Итоги контрнаступления ВСУ. От Херсона до Харькова
Kostiantyn Liberov / AP

В начале сентября российские войска отошли с прежних позиций в Харьковской области для «перегруппировки» после масштабного украинского наступления, на юге же линия фронта не претерпела существенных изменений, несмотря на активизацию боевых действий. Спецкор RTVI Алексей Сочнев подвел итоги новой тактики Вооруженных сил Украины.

Херсон

Украинское контрнаступление готовилось с июля. Командование ВСУ, оправившись от поражений в начале военного конфликта провело мобилизацию и первичное обучение населения, завершило оснащение сформированных подразделений, перебросило к линии фронта поставленные странами НАТО современные ракетные и артиллерийские системы с обученными в Европе украинскими специалистами.

Про подготовку наступления в районе Херсона в Киеве говорили на самом высшем уровне. «Президент Украины Владимир Зеленский приказал военным отвоевать южные прибрежные территории, которые сейчас находятся под контролем российской армии. Для этого ВСУ собирают огромные боевые силы, оснащенные западным оружием», — рассказывал в интервью британской газете The Times от 10 июля министр обороны Украины Алексей Резников.

На херсонском направлении наступление началось 29 августа. ВСУ пошли в атаку через степь танками и мотопехотой. По приблизительным подсчетам военного эксперта Михаила Онуфриенко, в первые дни наступления на Херсон было задействовано от 5 до 6 тысяч человек, а за все время — более 10 тысяч. Атакующие столкнулись со шквальным огнем российской артиллерии и налетами авиации. К 2 сентября Украине не удалось продвинуться на значительное расстояние (было занято несколько небольших сел и деревень).

Военный эксперт немецкого издания Bild Юлиан Рёпке назвал наступление на Херсон провальным. «Ужасные видео из Херсона… Многого показывать не буду, но все указывает на то, что контрнаступление провалилось», — написал он. Американский журнал The Wall Street Journal в свою очередь сообщил о рекордном с начала конфликта количестве потерь со стороны Украины. По данным Минобороны России, речь может идти о более двух тысячах убитых.

Изюм

Харьковское наступление в отличие от херсонского не афишировалось, но секретом не было. Профильные телеграм-каналы, например «Рыбарь», писали, что ВСУ ежедневно весь август перебрасывали в Харьковскую область технику и личный состав. В итоге, по количеству задействованных сил харьковская группировка не уступала херсонской.

Контрнаступление Украины на харьковском направлении началось утром 6 сентября c артобстрела Балаклеи из самоходных артиллерийских установок M109 американского производства. Видео с первым выстрелом выложил в свой твиттер писатель и бывший специалист ВМС США по военно-морской криптологии Малкольм Нэнс из Иностранного легиона Украины, который участвовал в наступлении.

Украинские подразделения двигались из Андреевки и Пришиба, они сходу занимали населенные пункты, тем самым затрудняя работу российской артиллерии. Из Вербовки неподалеку от Балаклеи началась атака на сам город. Другая часть группировки ВСУ выдвинулась из Ивановки, взяла Волхов Яр, а затем совершила рывок в тыл на восток, перекрыла две дороги, связывающие Купянск с Балаклеей (от города до города час езды), и завязала бои у села Сеньково на берегу реки Оскол.

К концу второго дня наступления Балаклея была в тактическом окружении. Город обороняли уступающие в численности отряды ЛДНР и Росгвардии: СОБР «Омега» и «Толпар», а также отряды ОМОН «Орлан» и «Смерч».

«Ребята дали серьезный отпор, насколько могли. Их было меньше, намного меньше, чем вэсэушников. Но никто из них не побежал. Все ребята с Балаклеи — герои. Балаклею обороняли бойцы СОБР из Самары и Башкирии, ну, это уже все знают. Но были там братья из самарского и тольяттинского ОМОНа, были и мобилизованные из республик ЛНР и ДНР. Все они герои. Какая была численность врага, не знаю, вооружены они были знатно, арта, танки, бушмастеры [австралийские бронетранспортеры — прим.ред], весь военторг НАТО при них был. Наши чудом вышли из окружения. Мы тоже вышли под Изюмом. Это 9-го было, тогда уже танки пошли на село Богородичное», — рассказал RTVI один из участников батальона «Русский легион».

Глава пророссийской администрации Харьковской области Виталий Ганчев 7 сентября говорил, что подходит подкрепление, и скоро неприятеля отбросят: «Мы уже подтянули резервы к Купянску и Волчанску для начала контрнаступления на этом направлении. Я надеюсь, что наши ребята смогут выгнать эту хунту оттуда».

К вечеру третьего дня украинского наступления в Харьковской области российские подразделения покинули Балаклею. Официальный аккаунт Росгвардии 10 сентября выложили эмоциональное видео с самарскими бойцами СОБРа — «Мы выжили! У нас весь личный состав живой», — кричит на видео один из бойцов сидя в бронемашине.

Утром 10 сентября российские войска начали покидать Купянск и Изюм, который к тому моменту уже был в тактическом окружении. Пророссийские власти региона призвали людей эвакуироваться. Ближе к вечеру Минобороны объяснило отступление войск из Изюма, Балаклеи и Купянска «перегруппировкой войск», для «наращивания усилий на Донецком направлении». После этого заявления российские войска покинули еще несколько городов Харьковской области: Волчанск, Казачью Лопань, Уды и другие.



На харьковском направлении численность украинских войск была в разы больше российских, рассказал в эфире телеканала «Россия 24» Ганчев:

«Если говорить о той силе, которая была переброшена для контрнаступления украинской армии, она превосходила наши войска примерно раз в восемь, не меньше. Поэтому для сохранения нашего личного состава, я думаю, и было принято решение отходить, перегруппировываться».

По данным Минобороны России при наступлении в Харьковской области Украина понесла существенные потери, сравнимые с теми, что были при наступлении под Херсоном, то есть около 2 тысяч человек убитыми. Судя по некрологам военнослужащих, опубликованным на украинских интернет-ресурсах, в наступлении со стороны ВСУ принимали участие, как минимум шесть бригад и несколько спецподразделений ВСУ, Нацгвардии и полиции.

Основу наступающих составила 92-я механизированная бригада из Чугуева, которая с самого начала боевых действий отвечала за оборону Харькова. Рейды проводила 25-я воздушно-десантная бригада, которую до этого часто задействовали на всех сложных для ВСУ участках фронта в Донбассе. Штурмовые действия вело спецподразделение «Кракен» и 127-я отдельная бригада территориальной обороны ВСУ из Харькова.

К вечеру 12 сентября активная фаза наступления и отвод российских войск из Харьковской области завершились. Украинские войска вышли на границу Харьковской и Белгородской областей. Таким образом, теперь фронт проходит по границе с Россией, а Украина заняла практически всю территорию Харьковской области.

Не все мирные жители в оставленных российской армией городах и селах успели эвакуироваться, многие были задержаны украинскими военными и отправлены на фильтрацию. Среди них, например, учителя местных школ, сотрудники полиции и местных администраций, перешедшие на сторону России, а также все, кого заподозрили или на кого подали жалобу проукраински настроенные местные жители. Специально для доносов в соцсетях были созданы группы, в которые присылают свидетельства неблагонадежности, например фотографии с празднования 9 мая или сообщения о том, что тот или иной житель «помогал русским военным». Есть, например, жалоба на местного священника, который опрыскивал святой водой российских солдат во время молитвы, его также подозревают в коллаборационизме.

Оценки

О признаках подготовки наступления на Харьковском направлении информация поступала из различных источников и наступление не было неожиданностью, утверждает командир батальона «Восток» Александр Ходаковский.

«Как она оценивалась, как на нее реагировали, как сумели подготовиться и готовились ли — это другой вопрос. Но мои наблюдения говорят, что не сложилось какой-то эффективной системы реагирования, когда по получении сигналов начинают вертеться какие-то ролики, все приходит в движение, и ресурс, каким бы он ни был, приводится в максимальную готовность”, — считает Ходаковский.

Главная причина произошедшего на Харьковском фронте, по мнению бывшего министра обороны ДНР Игоря Стрелкова заключается в том, что от Украины ждали только пассивной обороны и одного заявленного наступления.

«Таковым во второй половине августа стал Херсонский фронт (где противник, на самом деле, задействовал сил не сильно меньше, чем на Харьковском фронте, но где у нас было сосредоточено намного больше собственных войск). Однако — „как всегда неожиданно наступили холода“… То есть вдруг оказалось, что враг способен широкомасштабно наступать сразу на нескольких фронтах — в том числе там, где у нас вместо фронта имела место редкая растянутая цепочка постов и застав, выстроенных в один эшелон при полном отсутствии даже тактических резервов», — считает Стрелков.

По мнению научного сотрудника Королевского института объединенных служб по исследованиям в области обороны и безопасности (RUSI) Джека Уотлинга, командование российской армии готово отступать, если видит на горизонте крупную неудачу: «Как во время штурма Киева или ухода с острова Змеиный».

Украинские наступательные операции Уотлинг разделил на три временных этапа: первый — наступление на Херсон, второй — затяжной период асимметричных стычек и глубоких ударов с целью подрыва российского контроля над территориями и деморализации войск противника и третий — период крупных боевых действий в 2023 году.

«Вероятно, в России пришли к такому же выводу. Вот почему Россия значительно сократила попытки проведения дальнейших наступательных операций и вместо этого пытается сохранить свою боевую мощь, восстанавливая новые подразделения, которые, по словам Путина, будут доступны после зимы», — считает эксперт.

Россияне покидают Харьков, чтобы защитить свои позиции на Донбассе, полагает военный историк, почетный профессор Королевского колледжа Лондона Лоуренс Фридман. «Украинские командиры, вероятно, были готовы к нескольким сценариям [при контрнаступлении], и их выбор зависел от того, что делали россияне. Как только они увидели масштабы передвижений российских войск и возникающую в связи с этим растущую уязвимость, тогда план для Харькова закрепился в их сознании», — написал он в своем блоге. Как отметил Фридман, летом казалось, что в ближайшие месяцы следует ожидать или больше изнурительных наступлений российских войск, или укрепления патовой ситуации, при которой военные действия могут длиться месяцы или даже годы. «Эта философия тупика все еще сохраняется, не в последнюю очередь потому, что трудно даже представить, что такая великая военная держава, как Россия, будет унижена. Таким образом, несмотря на то, что ситуация для Украины гораздо более благоприятна, должны применяться те же предостережения относительно далеко идущих выводов», — добавил он.

Вопрос о том, в какой степени Украина может извлечь выгоду из наступательного импульса, остается открытым, отметил в совместном подкасте с Дмитрием Альперовичем руководитель отдела по изучению России научно-исследовательского центра ВМС США Майкл Кофман. «Они [украинцы], вероятно, собираются отодвинуть линию обороны в сторону Лисичанска и Северодонецка … Российские военные <…>, вероятно, попытаются восстановить оборонительный рубеж где-то в Луганске», — сказал он. Министр обороны Украины Алексей Резников допустил, что, получив подкрепление, российские войска могут пойти в контрнаступление в Харьковской области.

Некоторые аналитики предполагают, что после контрнаступления осторожная позиция западных стран в отношении Украины может поменяться, и они начнут поставлять туда больше вооружений. «Слышу от высокопоставленных источников, что Франция значительно усилит военную поддержку Украины», — написал в твиттере директор европейского направления консалтинговой компании Eurasia Group Мужтаба Рахман.