Теленовости
00:29
25 Ноября 2017 г.
Четыре года со дня начала «Евромайдана»: как изменилась Украина
Поделиться:

Четыре года со дня начала «Евромайдана»: как изменилась Украина

Видео
Четыре года со дня начала «Евромайдана»: как изменилась Украина
Фотография:
RTVI

С начала «Евромайдана» в Киеве прошло четыре года. RTVI рассказывает, как за это время изменилась Украина.


В 2013 году 19-летнего активиста «Евромайдана» Устима Голоднюка застрелил снайпер. Его отец Владимир Голоднюк каждый год приходит на Площадь независимости к плитам с именами Героев небесной сотни. Приходит сюда и Тамара Швец, у которой на Майдане убили мужа. На вопрос, стоила ли революция таких потерь, они отвечают одинаково.

«Жаль, есть люди, которые так и не поняли, за что погибла Небесная сотня. Я их не понимаю, ведь Небесная сотня погибла за Украину. Не за чиновников», — говорит Голоднюк. Его поддерживает Швец: «Только вместе мы можем победить зло. Нас веками уничтожали, понимаете, за четыре года очень тяжело в стране все изменить».

Фото: Иван Коваленко / Коммерсантъ


«Революция достоинства», как теперь называют протесты 2014 года в Украине, началась 21 ноября, после того как президент страны Виктор Янукович приостановил подписание соглашения об ассоциации с Евросоюзом. Евгений Иваненко был на Майдане с первых дней. В марте 2014-го года он поступил на службу в Национальную гвардию и отправился в Донбасс. Один день увольнительной он просит каждый год, в ноябре, чтобы приехать в Киев. «Если бы мы тогда не вышли на Майдан, давным-давно были бы придатком Российской Федерации. А так мы Украина. Я не жалею, для меня эти события стали кардинальной переменой в жизни: я ведь до этого никогда не служил в армии. И вот пришлось — стал военным», — говорит Иваненко.

Фото: RTVI

Другая участница «Евромайдана» — Ирина Рапчий. На площади она провела всего две недели, но после революции еще пять месяцев была на реабилитации. Женщину до полусмерти избили бойцы МВД во время очередного штурма. Сейчас у Ирины орден мужества и пособие по инвалидности. «Стране не было бы лучше без революции. У нас не было общества до 2014-го года. Я, например, чувствовала себя одинокой. Я родом из Донбасса и большую часть жизни прожила в Донбассе. Я думала, что одна люблю свою страну, а вокруг меня никто ее не любит. Когда стала жить в Киеве, увидела, что не одинока, нас много. Во время революции достоинства общество еще больше сплотилось», — считает Рапчий.

Фото: RTVI


По официальным данным, во время «Евромайдана» силовики убили больше 100 человек. Этих людей в Украине называют Героями Небесной Сотни.

Генерал армии, экс-глава службы внешней разведки Украины Николай Маломуж был одним из членов кризисной группы оппозиции по урегулированию конфликта. Говорит, что жертв могло быть в сотни раз больше: «С одной стороны, погибли наши товарищи, наши люди. С другой стороны, мы сумели избежать массового убийства. Готовились 35 тысяч правоохранителей и спецназовцев, которые хотели провести спецоперацию против людей на Майдане. Эта операция была сорвана».

Фото: RTVI


Известный украинский экономист Всеволод Степанюк — среди разочарованных. Он оперирует сухими цифрами: за годы после «Евромайдана» уровень жизни граждан снизился в семь раз. При нынешних темпах экономического развития понадобится как минимум пять лет, чтобы выйти на дореволюционные показатели. «Революция предполагает смену общественно-экономической формации. Не только ее не произошло, но не случилось и смены модели государства. Во Франции, например, менялись модели управления государством. У нас не произошло ничего. Одни бизнесмены сменили у власти других бизнесменов», — говорит Степанюк.

Политики, которые пришли к власти на постреволюционной волне, уже третий год подряд держатся от избирателей на безопасном расстоянии: первые лица страны зажигают свечи в плотном кольце государственной охраны. Между тем украинцы требуют наказать виновных в убийствах и избиении активистов Майдана. Обвинительных приговоров до сих пор нет. Более того — распущен департамент спецрасследований Генеральной прокуратуры. Десятки судей, выносивших приговоры против протестующих, восстановлены в должностях. Адвокат Виталий Титыч считает, что «пришло время говорить и называть вещи своими именами», а не перечислять существующие проблемы. «Преграды в законодательстве — это не случайность. По моему мнению, это продуманная стратегия. Власть хочет развалить расследование преступлений против мирных протестующих», — заключает он.После «Евромайдана» Киев добился ассоциации и безвизового режима с ЕС. И хотя Украина получила войну в Донбассе, потеряла Крым и погрузилась в тяжелейший экономический кризис, повторение тех событий в ближайшем будущем исключено. Об этом говорят социологи. Четыре авторитетные исследовательские компании страны заявляют, что 60% граждан твердо выступают против революции. Впрочем, показательнее другие данные — ни одна из политических сил страны не пользуется поддержкой общества.

Арсен Цимбалюк, Димитрий Клименко — RTVI


Полный выпуск можно посмотреть здесь.