Реклама
Сюжеты
11:31
2 Февраля 2020 г.
Архитектура, мода и эзотерика: что показывают на новых выставках «Гаража»
Поделиться:

Архитектура, мода и эзотерика: что показывают на новых выставках «Гаража»

Фотография:
Денис Каминев / RTVI

В музее современного искусства «Гараж» открылись сразу несколько выставок: «Atelier E.B „Прохожий“», «Упражнения на конструкцию. Сгибание» и «Мы храним наши белые сны». С декабря здесь также проходит выставка «Секретики: копание в советском андерграунде». RTVI рассказывает, какие идеи кураторы вкладывали в них и почему каждую выставку лучше посетить отдельно.

«Упражнения на конструкцию. Сгибание»



Посетителей музея встречает инсталляция польской художницы Моники Сосновской — согнутый сетчатый гиперболоид. Огромная конструкция (весом примерно 7-8 тонн) стоит на тонких гранях своих «ног», а особенность геометрической формы делает ее, кажется, совсем воздушной.



Куратор Анастасия Митюшина рассказывает, что эта работа — продолжение исследовательского интереса Сосновской, которая провела несколько экспедиций для изучения архитектуры ХХ века. Художница также несколько раз приезжала в Россию, где ее заинтересовали работы Владимира Шухова. «Это не посвящение Шухову, а парафраз его конструкции — сетчатого гиперболоида. Гиперболоид — максимально устойчивое геометрическое тело. В этом было ноу-хау Шухова, его башен», — отмечает Митюшина.

Работа над инсталляцией шла несколько месяцев, вспоминает куратор: «Чтобы именно согнуть конструкцию, а не сломать и не разломать, нужен был набор постепенных медленных усилий. Чтобы ее вмонтировать в атриум „Гаража“, конструкцию разрезали, а затем собирали. Собирали вручную, в течение двух недель». После таких работ с конструкцией, Митюшина говорит о ней как о живом существе. Впрочем, после того, что слышишь и видишь, а потом и трогаешь и чувствуешь, воспринимаешь инсталляцию именно так.

Что будет с «Упражнениями» после окончания выставки, пока не ясно, ведь работу создавали именно для атриума «Гаража».



Atelier E.B «Прохожий»



Это проект дизайнера Беки Липскомб и художницы Люси Маккензи. Авторы говорят о потребителях моды — тех, кто покупает и тех, кто следит за ней. В пространстве представлены витрины с фотографиями и книгами о моде в СССР, советская реклама ГУМа.

Еще одним из важных элементов этой экспозиции стали манекены. «Мы были удивлены, как сложно найти подходящий манекен. Это казалось странным, ведь они часто используются в инсталляциях», — объясняют художницы. В одной из работ на выставке «Прохожий» был представлен «симбиоз» манекенов с античными скульптурами.



Одежду, которая тут представлена, создали специально для выставки. Ее нельзя купить вне стен музея.

«„Мы храним наши белые сны“. Другой Восток и сверхчувственное познание в русском искусстве. 1905 – 1969»



«Мы храним наши белые сны» — строчка из стихотворения Андрея Белого, который на выставке стал одним из ключевых героев. Здесь также представлены рисунки писателя и поэта.

Кураторы Екатерина Иноземцева и Андрей Мизиано и их команда работали над выставкой около двух лет. Они называют ее очень «исследовательской». Здесь и правда очень много деталей и нюансов, для которых лучше посвятить отдельный поход в музей. Проект изучил мистические и эзотерические нити, которыми было пронизано искусство первой половины ХХ века.



В небольшом пространстве собрали больше 150 экспонатов. Первая часть, где есть работы Белого, про то, как в царской России «все было хорошо и эзотерической практикой можно было свободно заниматься», поясняет Мизиано. Но с приходом советской власти все поменялось.

«Особым персонажем был Глеб Бокий — человек, который соорганизовал Соловецкий лагерь, он придумал эту систему, что, где, сколько людей, какие бараки, как лучше создать невыносимые условия. При этом, я сейчас не шучу, он создал по распоряжению Феликса Дзержинского, которому на это намекнул Александр Барченко (сотрудник института мозга Бехтерева), отдел, который занимался изучением паранормальных явлений — такие „секретные материалы“. Также он создал масонскую ложу, занимался спиритизмом, магией, искал Шамбалу, организовывал экспедиции по этому направлению. На Соловецкий он, в общем-то, и уехал, расстреляли его», — рассказывает Мизиано. Архивные дела для этого стенда кураторы запросили в бывшем московском отделении НКВД ВЧК — нынешний ФСБ. По его словам, в архивах «быстро пошли на встречу» и после формальных процедур выдали документы.



В условно третьей части пространства представлены работы закрытого сообщества русских художников, которых некоторые исследователи называют «прерафаэлитами Самарканда». Здесь, в частности, представлены работы Даниила Степанова и Алексея Исупова.

«Секретики: копание в советском андерграунде. 1966 – 1985»



Название отсылает к детской советской игре «секретики» — когда прячешь «ценности» в земле под стеклышком. Выставка через такое сравнение показывает подпольное искусство, которым в то время были, в том числе йога и эзотерические практики. К слову, здесь есть дневник Леонида Талочкина, где он описал асаны йоги.



Как объясняет куратор Каспарс Ванагс, «секретики» также были инструментом социализации и построения вокруг себя того круга людей, кому можно их доверить. Работы на этой выставке также должны показать тот контекст, в котором существовало андерграундное искусство того времени.

Среди работ, например, представлен фильм Феликса Соболева «Я и другие», который состоит из нескольких психологических экспериментов. Один из известных — когда перед детьми ставят черную и белую пирамидки, и они называют их цвета, исходя не из того, что видят, а из того, что говорят другие.