Реклама
Сюжеты
02:00
23 Марта 2019 г.
Джихад наоборот. Что движет современными ультраправыми террористами
Поделиться:

Джихад наоборот. Что движет современными ультраправыми террористами

Видео
Джихад наоборот. Что движет современными ультраправыми террористами
Фотография:
Zuma / TASS

15 марта 28-летний Брентон Таррат совершил теракт в мечетях города Крайстчерч в Новой Зеландии. В день памяти жертв трагедии, которая унесла жизни 50 человек, новозеландскому премьеру Джасинде Ардерн стали угрожать убийством. Уже спустя пару дней после теракта власти приняли поправку к закону об оружии и запретили полуавтоматические винтовки. Но поможет ли это справиться с новой волной террора «белых радикалов», пока остается только гадать. О том, почему ненависть в наше время стала так заразительна, — в материале корреспондента RTVI Дмитрия Новикова.


По тихому городу Крайстчерч, останавливаясь на всех светофорах и пропуская пешеходов, едет автомобиль. Навигатор указывает дорогу водителю, который ведет трансляцию в интернет с камеры, закрепленной на лбу. Он остановится у мечети и включит марш британских гренадеров. Потом достанет винтовку, и его видеодневник мгновенно превратится в самую запрещенную запись в истории интернет-трансляций. Еще неделю после стрельбы Facebook и YouTube будут удалять все видеосвидетельства этой трагедии.

Снимая свои действия на камеру, террорист, кажется, хотел остаться анонимом. Но у жертв есть имена и лица: трехлетний Мухад, семилетний Сайад, 16-летний Хамза, 44-летняя Хусне и 60-летний Карам, два Ашрафа: одному — 57, другому — 61, Хадж Дауд, которому 71, и Осама Однана, которая в два раза младше. Всего 50 имен, и среди них лишь одна Линда Армстронг соответствует ставшему привычном за годы образу жертв терроризма.

вн.jpg
Фотография:
Zuma / TASS

Теперь сложно вспомнить, когда началась эта бесконечная серия терактов: в день, когда в Нью-Йорке рухнули башни-близнецы или многоэтажки в Москве. Потом были «Норд-Ост», Беслан, «Батаклан», Брюссель, Лондон, Ницца. Несмотря на возмущение либералов, к слову «терроризм», казалось, навсегда приклеилось прилагательное «исламский». Но для того террора, который 15 марта 2019 года после убийства полусотни человек довольно смотрел на себя в зеркало заднего вида, придется придумать другое имя.

Мухаммед Джама, имам мечети Масджид Аль Нур: «Я столкнулся с ним перед воротами в мечеть. При мне у входа он застрелил одного человека. На нем был шлем, очки и военная форма, а в руках он держал оружие, похожее на пулемет. Когда он проходил мимо меня, я крикнул ему: „Эй, что ты делаешь?‟ А он молча начал стрелять в мою сторону, я тут же побежал, и мне удалось спастись».

На следующий день после трагедии журналисты нашли родственников террориста. Его 81-летняя бабушка Мари до сих пор не верит, что кто-то из их семьи мог совершить такое. А дядя Терри Фицджеральд не перестает приносить соболезнования семьям погибших и раненых.

Мари Фицджеральд рассказала кое-что и о жизни внука до той роковой кровавой пятницы. Его история совсем не примечательна: он работал тренером по фитнесу и тайком устраивал для маленьких детей бесплатные тренировки, потом стал удачливым инвестором, заработал на биткоинах и много путешествовал. Его бабушка уверена, что ненависть он привез как раз из этих поездок.

Бывший глава Интерпола в России Владимир Овчинский попытался объяснить, что же такого террорист увидел за границей: в своем 77-страничном манифесте Брентон Таррат сам написал, что был разъярен мусульманскими гетто Франции и атаками исламистов против европейцев. Но генерал Овчинский считает, что настоящую ненависть пробудили другие путешествия — в виртуальный мир.

Владимир Овчинский, экс-глава бюро Интерпола в России: «Многие говорят, что это очередной психопат. Но он не сумасшедший. Он пошел от той виртуальной группы ненависти, к которой принадлежал. Если человек ежедневно общается на форумах с сотнями тысяч таких как он, ежедневно отслеживает новости, ежедневно сам пишет манифест, сверяет его с манифестами других, предупреждает о своих действиях, то какой он сумасшедший?»

Теории лидеров белого нацизма в манифесте убийцы перемежаются с историческими исследованиями о противостоянии цивилизаций. Тема изучена далеко не поверхностно: даже рожки с патронами к своему автомату он исписал именами и названиями полководцев и сражений, уничтожавших величие Османской империи. По-русски там упомянут адмирал Дмитрий Сенявин, разбивший турок при Дарданеллах в 1807 году, а также сражение при Кагуле в 1770 году. По-грузински написано имя легендарного Давида Строителя, по-армянски — Сарыкамышское сражение 1915 года.

Владимир Овчинский, экс-глава бюро Интерпола в России: «Он одиночка как человек, совершивший это гнусное массовое преступление. Но он не одиночка, поскольку он включен в эту сеть, таких как он сотни тысяч».

На нацистских сайтах после появятся восторженные отзывы о теракте и его организаторе.

Эндрю Энглин, редактор интернет форума США The Stormer: «Этот чувак уже народный герой. Он сделал так много, что мы должны согласиться: он бесспорно героическая личность в классическом стиле».

Белый национализм на подъеме. Но единственное, на что пока решаются новые фашиста, — факельные шествия и потасовки с полицией. Такое уже не раз видели в Америке.

Что происходит в душе нацистов-террористов, когда они все-таки решаются на персональный Mein Kampf, наверное, может понять только такой же националист, которого обвиняли в терроризме или даже судили за подготовку антиправительственного восстания.

Владимир Квачков, бывший полковник ГРУ: «Это явление геополитического, георелигиозного значения. Он не одинок. Идея не может быть одинокой».

Полковник Квачков служил в спецназе ГРУ, в 90-х примкнул к патриотам-антидемократам. Это его обвинили в подрыве машины Чубайса, но присяжные тогда вынесли оправдательный вердикт. Потом Квачкову все же дали 11 лет за организацию тайной антиправительственной группировки.

Владимир Квачков, бывший полковник ГРУ: «У меня была 279 статья — вооруженный мятеж в целях свержения существующей власти. Она, естественно, считается террористической статьей».

О новозеландском террористе полковник Квачков говорит осторожно, подбирая слова. Он только недавно вышел на свободу, и его имя еще не убрали из официального списка экстремистов. Но из его слов все-таки нетрудно понять, что именно он считает мотивами теракта.

Владимир Квачков, бывший полковник ГРУ: «Истина — Церковь Христова, воинствующая на земле и торжествующая на небесах. И если в город святой церкви Христова пришли другие люди и пытаются навязать свои взгляды на что-то, то естественно, они должны получать отпор, но в другой форме может быть — по закону».

Конфликт цивилизаций, кажется, дозрел и рвется наружу. Квачкову практически вторит человек совсем других взглядов, психолог Сергей Ениколопов.

Сергей Ениколопов, руководитель отдела медицинской психологии Научного центра психического здоровья РАМН: «В воздухе бродят идеи, которые одиночка может подхватить и реализовать. А может оказаться, что на эти идеи начинают кристаллизоваться большое количество людей, и вдруг возникает организация».

AP_974908744439.jpg
Андерс Брейвик
Фотография:
Frank Augstein / AP

После терактов Андерса Брейвика многие боялись, что вслед за исламским фундаментализмом придет антиисламский.

Дамир Мухетдинов, ректор Московского исламского института: «Брейвик являлся в неком смысле вдохновителем, в неком смысле — учителем этих националистических, шовинистических групп. Я думаю, что пример этого убийцы так же будет вдохновлять тех, кто в вопросах чистой крови, каких-то расистских заблуждений будет очищать землю от инакомыслия».

Но террорист из Новой Зеландии пошел даже дальше Брейвика: он не только убил людей, но и дал повод для новой идеологической борьбы.

Владимир Овчинский, экс-глава бюро Интерпола в России: «Он убивает мусульман для того, чтобы джихадисты-мусульмане совершили ответную акцию. А они уже заявили на своих форумах, что джихадисты этого так не оставят, они готовятся нанести что-то более страшное».

Дамир Мухетдинов, ректор Московского исламского института: «На наших мусульманских форумах, когда пошла волна такого негатива, мусульмане сказали: „Посмотрите на этих людей, они же радуются смерти, убийству мусульман‟. Но когда пошла иная волна, где значительное число христиан, неверующих людей солидарны с мусульманами, другие обратили внимание: „А посмотрите на эту часть людей‟. Получается, есть понятие доброй воли, есть понятие человеколюбия».

Только победа доброй воли, как обычно, в светлом будущем. А пока — очередной триумф воли зла. Довольно подмигивающей самой себе в зеркало заднего вида.


Авторы сюжета: