Реклама
Сюжеты
12:16
17 Августа 2020 г.
Артем Важенков из «Открытой России» — о поездке в Беларусь: «Задержали нас, потому что мы сволочи, твари и ублюдки»
Поделиться:

Артем Важенков из «Открытой России» — о поездке в Беларусь: «Задержали нас, потому что мы сволочи, твари и ублюдки»

Фотография:
@vazhenkov / VK

В ночь на 11 августа в Минске задержали сотрудников организации «Открытая Россия» Артема Важенкова и Игоря Рогова. На следующий день российское посольство добилось освобождения Рогова. Важенкова же власти Беларуси назвали подозреваемым по делу о массовых беспорядках и несколько дней держали в Центре изоляции правонарушителей (ЦИП) и изоляторе временного содержания (ИВС). Он вышел на свободу только 15 августа. В интервью RTVI Важенков рассказал, зачем поехал в Беларусь, как с ним и другими задержанными обращались в заключении и как он оценивает перспективы Александра Лукашенко остаться у власти.


RTVI: Когда и зачем вы вместе с Игорем Роговым поехали в Беларусь?

Важенков: Мы оказались в Беларуси 8 августа, у нас было несколько целей. Кроме туристической поездки, мы хотели посмотреть, что происходит вокруг выборов в Беларуси. Мы хотели, не заходя на избирательные участки, посмотреть обстановку вокруг. Есть ли агитация, как она происходит, пообщаться с людьми и узнать их отношение к проходящим выборам.

RTVI: Вы оформляли какие-то документы для работы наблюдателем?

Важенков: Статус наблюдателя на выборах требует регистрации. Насколько я помню, он дает право приходить на избирательный участок. У нас не было такой цели. Мы просто хотели посмотреть, что происходит вокруг избирательных участков. Какие-то документы для статуса аккредитованных наблюдателей мы не оформляли.

RTVI: Как вы оцените атмосферу 9 августа? Что вам показалось интересным или запомнилось?

Важенков: Запомнились очереди, огромные-огромные очереди на избирательных участках. В центре Минска такого не было, но в спальных районах были очереди, которые уходили за угол дома. Нам рассказывали, что на участках заканчивались бюллетени, люди беспокоились не из-за долгого ожидания в очереди, а из-за того, что они не успеют проголосовать. Это производило достаточно сильное впечатление. Еще, как я понял, в 19:00 начался флешмоб: машины сигналили, из окон многих автомобилей играла песня Виктора Цоя «Перемен».

RTVI: Вас задержали в ночь на 11 августа. Акцию 9 августа в Минске вы видели? Что на ней происходило?

Важенков: Мы что-то видели, но не находились в гуще событий. Видели взрывы, слышали выстрелы. Это было.

RTVI: Перейдем к обстоятельствам вашего задержания. Не могли бы вы подробнее рассказать, как оно происходило?

Важенков: Мы уже шли домой, время было позднее. Понятно, что ситуация оставалась напряженной, поэтому мы решили не испытывать судьбу. Интернет работал плохо, невозможно было проложить маршрут. На одной из улиц увидели большое скопление ОМОНа, какое-то оцепление. Мы там задержались, чтобы посмотреть издалека за происходящим. Тут к нам подлетел ОМОН, мы пытались убежать, но не смогли. Нас сбили с ног, погрузили в автозак и увезли.

RTVI: Куда вас увезли и как с вами обращались?

Важенков: Уже в автозаке стали избивать. Отвезли нас в Центр изоляции правонарушителей. Там бросили на землю на лужайку возле забора. Потом всех, кто был в автозаке, человек 25-27, держали во внутреннем дворике. Это помещение для прогулок задержанных, каменный мешок. Нам объяснили, что задержали нас, потому что мы сволочи, твари и ублюдки, нам всем конец, потому что мы хотим устроить в стране революцию. Попутно нас избивали, делали это просто ради удовольствия.

Вообще мое заключение можно разделить на два этапа: сначала Центр изоляции правонарушителей, и потом меня перевели в изолятор временного содержания. В ЦИПе все было очень плохо. Там долго не давали воды, не разрешали выйти в туалет. На просьбы отвечали: «Ссыте под себя». Отсутствие еды еще не самое страшное. Очень тяжело было без воды. Потом стали давать немного воды, двухлитровую бутылку на 30 человек. Хоть что-то, чуть-чуть попить воды.

По содержанию в ИВС практически нет никаких претензий. Кормили, вода и туалет тоже были доступны. Следователи вели себя корректно и адекватно. Но вот то, что творилось в ЦИПе, конечно, страшно. Я еще легко отделался, других людей пытали еще страшнее.

RTVI: Я правильно понимаю, что всех задержанных там избивали и пытали?

Важенков: Да, даже несовершеннолетних.

RTVI: Как вы считаете, могло ли российское гражданство повлиять на то, что к вам относились немного иначе?

Важенков: Сложно сказать, потому что некоторых сотрудников ОМОНа это, наоборот, приводило в бешенство.

RTVI: На государственном телевидении Беларуси показали кадры вашего задержания и назвали вас координатором протестов. Как вы считаете, почему?

Важенков: Это просто пропаганда и все. Какой из меня координатор протеста? У меня нет ни близких друзей, ни знакомых в Беларуси. Единственная координация была с моим знакомым Роговым, с которым мы вместе поехали в путешествие.

RTVI: Как вы сейчас себя чувствуете?

Важенков: Надо еще показаться неврологу. Вчера фиксировал побои. В целом чувствую себя хорошо. Неприятно, конечно, когда синяки на лице и на теле, но они потихоньку проходят.

RTVI: Что вы планируете делать дальше? Собираетесь ли добиваться привлечения к ответственности людей, которые вас задержали и избивали?

Важенков: Да, я хотел бы, чтобы по этому поводу завели уголовное дело. Работу в этом направлении я буду координировать со своими коллегами-юристами. Понимаете, мне бы хотелось, чтобы моя страна — Россия — сделала какие-то выводы и пересмотрела отношения не с Беларусью, а с Александром Григорьевичем Лукашенко. Его власть ведет себя просто неадекватно: избивает иностранных граждан, со мной в камере, например, сидели граждане Узбекистана и Казахстана. Надо понимать, что братские отношения между Россией и Беларусью это не только Лукашенко. Власти Беларуси избивают своих граждан еще грубее и сильнее (чем иностранцев — прим. RTVI). Сейчас важно обратить на это внимание, и России надо сделать выводы о межгосударственных отношениях.

RTVI: Как вы оцениваете перспективы режима Лукашенко остаться у власти на фоне протестов и забастовок против его победы на выборах?

Важенков: Я считаю, что массовые пикеты, митинги, манифестации — механизм, который себя немного исчерпал. Мне кажется, если действительно в Беларуси наберет обороты практика, например, забастовок, беларусы откажутся работать, то это очень серьезно ударит по режиму Лукашенко. Сложно сказать, уйдет ли он в отставку, откажется ли от власти, думаю, что вряд ли. Но какие-то серьезные последствия для политики внутри страны могут наступить.