Теленовости
23:43
9 Февраля 2018 г.
Допинг в ГДР: почему спортсмены сражаются с последствиями до сих пор
Поделиться:

Допинг в ГДР: почему спортсмены сражаются с последствиями до сих пор

/

Споры о допинге на Олимпиаде в Пхёнчхане неизбежны на фоне отстранения российской сборной. Тем не менее проблема допинга не нова и касается не только России. RTVI узнал, как работала государственная система допинга в ГДР и была ли у спортсменов возможность отказаться от запрещенных веществ.


Разные запрещенные препараты употребляли и употребляют во всем мире. Бывший руководитель «Антидопингового центра» и информатор Всемирного антидопингового агентства (ВАДА) Григорий Родченков говорил, что допинг-систему в СССР внедрили еще накануне Олимпиады 1980 года. Российский допинговый скандал начался в 2014 году, когда немецкий журналист Хайо Зеппельт выпустил на телеканале ARD сюжет про коррупцию в российской сборной.

Зеппельт известен разоблачениями допинговых схем не только в России: журналист также раскрывал грехи большого спорта в Китае, Кении, США. Одно из его первых расследований было посвящено допингу в его родной стране. Он рассказал RTVI, что там допинг использовали систематически и под руководством государства:

«Когда я делал первый фильм, то столкнулся с повальной критикой от самих немцев. Мне говорили, будто я стремлюсь оклеветать спорт в ГДР, что лишь очерняю Восточную Германию. Но в том-то и дело, что система допинга там была настолько грандиозной, что сравнимых с нею примеров, кажется, просто нет. Это было едва ли не хлеще, чем в сегодняшней России».

Вместе с другими репортерами Зеппельт рассказывал о беспрецедентных по тем временам документальных находках. От ГДР остались секретные документы, которые подтверждали, что в восточной Германии в течение 15 лет существовала государственная программа в области допинга.

12 тысяч восточногерманских спортсменов призывали не вникать в детали, слушаться тренеров и принимать разные препараты. Бронзовый призер чемпионата Европы 1987 и двукратная чемпионка ГДР по фигурному катанию Катрин Каниц вспоминает: ее и других юных спортсменов уверяли, что инъекции и таблетки всевозможных цветов в банках без подписи — витамины.

«Нам, например, раздавали маленькие таблетки, которые за полчаса до выхода на лед нужно было класть между десной и щекой. И мы начали их принимать перед тренировками — я думала, что это разрешенные лекарства, — вспоминает Каниц, — У нашего тренера они всегда были под рукой: в платке, в кармане куртки. На этих таблетках мы стали катать произвольную программу».

Во время одной из тренировок Каниц потеряла координацию, получила сильную травму и только тогда осознала, что так ее тело реагирует на таблетки: «У меня ощущение было, что меня распирает от избытка физической силы, а ведь в фигурном катании важней мощи — техничность и точность, до сотой секунды. <…> Ко мне подошла тренер, выключила музыку и, даже не став вызывать врачей, просто сказала: „Ладно, в следующий раз снизим дозу вдвое“».

С 1961 года на предприятии «Йена-фарм» под грифом «совершенно секретно» выпускало мощный анаболик «Орал-Туринабол» для спортсменов. Микробиолог Вернер Франке рассказал RTVI, что у препарата, который вызывал резкий рост мышц, было немало побочных эффектов:

«Голос у женщин зачастую становился ниже, уменьшалась грудь, в странных местах начинали вдруг расти волосы. <...> Но еще серьезнее были последствия для печени, прежде всего, раковые опухоли, впоследствии вызывавшие смерть».

В начале 1990-х Франке входил в комиссию по присоединению научно-медицинских учреждений Восточной Германии к Западной. В институте спортивной медицины ГДР микробиолог случайно наткнулся на секретные документы, а потом собрал и рассекретил поименный архив: кто из атлетов, от каких тренеров и врачей получал какие дозы анаболиков. Также он узнал, кто руководил борьбой за медали в восточногерманском правительстве:

 «Доктор Хеппнер — ведущий спортивный врач ГДР, член международных допинг-комиссий — сам с восторгом отчитывался перед министерством госбезопасности ГДР о том, что вытворял».

По словам Франке, Хеппнер должен был сам участвовать в международных допинг-контролях на соревнованиях тяжелоатлетов:

«Это были те же самые баночки с мочой, и Хеппнер знал, какие из них принадлежат фаворитам из ГДР. <…> Он уходил в дальний угол, выливал содержимое нужной банки, писал туда лично сам».

Сейчас фигуристка Каниц живет на пособие по инвалидности из-за болезней психики. Спортсменка считает, что такой спорт ее жизнь разрушил:

«Годы спустя он вернулся в мою биографию уже болезнями. Пять раз я попадала в психиатрическую больницу. И всякий раз задумывалась: не пора ли свести счеты с жизнью?»

Психические заболевания — одно из многих запоздалых последствий злоупотребления анаболиками. Самый известный случай: тяжелоатлетка Хайди Кригер, которая спустя годы под воздействием гормональных препаратов решила стать Андреасом Кригером. С 16 лет тренер давал Кригер какое-то синее лекарство, утверждая, что это «нечто общеукрепляющее», и с годами количество таблеток только росло:

«В семнадцать лет, тинейджером, я получала даже большие дозы допинга, чем, например, взрослый спринтер Бен Джонсон. <…> И если сначала я при росте в метр восемьдесят два весила, по-моему, 69 килограмм, то есть была очень худой и высокой, то уже через два года мой вес составлял сто пять килограмм».

Зеппельт считает, что спорт был важен для ГДР, ведь в экономическом плане страна могла мало что предложить миру, а население власти держали буквально за стеной:

«Такому государству было нужно что-то, что создаст его идентичность в восприятии народа. Ведь привычная пропаганда давно уже не воспринималась всерьез — все понимали, что это цирк. А вот спорт вполне можно было сделать инструментом самоидентификации для людей».

Архивы доступны, судебные процессы над спортивными функционерами давно завершены, но до сих пор большинство немецких звезд спорта утверждают, что победы доставались им не только благодаря фармацевтам.

Четырехкратная олимпийская призерка Марлис Гер рассказала, что медалей добивалась тренировками на износ. И собственное, и общенациональное спортивное чудо легкоатлетка объясняет неустанной заботой государства:

«ГДР была маленькой страной, зато хорошо организованным. Спорт был со школы, с детских и юношеских спартакиад, благодаря которым ни одно дарование не оказывалось забыто».

При этом документы из архива профессора Франке говорят о том, что в 1980-х Гер, как и другие атлеты, принимала орал-туринабол. Фигуристка Каниц считает, что многие спортсмены не признают роль допинга в их карьере по разным причинам:

«Иным удобнее просто стереть из памяти воспоминания об этом. Те же, кто лгут осознанно, бояться разрушить карьеру, хотят сохранить свои медали. Это стыд. А еще страх - ведь многие из тренеров и врачей, совершавших те преступления, поныне живы».

Константин Гольденцвайг, RTVI


Полный выпуск можно посмотреть здесь.

Авторы сюжета: