Фотография: Люди убегают от обрушающегося здания Всемирного торгового центра / Suzanne Plunkett / AP
Имя погибшего племянника, написанное пальцем на запыленной стене перед самой смертью. Плавящиеся подошвы ботинок. Холодильники-труповозы, на которых тела жертв переправляли в соседний штат из-за переполненности моргов. Жители Нью-Йорка вспоминают, что им пришлось пережить 11 сентября 2001 года и в последующие дни.

Джо Торилло, пожарный, пострадавший в теракте

  • Я выскочил из своего пожарного участка и побежал к Северной башне. Но пока я бежал по улице, второй самолет пролетел прямо над моей головой. Я в тот момент как раз находился возле Южной башни. И я увидел, как второй самолет врезается. Тогда я и понял, что это теракт, потому что не может быть такого совпадения, чтобы два самолета врезались в два здания с разницей в 17 минут.

  • Мою каску сорвало воздушной волной, а потом меня самого сбило с ног. Южная башня обвалилась на отель. Меня завалило обломками, бетонными блоками. Я был погребен, не мог дышать. Кругом темнота, ничего не видно. Там было много других людей, и они кричали там во тьме. Я не понимал, откуда они кричат. Вдобавок повсюду вспыхнул огонь. Я молился о том, чтобы задохнуться до того, как сгорю заживо.

  • Кусок стальной конструкции снес мне затылочную кость, у меня полчерепа было открыто. Мне переломало ребра, была сломана рука, были сломаны шея и позвоночник. Потом выяснили, что еще было и внутреннее кровотечение.

Джо Фокс, бывший шеф полиции Южного Бруклина

  • Из-за дыма и облака пыли было нечем дышать. Солнца не видно. Такое ощущение, что уже поздний вечер. Я пробирался к башням с фонариком. Вода хлещет из гидрантов. Полицейские, пожарные – все двигались словно зомби. Все были ошарашены. Я вышел сюда вон из-за того угла и пришел в ужас. В лучах передвижных прожекторов высилась невероятная гора из обломков того, что когда-то было Всемирным торговым центром. И я понял, что мой племянник Майкл погиб, под такими завалами невозможно выжить.

  • Один из самых трогательных для меня моментов случился в первые дни после теракта, когда я увидел обломок бетонной стены. Он был покрыт тем самым пеплом, который накрыл весь нижний Манхеттен. И на этой плите пальцами по пеплу были выведены имена погибших полицейских и пожарных, и я увидел там имя моего племянника и еще четырех пожарных из его подразделения.

  • Мы искали под завалами выживших или останки людей несколько недель, и все это время нас сопровождал запах гари. Кое-где наружу даже вырывалось открытое пламя. У пожарных и полицейских прогорали подошвы ботинок – настолько нестерпимый жар поднимался от руин. Понадобились недели или даже месяцы прежде, чем очаги возгорания были полностью потушены.

Лиза Каймин, ведущая RTVI

  • Проходит какое-то время, и тут начинает рушиться первая башня. Женя (подруга, во время телефонного разговора) меня спрашивает: «Что, что, что происходит? Рассказывай!» Я говорю: «Ты представляешь, сейчас показали спецэффект, как могла бы рухнуть одна из башен». То есть мне даже в голову не пришло, что это происходит по-настоящему.

  • Вечером я выхожу гулять с собакой. На улице ни души, ни одной машины не ездит, полчища крыс, которые побежали из даунтауна, и ездят только холодильники, потому что в тот момент морги уже были переполнены в Манхеттене, и через мост Джорджа Вашингтона возили трупы в Нью-Джерси.

  • Я, возможно, через месяц проезжала мимо. Там все было оцеплено. Были в аварийном состоянии соседние здания. Там были трещины, по-моему, в семи соседних зданиях, поэтому, естественно, туда никого не пускали, там всё было завалено пеплом. Плюс там еще в течение года, наверное, пытались раскопать какие-то фрагменты тел, поэтому, конечно, туда гулять, поглазеть просто не пускали. Ты фактически ходил бы по трупам.

Роман Герцберг, отец Марины Герцберг, погибшей в теракте

  • Я увидел, что со здания летят какие-то бумаги. Я подумал: почему они выбрасывают бумаги из горящего здания? А это были не бумаги. Это лопнувшие стекла под давлением. И потом, когда я в следующий раз посмотрел и услышал грохот, здание осело.

  • Моя дочь работала в Cantor Fitzgerald. Они в этот день потеряли 658 человек – все на верхних этажах. Там, когда влетел самолет, все лифты были отрезаны. Они не имели возможности бежать. У меня дочка была очень спортивная. Если бы была хотя бы малейшая возможность, она бы убежала.

Новости партнеров

реклама
У RTVI появилась эксклюзивная еженедельная рассылка. Подпишитесь, чтобы узнавать об интересном:
Необходимо дать согласие на обработку персональных данных!