С начала боевых действий на Украине Белгородская, Курская и Ростовская области превратились в прифронтовую территорию со всеми вытекающими последствиями. Приграничные города и села периодически попадают под обстрелы, удары минометов и беспилотников.

В СМИ появляются сообщения о диверсантах, проникающих на территорию России, а власти некоторых регионов вводят режим повышенной террористической угрозы: рекомендуют не посещать места скопления людей, усиливают патрули, вводят дополнительные проверки объектов инфраструктуры и личные досмотры.

Люди реагируют на эти обстоятельства по-разному. Некоторые жители граничащих с Украиной регионов собирают вещи и готовятся к переезду. Другие — по-прежнему остаются в своих домах, и ищут способы адаптироваться к новой реальности.

Корреспонденты RTVI отправились в приграничные области от Курска до Таганрога, чтобы узнать, как изменилась жизнь людей, и чего они ждут от будущего.
С начала боевых действий на Украине Белгородская, Курская и Ростовская области превратились в прифронтовую территорию со всеми вытекающими последствиями. Приграничные города и села периодически попадают под обстрелы, удары минометов и беспилотников.

В СМИ появляются сообщения о диверсантах, проникающих на территорию России, а власти некоторых регионов вводят режим повышенной террористической угрозы: рекомендуют не посещать места скопления людей, усиливают патрули, вводят дополнительные проверки объектов инфраструктуры и личные досмотры.

Люди реагируют на эти обстоятельства по-разному. Некоторые жители граничащих с Украиной регионов собирают вещи и готовятся к переезду. Другие — по-прежнему остаются в своих домах, и ищут способы адаптироваться к новой реальности.

Корреспонденты RTVI отправились в приграничные области от Курска до Таганрога, чтобы узнать, как изменилась жизнь людей, и чего они ждут от будущего.

Карты обстрела приграничных территорий России
Карты обстрела приграничных территорий России
на 31.08.2022
Сколько раз обстреливали территорию за все время вооруженного конфликта:
2–3
1
4–6
больше 6

Поселок Октябрьский Белгородской области находится у самой границы — всего в 10 километрах. Он стал первым по дороге из зоны боевых действий, и самым близким к границе селом, жителей которого не эвакуировали. Люди здесь делятся последним с солдатами и хотят, «чтобы по телевизору показывали правду». В этом поселке корреспонденты RTVI столкнулись с самым неоднозначным диапазоном эмоций: при встрече местные жители едва не затеяли с ними потасовку, а провожая — угощали домашним вином и яблоками
Поселок Октябрьский Белгородской области находится у самой границы — всего в 10 километрах. Он стал первым по дороге из зоны боевых действий, и самым близким к границе селом, жителей которого не эвакуировали. Люди здесь делятся последним с солдатами и хотят, «чтобы по телевизору показывали правду». В этом поселке корреспонденты RTVI столкнулись с самым неоднозначным диапазоном эмоций: при встрече местные жители едва не затеяли с ними потасовку, а провожая — угощали домашним вином и яблоками

Как изменилась жизнь приграничных регионов России за полгода боевых действий
RTVI завершает поездку по приграничным областям и подводит ее итоги. Среди увиденного за это время: результаты обстрелов и диверсий, осколки ракет на фермерских полях, беженцы и волонтеры, собирающие гуманитарную помощь, эвакуированные жители местных деревень и их новый быт в гостиницах и санаториях. Все это - на фоне обычной летней жизни южных регионов России

Пункт помощи военнослужащим «Солдатский привал»
Корреспонденты RTVI побывали на пункте сбора и распределения помощи военнослужащим «Солдатский привал». Бывшее придорожное кафе превратилось в склад вещей первой необходимости и солдатскую столовую. Военнослужащие, возвращающиеся с передовой на отдых, могут получить здесь горячую пищу, смену белья и бытовые принадлежности
Пункт помощи военнослужащим «Солдатский привал»
Корреспонденты RTVI побывали на пункте сбора и распределения помощи военнослужащим «Солдатский привал». Бывшее придорожное кафе превратилось в склад вещей первой необходимости и солдатскую столовую. Военнослужащие, возвращающиеся с передовой на отдых, могут получить здесь горячую пищу, смену белья и бытовые принадлежности

Корреспонденты RTVI посетили село Капыстичи в Рыльском районе Курской области. Именно здесь, со слов местных жителей, был найден схрон украинских диверсантов. Одна из местных жительниц, пенсионерка Мария Владижинская родом из Львова, рассказала, как ей живется в полупустом селе, и почему она пишет письма Путину

Как изменилась жизнь в Белгородской области за полгода боевых действий на Украине
Село Головчино Белгородской области расположено в 20 километрах от украинской границы. Это одно из самых удаленных сел среди тех, что подвергались обстрелам. Головчино обстерливали в апреле этого года. Тогда были и раненые, и поврежденные дома, но эвакуировать село в итоге на стали. Через месяц дома восстановили и отремонтировали. Корреспонденты RTVI узнали, как сейчас живет село, и как себя чувствуют его жители
Как изменилась жизнь в Белгородской области за полгода боевых действий на Украине
Село Головчино Белгородской области расположено в 20 километрах от украинской границы. Это одно из самых удаленных сел среди тех, что подвергались обстрелам. Головчино обстерливали в апреле этого года. Тогда были и раненые, и поврежденные дома, но эвакуировать село в итоге на стали. Через месяц дома восстановили и отремонтировали. Корреспонденты RTVI узнали, как сейчас живет село, и как себя чувствуют его жители

Как живут эвакуированные жители Белгородской области
Корреспонденты RTVI поговорил с эвакуированными жителями приграничных сел Белгородской области. Они рассказали, почему вынуждены были покинуть свои дома, и в каких условиях живут после эвакуации

Тракторист из Белгородской области о работе у границы с Украиной
Корреспондент RTVI Михаил Шептун в Белгородской области поговорил с трактористом по имени Реваз. Тот пожаловался на обломки украинских ракет, которые сбивает российская система ПВО: осколки на полях попадают в механизмы сельхозтехники и портят ее. Кроме того, мешают работе и обстрелы, которые случаются и днем, и ночью
Тракторист из Белгородской области о работе у границы с Украиной
Корреспондент RTVI Михаил Шептун в Белгородской области поговорил с трактористом по имени Реваз. Тот пожаловался на обломки украинских ракет, которые сбивает российская система ПВО: осколки на полях попадают в механизмы сельхозтехники и портят ее. Кроме того, мешают работе и обстрелы, которые случаются и днем, и ночью

«Наши ребята нас защищают». Что говорят жители Белгорода об обстрелах приграничных территорий
В ходе поездки по Белгородской области корреспондент RTVI Михаил Шептун пообщался с жителями нескольких районов и узнал об их впечатлениях от происходящих событий. Часть опрошенных спокойно реагирует на сообщения об обстрелах и диверсиях, но некоторые воспринимают эти инциденты очень эмоционально. Отдельную проблему представляют противопехотные мины, обнаруженные в Шебекинском районе

Белгородская область после полугода боевых действий на Украине
Корреспондент RTVI Михаил Шептун в Белгороде поговорил с жителями нескольких приграничных сел, эвакуированных в город из-за обстрелов с украинской стороны. Некоторые из них живут в гостиницах уже несколько месяцев. Тем временем в Белгороде сохраняется режим повышенной террористической опасности

17 августа СМИ сообщили, что в Ростове-на-Дону российский военнослужащий из-за спора об Украине застрелил азербайджанского таксиста во время поездки. Якобы в пылу ссоры офицер достал 9-миллиметровый ПМ и четырьмя выстрелами убил оппонента. Многочисленные комментарии в соцсетях сводились к тому, что эмоции из-за происходящих событий выходят из-под контроля, и это становится угрозой для всех граждан страны. Корреспонденты RTVI расследовали обстоятельства этого громкого дела, побывали в селе Рясное, где жил убитый, и выяснили, что события могли выглядеть совершенно иначе

Выставка трофейного украинского вооружения в мемориальном парке Самбекские высоты под Таганрогом

Фонд «Добрый ангел» продолжает собирать гуманитарную помощь для беженцев
Корреспондент RTVI поговорил в Ростове с представителем благотворительного фонда «Добрый ангел» Юрием Мезиновым о том, как волонтеры собирают и распределяют гуманитарную помощь и с какими трудностями сталкиваются в своей работе

Евгений Соколов — юрист и отставной военнослужащий из Белгорода. Когда в начале июля по городу был нанесен удар «Точкой-У», Евгений, как и многие местные жители, задался вопросом: где спастись от «прилетов» и обстрелов? Оказалось, что найти подходящее укрытие не так просто. Расположение оборудованных бомбоубежищ МЧС не выдает, ссылаясь на «секретность», и, по словам Соколова, рекомендует укрываться в подвалах и «углублениях». Юрист, имеющий опыт службы в Афганистане, не удовлетворился таким ответом, и написал жалобы в несколько региональных отделений МЧС. Чиновники, в свою очередь, подали на него в суд. Корреспонденты RTVI поговорили с Евгением Соколовым и узнали, чем закончилась его тяжба с властями, и почему он считает недостаточными меры безопасности, предложенные министерством.
Евгений Соколов — юрист и отставной военнослужащий из Белгорода. Когда в начале июля по городу был нанесен удар «Точкой-У», Евгений, как и многие местные жители, задался вопросом: где спастись от «прилетов» и обстрелов? Оказалось, что найти подходящее укрытие не так просто. Расположение оборудованных бомбоубежищ МЧС не выдает, ссылаясь на «секретность», и, по словам Соколова, рекомендует укрываться в подвалах и «углублениях». Юрист, имеющий опыт службы в Афганистане, не удовлетворился таким ответом, и написал жалобы в несколько региональных отделений МЧС. Чиновники, в свою очередь, подали на него в суд. Корреспонденты RTVI поговорили с Евгением Соколовым и узнали, чем закончилась его тяжба с властями, и почему он считает недостаточными меры безопасности, предложенные министерством.

Корреспонденты RTVI посетили поселок Октябрьский в Белгородской области. Он расположен всего в 10 километрах от границы и, по словам местных жителей, регулярно страдает от обстрелов и даже диверсий. Одна из местных жительниц, учитель местной школы Софья Устабасиди рассказала о том, как течет жизнь в приграничной зоне, о помощи солдатам и надеждах на лучшее будущее

Корреспонденты RTVI поговорили с беженцем из Северодонецка по имени Евгений. Он рассказал о том, как быстро рухнула привычная жизнь, почему возникли трудности при эвакуации, как его встретила Россия, и по какой причине он, несмотря ни на что, хочет вернуться обратно.
Корреспонденты RTVI поговорили с беженцем из Северодонецка по имени Евгений. Он рассказал о том, как быстро рухнула привычная жизнь, почему возникли трудности при эвакуации, как его встретила Россия, и по какой причине он, несмотря ни на что, хочет вернуться обратно.

В Курске корреспонденты RTVI поговорили с переселенцем из-под Изюма по имени Николай. Он пенсионер, выпускник Харьковского танкового училища, служивший в советской и российской армии. После отставки — вернулся на Украину. Из-за начавшихся боевых действий в его селе буквально не осталось работающей инфраструктуры, и большинство односельчан уехали в Россию. Но сам Константин оформлять беженство пока не хочет и надеется вскоре вернуться домой. А в России пытается оформить военную пенсию, которую не получал много лет

Обстрелы, взрывы и диверсии стали частью жизни приграничных российских городов и сел. Среди самых громких историй — диверсия в аэропорту Курска. Корреспонденты RTVI выяснили на месте, откуда на самом деле обстреливали аэропорт, почему эту атаку можно считать самой дерзкой за последнее время, и что стало с диверсантами, совершившими это нападение
Обстрелы, взрывы и диверсии стали частью жизни приграничных российских городов и сел. Среди самых громких историй — диверсия в аэропорту Курска. Корреспонденты RTVI выяснили на месте, откуда на самом деле обстреливали аэропорт, почему эту атаку можно считать самой дерзкой за последнее время, и что стало с диверсантами, совершившими это нападение

«Постепенно привыкаем». Как жители приграничных городов относятся к обстрелам
Николай Богачев — свидетель обстрелов в Белгородской и Курской областях. В интервью корреспонденту RTVI он рассказал о том, как местные жители относились к изменившимся обстоятельствам в первые дни обстрелов, насколько часто приграничные села попадают под удар, и какую тактику избрали диверсанты, атакующие мирное население