Сюжеты
15:45
14 Августа 2019 г.
«Наши за границей». Тяга к странствиям, восклицание «о, Путин!» и преподавание танцев: жизнь в Китае и учеба в Европе глазами Валентины из Лосино-Петровского
Поделиться:

«Наши за границей». Тяга к странствиям, восклицание «о, Путин!» и преподавание танцев: жизнь в Китае и учеба в Европе глазами Валентины из Лосино-Петровского

Фотография:
Valentina Polkovnikova / Facebook

Как устроена жизнь русскоязычных людей, которые покинули родину и перебрались за границу? Что их радует, разочаровывает или удивляет? Как они решились на переезд и думают ли вернуться? Искать ответы на все эти вопросы мы решили вместе с нашими зрителями и читателями за пределами СНГ. Так на RTVI появился проект «Наши за границей», в рамках которого мы будем публиковать анкеты людей, живущих в разных странах мира, но объединенных русской речью. Сегодня это монолог Валентины, которая несколько лет прожила в Ханчжоу, потом училась в трех европейских странах, а теперь возвращается в Китай.


Валентина, 27 лет, переехала из подмосковного Лосино-Петровского в Ханчжоу, где преподавала английский и танцы. Уже в Китае она решила, что хочет получить европейский диплом, выиграла грант и два года изучала антропологию танца в Норвегии, Франции и Британии. До переезда занималась также танцами, получила диплом лингвиста в РГГУ и успела поработать ассистентом в PR-отделе Hyundai.

Я переехала в Китай в 2014 году вместе с бывшим молодым человеком, с которым познакомилась, когда семестр училась по обмену в Белойтском колледже в Висконсине.

Во время работы в Hyundai я поняла, что офисная жизнь мне не по душе: скучно и предсказуемо. Да и Москва с пробками, сумасшедшим ритмом и расстояниями (путь до работы занимал около двух часов) вызывала постоянный стресс.

Китай казался местом перспектив, легкой работы и хорошей зарплаты. Сначала хотелось посмотреть Азию, узнать, как живут люди, а потом я настолько привыкла быть вечным экспатом, что обратно в Россию пока не тянет. Вообще во мне живет тяга к странствиям и страсть к перемене мест. Наверное, это было одной из причин моего решение после трех лет в Китае уехать учиться в Европу.

Если говорить про Китай, то несколько месяцев на адаптацию точно понадобилось. А потом острая еда перестала быть острой, палочками стала есть лучше, чем вилкой, привыкла к хаотичному уличному движению и научилась уверенно управлять мотороллером.

Проблема языкового барьера остро не стояла: бывший молодой человек говорит на китайском, а я довольно быстро освоила с десяток основных фраз. Мое генетическое умение объясняться на пальцах тоже выручило. После расставания с парнем, конечно, пришлось в срочном порядке браться за изучение китайского. В совершенстве я его не освоила, но объясняюсь теперь вполне уверенно.

Еще я почувствовала уверенность, когда сменила работу. Чисто случайно через знакомого агента нашла вакансию преподавателя танцев в старшей школе. Танцы — моя страсть с детства, поэтому такую возможность нельзя было упустить. Вообще в Китае европейской внешности достаточно, чтобы у тебя на рынке труда было преимущество.

К жизни в Европе во время учебы я привыкла гораздо быстрее. Сейчас это уже навык: ощущение оседлости появляется, как только все вещи в новом доме расставлены по местам.

За последние несколько лет я жила в четырех странах и не могу сказать, что сталкивалась с негативным отношением. Самое странное с чем я сталкивалась, когда люди узнавали, что я из России, — восклицание «о, Путин!» и попытки втянуть меня в беседу о политике и президенте. Это происходило не один раз.

В Китае чувствовала себя как кинозвезда: со мной часто хотели сфотографироваться. Когда я преподавала английский, приходилось врать о происхождении и выдавать себя за носителя английского языка.

В Европе были проблемы, но не из-за отношения к русским, а из-за некоторой путаницы: грант по программе Эразмус Мундус мне дали как гражданке Молдовы (мы с семьей переехали в Россию из Кишинева в конце 1990-х). Поэтому я часто не знала, что отвечать на вопрос: «Откуда ты?». Я вообще этот вопрос не люблю.

Каждый переезд можно сравнить с усвоением целой энциклопедии знаний и новых взглядов на мир. Безусловно, это расширяет кругозор и воспитывает толерантность. Ты буквально впитываешь новую культуру.

С точки зрения каких-то материальных выгод я бы сказала, что в Китае иностранцам платят хорошую зарплату, а цены там ниже, чем в России. Мне хватало и на путешествия, и на покупку гаджетов, и даже удалось накопить немного.

В Китае я купила ноутбук и мотороллер. Сейчас уже трудно вспомнить, что из этого было первым, но стоили они примерно одинаково. В Европе я жила на студенческую стипендию, поэтому было не до крупных покупок. В Норвегии вообще пришлось несладко.

Легче всего контакт налаживается с такими же, как и я, экспатами, но они необязательно должны быть из России. Знакомство и общение, наверное, происходит по интересам, а не по схеме «русский значит свой».

В Ханчжоу, например, моими хорошими подругами стали русские девочки, с которыми мы вместе танцевали. В Европе антропологию танца изучала с ребятами со всего мира. С ними тоже подружилась, а еще общалась с классными преподавателями.

Я очень люблю китайскую кухню, хотя и долго привыкала к острым блюдам. Особенно мне нравятся морепродукты и овощи в остром соусе. Иногда китайцы, конечно, используют слишком много масла, и еда становится чересчур жирной.

Еще мне нравится китайская традиция делить все блюда на компанию. Там в кафе и ресторанах вам приносят огромную порцию на всех. Я заметила, что привычка делить с кем-то блюдо стала обыденной. Например, когда я приезжаю домой и встречаюсь с друзьями в кафе, всегда пытаюсь поделиться своей порцией с окружающими.

Нет. Я же антрополог и знаю, что все можно объяснить особенностями местной культуры и менталитетом.

Наверное, именно по семье и друзьям только и скучаю. Иногда бывает ностальгия по России, не хватает русской еды или хочется увидеть нашу природу. Но эти чувства довольно быстро проходят.

Пока над этим вопросом серьезно не задумывалась. Может быть, и вернусь, если пойму, какие карьерные перспективы есть в России для человека, который занимается антропологией танца. Точно знаю только то, что в Москву не вернусь.

Я только получила диплом и за два года сильно устала. Планирую вернуться в Китай, на этот раз в Шэньчжэн, снова буду преподавать танцы и хочу написать об этом авторскую методику, а также несколько научных статей на основе моего диплома.

Если вы тоже хотите поучаствовать в проекте «Наши за границей», заполните анкету по этой ссылке или в «Одноклассниках» — и мы с вами свяжемся.