Сюжеты
20:41
4 Сентября 2019 г.
«Гомосексуальность не требует доказательств»: почему гей-пару из России не хотят признавать беженцами в Германии
Поделиться:

«Гомосексуальность не требует доказательств»: почему гей-пару из России не хотят признавать беженцами в Германии

Фотография:
из личного архива Андрея

В конце июля административный суд в баварском городе Регенсбурге отказался предоставить статус ЛГБТ-беженца выходцу из России Андрею П, который вместе со своим партнером Борисом в 2015 году уехал в Германию. Решение, в частности, обосновали тем, что суд не нашел достаточных подтверждений его ориентации. В ответ заявитель объявил голодовку и пикетирует здание суда. О том, почему гей-пара уехала из России, как складывалась их жизнь в Германии и какие основания были у судьи, чтобы сомневаться в этой истории, — в материале RTVI.


Однополая пара из России Андрей и Борис переехала в Германию из Петербурга в 2015 году. Оба рассчитывали получить статус ЛГБТ-беженцев из-за притеснений, с которыми, по их словам, они сталкивались на родине.

Как рассказал Андрей в интервью RTVI, со своим спутником он познакомился в 2001 году в Твери. Они встретились в неофициальном гей-клубе «Адам и Ева». Там устраивали шоу, в которых Андрей выступал в образе травести. «Это единственный молодой человек, который был у меня всю жизнь, а я — у него, поэтому мы так и идем по жизни вместе», — добавил Андрей.

До знакомства с Борисом он успел вступить в брак, который называет «ошибкой» из-за неосознанной до конца сексуальности. После каминг-аута жена подала на развод. Как говорит Андрей, гомофобия и косые взгляды в маленьком городе были неизбежны, поэтому пара переехала в Петербург, рассчитывая, что там они смогут полноценно жить и не скрывать отношения, представляясь то друзьями, то братьями.

В Петербурге Андрей продолжил выступать на сцене, в основном в жанре травести. После того как в России приняли закон о запрете пропаганды гомосексуализма, подобные шоу перестали устраивать в открытую, и он стал менеджером по организации мероприятий. По словам Андрея, он участвовал в подготовке, например, Петербургского экономического форума и праздника по случаю Дня города.

1
Фотография:
из личного архива Андрея

Но надежды, что жить в Петербурге будет сильно легче, не оправдались. Как отмечает Андрей, травля, издевки и оскорбления начались, в частности, потому что в интернете находили его выступления в женских образах. «Мой руководитель был чрезвычайно гомофобным человеком. Меня начали снимать с проектов. Дошло до того, что в какой-то момент началась дискриминация в работе: определенные проекты, заказы, за которые меня лишили премии без объяснений», — вспоминает он.

По словам Андрея, на почве гомофобии у него начались конфликты с «серьезными людьми» и дело дошло до угроз, что ему подбросят наркотики. Гей-пара решилась эмигрировать. «Выбор пал на Германию как на более демократическую страну, которая осудила гомофобию в России», — объясняет мужчина.

В июле 2015 года они с Борисом приехали в Германию и попросили убежище в лагере для мигрантов в баварском городе Регенсбурге. После этого они сдали анализы, получили комнату и временные документы. Для пары даже сделали исключение: разрешили не есть в общей столовой, а выдали пособие, поскольку они — строгие веганы.

Из лагеря пару переселили в первый приют для беженцев. «В нем жили люди из Украины, Беларуси, Армении, Азербайджана, большинство из них — с криминальным прошлым», — рассказал Андрей и пожаловался на соседей, которые были «гомофобно настроены». Он уточнил, что сначала их просто игнорировали, а потом стали буквально ломиться в дверь.

С гомофобией, по его словам, пара сталкивалась и после переселения в другие общежития для мигрантов. Вскоре у него с Борисом начались конфликты. «Чтобы сохранить наши отношения, я решил найти работу. Работа — основание для того, чтобы нам разрешили переехать», — уточнил Андрей. Через знакомых в Регенсбурге ему удалось устроиться медбратом.

2
Фотография:
из личного архива Андрея

С Борисом они жили отдельно: в Регенсбурге первое время Андрей «спал на полу» в квартире знакомых, а потом арендовал комнату. Его партнер тем временем переехал в общежитие для ЛГБТ-мигрантов в Нюрнберге. «С Борисом мы виделись только на выходных: то он ко мне приезжал, то я к нему», — поясняет Андрей.

В мае 2017 года ведомство по делам мигрантов отказалось признать пару из России беженцами. Специалисты миграционной службы посчитали их доводы о преследовании в России и невозможности вернуться на родину неубедительными. Андрей и Борис обжаловали решение в суде.

В июле 2019 года в административном суде Регенсбурга рассматривали апелляцию Андрея. 19 июля прошло первое заседание, но решение тогда не приняли. По словам истца, у судьи появились сомнения в его сексуальной ориентации. Второе слушание назначили на 27 июля, а Бориса пригласили выступить свидетелем.

Судья подтвердила отказ в предоставлении убежища, которое вынесло ведомство по делам мигрантов, без возможности обжалования. Как говорится в решении, «изложенные истцом факты в целом свидетельствуют не о гомосексуальной ориентации истца, а скорее о том, что он использовал гомосексуальность как предлог», чтобы остаться в Германии.

Сомнения суда вызвал рассказ Андрея. Например, из-за отсутствия конкретики и детального описания примеров дискриминации в России. Кроме того, некоторые показания противоречили друг другу. Например, заявитель сказал суду, что общался в Германии с прессой и давал интервью, из-за которых может столкнуться с преследованием в России, но, как выяснилось в ходе слушания, интервью давал его партнер Борис, а на видеозаписях нет ни имени истца, ни его самого.

3
Фотография:
из личного архива Андрея

Судья посчитала, что рассказ о гомосексуальности служит «тактическим ходом» для получения убежища, а по поводу ориентации у нее остались вопросы. Например, для суда осталось неясным, почему истец не смог описать состояние внутреннего конфликта из-за отношений с мужчиной, когда еще был женат, как всего за неделю он решился на развод и почему не обсуждал ориентацию с партнером.

По словам Андрея, судья постоянно меняла вектор беседы, «прыгая то с физиологической темы, то в психологические, то в ментальные мысли». Он также посетовал на сложности при переводе его рассказа с русского на немецкий и объяснил задумчивость при ответах на вопросы тем, что его спрашивали о событиях 20-летней давности, которые он смутно помнит. Вопрос про обсуждение ориентации с партнером он и вовсе считает некорректным: «Это наша природа. Мы об этом не разговариваем».

Аргументом, который суд использовал против Андрея, стал и гей-брак, который тот заключил в 2018 году с гражданином Германии. В суде Андрей сказал, что это решение выросло из дружбы, причем чувства к Борису у него остались. Союз быстро распался, и суд сделал вывод, что «истец заключил фиктивный брак для того, чтобы получить право на проживание в ФРГ». Обсуждать отношения с бывшим супругом в разговоре с RTVI Андрей отказался.

Больше всего россиянин возмущен не столько отказом, сколько тем, что суд поставил под вопрос его ориентацию. Как говорит Андрей, психиатр, с которым он общался, назвал заключение судьи об ориентации сомнительным, поскольку у нее нет ни права, ни компетенции делать такие выводы.

В знак протеста Андрей в конце августа объявил голодовку. Кроме того, каждый день он приходит к зданию суда с плакатом, на котором написано: «Судья Кершель, гомосексуальность не требует доказательств. Мы семья 19 лет. Я протестую здесь против вашего ложного и негуманного решения».

4
Фотография:
из личного архива Андрея

По словам Андрея, после того как историю стали освещать в СМИ и обсуждать на сайтах ЛГБТ-сообществ, они с Борисом получили поддержку. Русскоязычная ЛГБТ-организация в Германии Quarteera опубликовала пресс-релиз, в котором заявила, что на суде нельзя достоверно ни подтвердить, ни опровергнуть сексуальную ориентацию человека, поэтому все сомнения нужно трактовать в пользу заявителя.

Об истории пары рассказали и на крупном немецком ЛГБТ-портале Queer.de. В комментариях один из пользователей назвал Германию «Абсурдостаном», а другой заметил, что для получения убежища в Германии и гетеросексуальным парам нужно предоставить много документов, и назвал это обычной практикой. В фейсбуке друг пары, фотограф Дирк Мессбергер, запустил кампанию по сбору средств на оплату юридической помощи для Андрея и Бориса.

Пара связалась с адвокатами и попытается обжаловать отказ судьи в праве на апелляцию, но шансов, что ходатайство удовлетворят, почти нет. По словам Андрея, у него еще есть возможность легализоваться в Германии: апелляцию Бориса на решение ведомства по делам мигрантов пока не рассматривали. Если ему дадут статус беженца, то они с Андреем заключат брак и он останется в стране как член семьи. Если же и апелляцию Бориса не удовлетворят, то пара планирует просить убежище в Канаде.