, и я не понимаю... Ну а что, нельзя предложить уже, нельзя обсудить? Не нравится, ну и не примут, что и произошло в конце концов. Но тем не менее, значит, проблема в том, что... Я удивительно везучий мэр. Сначала у меня приключилась мусорная реформа, мы весь 2019 год бились с этой мусорной реформой, теперь у нас, значит, приключился, введен в действие новый закон об ответственном обращении с животными с 1 января этого года.

Но тут же надо понимать, как, — это полномочие субъекта, субъект передает муниципалитету, денег передают недостаточно, недостаточно. И сейчас наша общественная организация, которая взяла на содержание этот пункт передержки животных, им тоже не хватает денег, мы сейчас будем в конце года им помогать, еще что-то делать. Поэтому на самом деле вопрос еще такой подвешенный, потому что все-таки я считаю, что... И я думаю, что эта проблема не только в городе Якутске, вот я когда читала...

ТК: Я думаю, что это проблема достаточно остро стоит во многих городах.

СА: Недостаточное финансирование муниципалитетов на исполнение переданных государственных полномочий. И кстати, в одном из своих обращений Владимир Владимирович Путин говорил о том, что муниципалитеты в должной степени должны финансироваться на те полномочия, которые они исполняют вместо государства, но пока вот так. Тем не менее весь этот шум тоже пошел на пользу, потому что финансирование было все-таки увеличено. Но пункт передержки животных на сегодняшний день не соответствует всем требованиям приюта, к сожалению, то есть в половинчатом...

Ну и самая главная причина, вы в самом начале спросили, почему в Якутске так много бродячих животных, — я считаю, что должно быть ответственное отношение хозяев: нельзя брать летом на дачу собачку, а потом ее там оставлять, это неправильно, и детей нужно воспитывать. Поэтому сейчас наши зоозащитники, им огромное спасибо, они ходят по школам, разговаривают с детьми, детей возят в пункт передержки животных, то есть вот эту работу надо усиливать, конечно, безусловно.

ТК: Вот в Якутске можно три причины назвать, зачем ехать в Якутск и что турист там может увидеть из того, что он не может увидеть в другом регионе?

СА: Я думаю, что в Якутск, в Якутию нужно ехать, чтобы, во-первых, увидеть величие природы, во-вторых, увидеть возможности, бескрайние возможности человека. Потому что если человек не просто выживает в Якутии, а живет, мечтает, творит, развивается, то это прямо вот успех человечества. И если что-то работает в Якутии, то это может работать везде: лампочки, машины, я не знаю, любые механизмы...

ТК: То есть вы сейчас хотите сказать: «Приезжайте, попробуйте выжить в вечной мерзлоте, потому что если вы выжили в вечной мерзлоте, вы уже везде приживетесь»?

СА: Потому что вам уже ничего не страшно, конечно, мы же живем на льду. Красота удивительная, экстрим потрясающий, промышленный туризм сейчас у нас республика начинает развивать.

ТК: А что это такое?

СА: Вы знаете, оказывается, людям очень интересно посмотреть, например, на алмазную трубку, как она выглядит, она просто гигантская.

ТК: Это знаменитые якутские алмазы вы имеете в виду?

СА: Да-да-да, то есть людям это очень интересно. Значит, шахты Шергина очень интересный объект, это как бы такая шахта — она показывает слои вечной мерзлоты. Музей мамонта, когда вы были, он был уже открыт, наверное?

ТК: Нет, я не была в Музее мамонта.

СА: Музей мамонта.

ТК: То есть реально есть... ?

СА: Есть Музей мамонта, да. Алмазное хранилище, сокровищница алмазная, где можно посмотреть уникальные изделия. Ленские столбы, всемирный памятник ЮНЕСКО, он включен.

Событийный туризм — «Зима начинается в Якутии». Если вы не были в Якутии зимой, то вы ничего не знаете о зиме вообще, потому что этот фестиваль, который много лет назад был организован, он ежегодно проводится. Уникально, это ралли на Северный полюс, это фестиваль ледовых скульптур и много-много всякого другого, это очень интересно. Самое главное, гвоздь программы — это кулинарная идея, когда лучшие рестораны города Якутска показывают, демонстрируют и, конечно же, угощают блюдами национальной кухни и так далее. Если мы говорим о событийном туризме, то, безусловно, национальный праздник Ысыах...

ТК: Ысыах?

СА: Ысыах.

ТК: А что там происходит?

СА: Мы встречаем лето, это якутский Новый год, если можно так выразиться.

ТК: Это с шаманами?

СА: Это необязательно с шаманами, это скорее с алгощитами...

ТК: А чем алгощиты отличаются от шаманов?

СА: Алгощиты, значит, благословляют, это не шаманы.

ТК: А чем отличаются... ? А шаманы не благословляют никогда?

СА: Нет.

ТК: То есть они просто... ?

СА: Нет, шаманство — это вообще немножко такая сложная история, как бы шаманы ведь как связующее между Верхним и Нижним миром, это такая история сложная.

ТК: Мы в Нижнем, правильно я понимаю?

СА: Мы в Среднем.

ТК: А, мы в Среднем.

СА: Мы в Среднем, да, а они связывают Верхний, Нижний и Срединный мир.

ТК: Ага, и могут отправлять туда-сюда?

СГ  Сардана Авксентьева 4
Фотография:
Иван Краснов / RTVI


СА: Да, туда-сюда они сами отправляются, они с кем-то общаются и так далее. Ну то есть, если говорить серьезно, то шаманизму посвящено очень много научных трудов, в рамках одной передачи и встречи об этом не расскажешь. Но поскольку я заканчивала историко-юридический факультет Якутского госуниверситета, я историк по образованию, то, конечно, я ответственно заявляю, что шаманизм — это очень сложное явление, которому посвящено действительно много научных трудов, этапам и отношениям. А Ысыах нет, это как бы праздник благословления, праздник встречи лета. Вообще, все самое лучшее у якутов всегда происходило в этот праздник.

ТК: То есть там ничего опасного и ничего трансцендентного?

СА: Абсолютно нет, абсолютно. Более того, он сейчас становится таким межнациональным праздником, культурным праздником, все приходят в своих национальных костюмах, кто в каком считает необходимым прийти...

ТК: А я не могу вас не спросить...

СА: Триста тысяч с лишним участников бывает за два дня этого праздника.

ТК: Вы уж меня извините, но сейчас просто в России не то чтобы сильно развито, но в Москве многие про это знают, что особо желающие продвинуться в верхнем, среднем или не знаю, в каком мире, они ездят в Мексику и принимают такой наркотический напиток аяауаску, вы слышали про это?

СА: Я слышала про это, но не понимаю, к чему этот вопрос.

ТК: А вот к тому, что, вы понимаете, люди ездят в Мексику, это же тоже часть туризма, как это ни страшно звучит, это стоит очень больших денег. Мне кто-то сказал, я была в шоке просто, что теперь какая-то группа людей оттуда приехала в Подмосковье... То есть это же на самом деле, все, что имеет спрос, все стоит денег. И я не могу вас не спросить — а может быть, вот шаманизм тоже как-то структурировать и сделать частью этнокультуры и туризма?

СА: Ну, вообще...

ТК: Это возможно или это невозможно?

СА: Я думаю, что вряд ли это возможно, поскольку оно в принципе не культурное какое-то мероприятие и это не...

ТК: Это не управляемое мероприятие?

СА: Это некоммерческое мероприятие, как правило.

ТК: То есть этим управлять нельзя?

СА: Ну, они сами как-то там управляют, но не светскими...

ТК: Ну вот они не влияют на что-то? С ними не надо договариваться, что, условно говоря, вы, например, мэр, а шаманы могут на вас порчу наслать?

СА: Ну, мне об этом неизвестно по крайней мере ничего.

ТК: Но они же могут прийти и сказать, вот как, например, те же индейцы: все понимают, что эту резервацию трогать не надо.

СА: Нет-нет, нет-нет, у нас не так.

ТК: То есть такого взаимодействия нет. А скажите мне, вы вот рассказывали, что вы жевали смолу, сидя на ступеньках школы, и меня эта история потрясла. Во-первых, цыгане в Якутске, то есть цыган много в Якутске?

СА: Ну, сейчас не так много, как...

ТК: ...в вашем детстве?

СА: ...было в те времена, да. Ну есть, приезжают обычно, да.

ТК: Как вообще с зубами?

СА: Ну, пломбы все вылетели тогда, но, слава богу... Потому что это что? — смолка. А у вас не продавали такой?

ТК: Вы знаете, нет. У нас цыган было очень много и они продавали жвачку, которая называлась «Дональд Дак», и они еще стояли и говорили: «Жвачка-жвачка “Дональд Дак”». И вот, соответственно, с Дональдом Даком жвачку я все время покупала...

СА: Нет, у них там какие-то коричневые такие были, светло-коричневые палочки со вкусом смолы.

ТК: То есть это что-то было совсем собственного производства, я так понимаю?

СА: Ну да, что-то они варили такое.

ТК: А скажите, еще такой интересный был фрагмент из вашей биографии, что вы выросли в доме, который в Якутске называют «Наглость украинцев». Что это вообще значит?

СА: «Наглость Украины».

ТК: «Наглость Украины», еще точнее, спасибо. Откуда такое название и почему? Якуты что, не любят украинцев?

СА: Нет, абсолютно никак с этим не связано. Вообще, Якутия очень многонациональная, и Якутск, соответственно, тоже, 120 национальностей проживает в Якутии и Якутске, очень много национальных общин. Вообще, сам по себе Якутск очень, ну вы были, вы видели, он дружелюбный, гостеприимный, нет там никакого этого национализма.

ТК: Мне сразу наливали и сразу давали строганину, вот это я помню очень хорошо.

СА: Ха-ха-ха, гостеприимные.

ТК: Я пришла в номер, здание было на сваях, я такого никогда не видела, я первый раз в жизни это увидела. И был такой воздух разреженный, что мне впервые в жизни при моей активности было тяжело дышать, я пришла и легла. А потом мне сказали, что так долго лежать не надо, надо вставать, и вот, значит, меня подняли, дали мне, соответственно, крепкий алкогольный напиток и строганину, вот оттуда я знаю, собственно говоря, строганину.

СА: Ага.

ТК: И я как-то ожила.

СА: Да, наверное, помогает. Я строганину ем без водки, поэтому не могу сказать, как это...

Ну вот, возвращаясь к теме, — нет, совершенно веселая история. На первом этаже этого дома, в котором я выросла, находилась центральная контора компании «Якутуголь», очень мощное предприятие по тем временам, и в руководстве, и среди работников было много украинцев, было много украинцев. И вот они, значит, когда затеяли строить себе офис на первом этаже...

ТК: Это в советское время, правильно я понимаю?

СА: Да, тогда еще.

ТК: То есть по распределению ребята приехали работать?

СА: Да-да-да.

ТК: Советское распределение классическое.

СА: Абсолютно, да, замечательная история, очень большой вклад внесли вообще в развитие угольной промышленности Якутии. И они решили построить дом, хотели построить на проспекте Ленина. На проспекте Ленина земельный участок как-то не получился, и они боком вошли, значит, в проспект Ленина, он так боком воткнулся, одним торцом, и они сами шутили, что это вот они такие...

ТК: А, «Наглость Украины», потому что территорию не дали, а они боком заехали.

СА: Потому что им не дали на проспекте построиться, они вклинились. Мы с нашими соседями жили очень дружно, я до сих пор помню украинские песни, вкуснейшие блюда, и сало, и борщи эти, вот как тетя Галя наша буряк готовила, которая жила напротив нас, поэтому это самые лучшие воспоминания.

ТК: Слушайте, ну вот вы так тепло отзываетесь о Советском Союзе в том числе, я у вас тоже не могу не спросить... Ну, с Украиной вы прекрасно видите, что происходит, сейчас волнения в Белоруссии. Как вы оцениваете вообще появление той же Тихановской? Вот я готовилась к эфиру, прошла новость, что она будет выступать в парламенте Франции. Вы вот... Еще раз, я не то что хочу заклеймить и сказать, что вы политик из советского прошлого, но тем не менее у вас понятная биография. Вот человек был домохозяйкой, а сегодня она уже выступает перед парламентом Франции. Как вы считаете, вообще насколько это возможно — вот так быстро стать политиком? Как вы к ней относитесь? Как вы оцениваете ее перспективы?

СА: Очень сложный для меня вопрос, потому что я могу судить только по той информации, которая до меня доходит. Вообще я думаю, что все равно должна быть подготовка, все равно должен быть опыт, все равно руководить государством очень сложно. Я вот руковожу городом 2 года, и я понимаю, что это ну просто иногда адова сковородка, а руководить государством... Ну вот все-таки опять же крайности, которых я не люблю, вот эта ситуация — это крайность, или вот так, или вот так.

ТК: Но смотрите, при всем при том, что вы для политики ребенок, вы меня уж извините...

СА: Ну конечно.

ТК: Когда моя мама смотрит кандидатов, которые вот-вот сейчас, собственно говоря, войдут в финальный вагон предвыборной гонки в Соединенных Штатах Америки, то она говорит, что всем, кому 50, — они только открывают глаза.

СА: Конечно.

ТК: То есть вы, по большому счету, только открыли глаза...

СА: Конечно.

ТК: ...исходя из того, что кандидатам теперь в политике 76, 78, 84 и так далее. Вы... Смотрите, с одной стороны, вы делаете классическую политическую карьеру, то есть понятно, что вы можете идти дальше, дальше, дальше, и все возможности у вас для этого есть, я имею в виду с точки зрения навыков.

С другой стороны, Конституция, которая является самым обсуждаемым проектом в стране, насколько я понимаю, была фотография случайная или неслучайная, где вы проголосовали против поправок и против новой Конституции, потом что-то с этой бумажкой сделали, поменяли вашу галочку, вы выступили и сказали, что вашу галочку поменяли. Поправьте меня, в чем здесь я ошибаюсь, и как было на самом деле?

СА: Нет, вы совершенно правильно все сказали, именно так и было.

ТК: То есть вы пошли голосовать против?

СА: Да.

ТК: Почему?

СА: Там 206 поправок, огромный массив. Большинство из них я абсолютно принимаю, часть мне непонятна, но я понимаю, что эти нормы появляются не зря, но окей, я к ним отношусь нейтрально. Была одна норма, ну уже есть, которая встретила в моей душе сопротивление, — это то, что, значит, главы городов, столиц субъектов, могут теперь назначаться, то есть это отмена выборности мэров. Вот с этим я — как избранный мэр — не согласна.

Но тут же, видите, как меню, как комплексный обед, или ты берешь все, или ты не берешь ничего, потому что... А в большинстве своем поправки абсолютно которые я поддерживаю, но выборность мэра, я все-таки считаю это для себя, для меня, для моего избирателя это принципиально, потому что местное самоуправление, без лишнего пафоса, — это та основа, на которой строится государство, и все-таки оно должно быть ближе к людям. И когда ты избранный мэр, когда ты избранный мэр, а не назначенный кем-то, то у тебя как бы смещаются приоритеты, перед кем ты...

ТК: Я вас слышу. Я как раз говорила с автором этих поправок господином Клишасом, и я даже его спросила, не считает ли он, не считал ли бы он правильным, чтобы каждую поправку предложили в отдельности, объяснили и разобрали. Потому что я понимаю вашу логику в поправке с назначением мэров, я, например, понимаю, что вот, условно говоря, сейчас американцы впервые голосуют по почте. Ну, это даже не смешно, потому что вы понимаете, что голосование по почте сделать прозрачным, транспарентным очень сложно.

СА: Ага.

ТК: Но коллегия выборщиков делает свое дело, и по логике, мне кажется, любые выборы, даже муниципальные, можно привести, например, к такому стандарту, как идея, когда с одной стороны есть народный фильтр, с другой стороны есть профессиональный фильтр. Потому что вы, наверное, со мной тоже согласитесь, что при наличии тех технологий, которыми вы так блистательно пользуетесь, любые террористы, экстремисты, аферисты могут пользоваться также этими технологиями, вводить народ в заблуждение и побеждать на мэрских выборах, не так ли?

СА: Теоретически, теоретически это, конечно, возможно, если город, например, очень большой. В маленьких городах, в небольших городах, в средних городах это сложно, потому что все на виду. Если ты всю жизнь прожил в этом городе, то понятно, что ты из себя представляешь.

ТК: Ну подождите, то вы вначале говорили, что условно вас никто не знал, а с другой стороны вы говорите, что...

СА: Нет, ну они же потом узнают, в процессе-то они интересуются, это кто такая, где она, чего она, они все равно узнают.

ТК: Ну смотрите, если, условно говоря, у вас не было профайла, вам подружка подарила профайл и с этого все началось, точно так же, вы же понимаете, профессиональные люди могут создать профайл, придумать человека, и тот человек, который на самом деле выиграл, может вообще не соответствовать тем интересам, которые за этим человеком.

СА: Да. И когда мы эту тему обсуждали на Общероссийском гражданском форуме, мы тоже об этом дискутировали.

ТК: Это палка о двух концах.

СА: Сейчас что об этом спорить, решение принято. Сейчас все-таки представительные органы власти на местах должны взять на себя эту функцию именно представительства народа, то есть депутаты Якутской городской думы, то есть вот это представительство теперь должно смещаться вот так. Я не люблю рассуждать «а было бы», «а если бы» — вот сейчас в конкретно взятом городе Якутске Якутская городская дума должна взять на себя всю полноту ответственности как народные избранники. Ну и как бы выборы мэра в городе Якутске еще не отменены пока, поэтому будем смотреть, что дальше будет происходить.

ТК: Вас ругали за то, что вы сделали?

СА: Что? Ругали?

ТК: Ну да.

СА: Нет, не ругали.

ТК: Ну что вам сказал губернатор? В принципе, это вроде должно быть командной игрой, а тут, собственно говоря, вас хотели представить как человека команды губернатора, а тут оказывается, что вы вообще не в команде губернатора, у вас своя команда.

СА: Ну, я писала об этом, объясняла, что я не считаю... Раз пошло голосование, значит, людям разрешили высказать свое мнение, правильно? Ничего незаконного в том, чтобы голосовать «за» или «против», нет.

ТК: Конечно.

СГ  Сардана Авксентьева 5
Фотография:
Иван Краснов / RTVI


СА: Во-вторых, почему у нас каждые выборы превращаются в какое-то маленькое столкновение? Вот вообще, если заходить чуть дальше, любая поляризация общества — это всегда нехорошо. В данном случае произошла поляризация, это нехорошо. Прививки: одни за прививки, другие против прививок.

ТК: А вы сами-то привились?

СА: Пока еще нет, я обязательно привьюсь. Я немножко простыла, но я делаю это ежегодно, я привьюсь. Против коронавируса пока у нас обычных людей не прививают, пока прививают медиков; как дойдет дело до обычных людей, я тоже привьюсь, я в этом смысле очень как бы поддерживаю эти вещи.

ТК: Штабная культура высокая.

СА: Вот. Значит, опять же, например, зоозащитники...

ТК: Ну так вы говорите, что, условно говоря, мэр и губернатор могут по-разному смотреть на законодательные инициативы, спускаемые сверху, правильно?

СА: Ну конечно, а почему нет?

ТК: А скажите, все равно же вы работаете в системе, правда? Все равно власть — это некая корпорация. То есть я работаю, например, в компании, у нас есть корпоративные правила, то есть когда вся корпорация, собственно говоря, принимает какое-то решение, может кто-то не соглашаться, но всегда за этим следуют оргвыводы. То есть никаких оргвыводов не было ни в Москве, ни с губернатором? То есть все сказали: «Молодец Сардана, здорово, что она одна выступила и сказала, что вот не надо было вот эту вот поправку проводить»?

СА: Нет, ну конечно, никто не говорил «молодец, Сардана», но и то, что «Сардана, ты больше не жилец», тоже не говорили, понимаете? Потому что на самом деле я свою позицию объяснила... И вообще, я не считаю, что произошло нечто из ряда вон выходящее. И потом, когда мы говорим о местном самоуправлении и сравниваем его с корпорацией, это не совсем правильно, это не корпорация, это скорее общественная организация. Местное самоуправление на сегодняшний день в том виде, в котором оно есть, — это большая общественная организация: люди собираются, сход, как в прежние времена, собирается и решает: «Вот ты будешь у нас...»

ТК: Но нет бюджета, нет решения, бюджеты-то корпоративные.

СА: Бюджет у города Якутска наполовину собственный, остальное...

ТК: Да, но наполовину финансируется из федерального центра.

СА: Ну правильно, он финансируется на исполнение государственных полномочий, государственных стандартов, это на деньги тех же налогоплательщиков.

ТК: Я не спорю.

СА: Это же не значит, что, если мэр проголосовала против Конституции, давайте мы Якутску денег не дадим.

ТК: Нет, ну о чем вы говорите?

СА: Конечно.

ТК: Наоборот, мне просто интересно, потому что вы такой редкий пример для страны, тем интереснее про это разговаривать. Но вот смотрите, может быть, тогда в такой же логике имеет смысл вступить в «Единую Россию», для того чтобы доказать всем, что эта партия может... ?

СА: Это опять другая крайность: а почему обязательно «Единая Россия», для того чтобы решить какие-то вопросы?

ТК: А я вам скажу, почему. Вы знаете, вот американская модель не просто так возникла все-таки. Вот сейчас она терпит большие изменения, но тем не менее две мощные партии в любой стране — это всегда возможность определиться, за консервативные ты ценности, за более консервативные ты ценности или менее консервативные ты ценности. Если, условно говоря, в этой партии есть яркие люди, у них есть большое политическое будущее, так просто пока устроен мир, может, сейчас все поменяют, но пока это так. Поэтому я не могла у вас не спросить, может быть, вам имело смысл вступить в «Единую Россию», чтобы продолжить начатое вами дело?

СА: Я изначально говорила о том, что я не отношу себя ни к какой партии, я беспартийный человек.

ТК: Никогда не вступите?

СА: Ну, никогда не говори никогда, но пока таких планов нет. Потому что все-таки любая партийная принадлежность обязывает, а моя партия — это город Якутск, вот я как-то пока...

ТК: А дальше что будет с мэрством? Хотите быть мэром еще раз?

СА: Я думаю, что это не зависит от того, хочу я или не хочу, мы посмотрим результаты моей работы, и если жители города Якутска… Во-первых, если выборы не отменят, а во-вторых, если жители города Якутска решат: «Хорошо, окей, Сардана молодец, оставайся на второй срок, мы тебя выберем», — так и будет. Тут моего желания недостаточно.

ТК: Ну, теперь надо, чтобы вас назначили.

СА: Но пока же ведь еще закон не подписан федеральный.

ТК: Значит, еще успеете на выборы. Так в чем проблема?

СА: 2023 год, я не знаю.

ТК: А что вам тут не знать? Вам будет 53 года, молодая, красивая...

СА: Ну что мы сейчас с вами будем сидеть на кофейной гуще гадать? Ну как мы будем...

ТК: Зачем гадать? Вы приехали в Москву учиться, вы чему-то же здесь учитесь, для чего-то же учитесь, правильно?

СА: Следующие выборы в 2023 году.

ТК: Да.

СА: В нашем быстро меняющемся мире это много, это 2021 год, 2022 год, 2023 год.

ТК: Нет, я понимаю, что у вас в 2023 году могут федеральные амбиции появиться, это я тоже понимаю.

СА: Я исключаю для себя это абсолютно.

ТК: То есть вы никогда в жизни не будете иметь федеральные амбиции?

СА: Я не хочу.

ТК: То есть дальше Якутии вы уходить не хотите?

СА: Нет, я не хочу совершенно.

ТК: То есть как потолок политической карьеры это губернатор, соответственно, максимум?

СА: Я не собираюсь быть даже губернатором, потому что я никогда не жила на северах, я не знаю, что такое Север, проблематику не знаю. Я не разбираюсь в сельском хозяйстве, я далекий от сельского хозяйства человек, я не разбираюсь в промышленности.

ТК: Но в мэрстве-то вы как-то разобрались.

СА: Потому что это мой город, я здесь живу, я эти проблемы знаю.

ТК: Но мы знаем не одного мэра, который потом...

СА: Нет, я не собираюсь. Я понимаю всю провокационность этого вопроса, я ответственно заявляю, что я не собираюсь...

ТК: То есть вы прямо слово даете?

СА: Абсолютно. Я не собираюсь быть губернатором или еще кем-то.

ТК: Ну не знаю, а потом вдруг сложатся обстоятельства так, что предложат быть министром образования условно, и?

СА: Я не могу быть министром образования хотя бы потому, что я в школе не работала. Понимаете, человек должен знать и понимать свои компетенции.

ТК: А кто сказал... У нас было очень много министров образования, которые работали в школе, и, честно вам скажу, ничего хорошего из этого не получилось.

СА: Но все-таки... Опять же, мы с вами много говорили сегодня о том, что мы советские люди, должны быть определенные этапы развития специалиста, руководителя...

ТК: Так я и хочу это в конце интервью понять, то ли каждый сверчок знай свой шесток, по-советски, то ли вы как бы сильная женщина, которая ради людей готова идти на жертвы. Вот вы просто на этот вопрос ответьте, и можем закончить интервью.

СА: Я думаю, что... Вы меня прямо врасплох, «жертвы»...

ТК: А политика — это всегда жертва...

СА: Ну, я думаю, что на самом деле когда ты много работаешь, когда ты оторван практически от семьи, ты не уделяешь должного внимания ни семье, ни той же собаке, например, то это уже определенная жертва. Когда ты с чем-то не согласна и ты об этом говоришь, это тоже жертвы.

ТК: Значит, вы готовы идти дальше.

СА: Ну нет, никаких планов пока нет.

ТК: Любимая грузинская песня какая?

СА: Я с удовольствием пою «Тбилисо», и мне очень нравится, она не грузинская, но из фильма «Арго», там исполняет ансамбль «Иверия»...

ТК: Я вас слушаю внимательно.

СА: Да.

ТК: Просто что про песню говорить, спойте!

СА: Спойте?

ТК: Да!

СА: Ха-ха-ха!

ТК: Ну а как? Вот вы говорите... Я вот всегда, как грузинка, когда люди говорят: «Я люблю грузинские песни», я говорю: «Ну что они рассказывают сказки?» Вы можете ее спеть?

СА: Если вы мне подпоете.

ТК: «Тбилисо, мзис да вардебис мхарео, Ушенод сицоцхлец ар минда…» Я просто не знаю…

СА: Вы на грузинском, а я на русском спою.

ТК: Давайте.

СА: «Какой лазурный небосвод Сияет только над тобой, Тбилиси, мой любимый и родной. И Нарикала здесь стоит Как память прошлых давних лет, Твою главу венчая сединой...» — ну как-то так.

ТК: «Расцветай...»

СА: «...под солнцем Грузия моя».

ТК: «...под солнцем Грузия моя».