Сюжет
22:35
2 Июля 2018 г.
Застряли: как немецкий автопром выкарабкивается из крупнейшего кризиса в своей истории
Поделиться:

Застряли: как немецкий автопром выкарабкивается из крупнейшего кризиса в своей истории

Застряли: как немецкий автопром выкарабкивается из крупнейшего кризиса в своей истории

У флагмана немецкой экономики, концерна Volkswagen, на минувшей неделе был юбилей: 80 лет назад в Германии первыми в мире взялись доказать на деле, что автомобиль не роскошь, а доступное каждому средство передвижения. Вот только у лидера среди европейских автопроизводителей давно все не так гладко. О том, почему торжеств в честь дня рождения не будет, — Константин Гольденцвайг.


Клаус Морс, бургомистр Вольфсбурга: «Денег у нас стало меньше, времена непростые, так что и праздновать будем скромнее. И главное, что со многими проектами мы решили пока подождать — нам надо экономить. Ну, например, новая пожарная часть — она нужна нам срочно, однако в ближайшие годы придется повременить».

Ни грандиозных шоу, ни мировых знаменитостей на юбилее не ждут. Да что там: своих недавних руководителей заводчане на этом празднике не увидят. Экс-глава концерна Мартин Винтеркорн скрывается от американской тюрьмы: ордер на его арест власти США выписали в мае. Руперт Штадлер — управляющий Audi, дочкой Volkswagen, на прошлой неделе уже сменил лоск автосалонов на баварский изолятор.

Rupert_Stadler_Audi_Genf_2018.jpg
Глава концерна Audi Руперт Штадлер
Фотография:
Alexander Migl / WikiCommons

Штефан Некниг, официальный представитель прокуратуры Мюнхена: «Обвиняемому Штадлеру было известно о том, что манипуляции над программным обеспечением коснулись продаваемых автомобилей и, следовательно, их нельзя было допускать к эксплуатации. Вместе с тем он последовательно продолжал сбывать эти машины на европейский рынок».

Подсудимый — не просто миллиардер, это один из китов мировой индустрии. Несмотря на давление извне, жернова германского правосудия мелют медленно, но верно. Арестов в эти месяцы, помимо топ-менеджеров, опасаются десятки возможных пособников: управленцев, инженеров — тех, кто в этой игре годами все понимал, но лгал, искусственно занижая в разы уровень дизельных выхлопов. Крупнейшему в истории немецкого автопрома скандалу уже три года, а он разгорается с новой силой.

Ганс-Герхард Зеба, профессор экономики автоиндустрии института «Остфалия»: «В Volkswagen могут даже спрогнозировать, во сколько обойдется дизельгейт. 26 миллиардов евро он нам уже стоил — прежде всего, за счет штрафных выплат в США. Еще миллиард — это только что выписанный штраф от немецкой прокуратуры. А впереди ведь рассмотрение исков от акционеров, недовольных тем, что их не уведомили о происходившем. Они тянут еще на 8-9 миллиардов».

Главный вопрос, которым на фоне штрафов и арестов в Вольфсбурге вновь задаются: как обман зашел столь далеко? Бывший менеджер концерна Ганс-Герхард Зеба говорит об отчасти врожденной болезни. Volkswagen создавался как государственный гигант. И во многом таковым остался: громоздкая структура, полувоенная иерархия, где не принято спорить и задавать лишних вопросов. Теперь вопросы в этих цехах задают инспекторы из США. Унизительно, но для немецкого автопрома это жизненно важный рынок.

Кристофер Ротер, юрист адвокатской компании Hausfeld: «Но главное, господин Штадлер продолжает быть главой Audi! Ясно, что командовать из-за решетки предприятием в 50 тысяч сотрудников проблематично. И тогда его коллеги сообщают ему, что, покуда он сидит в тюрьме, это считается его отпуском. О чем это говорит? О том, что в Volkswagen продолжают изображать из себя невинно преследуемых — мы, мол, ничего не совершали!. И за этим — простой расчет: едва они признаются в обмане клиентов, как компенсаций потребуют два с лишним миллиона человек».

И это только немецкая часть. Весной власти ФРГ нехотя, но одобрили подачу коллективных жалоб против Volkswagen. А в юридической фирме Кристофера Ротера стеллажи уже второй год ломятся от частных исков. В этих папках требования от 60 тысяч первых желающих вернуть стоимость машин, оказавшихся совсем не тем, что им продавали. Немецкие судьи дизельные манипуляции трактуют по-разному, так что задача Ротера — довести хотя бы одно дело до прецедентного вердикта в Люксембургском суде ЕС. Цель юристов Volkswagen — этого избежать. Миллионы евро концерн тратит не на компенсации, а на отступные для первых истцов: возьмите деньги и молчите. В концерне выигрывают время — ведь уже в декабре, согласно немецким законам, наступит срок давности по преступлениям, всплывшим в 2015 году.

Кристофер Ротер, юрист адвокатской компании Hausfeld: «Пройдет еще пара лет. И вам придет письмо от надзорного ведомства: “Уважаемый такой-то, на вашей машине ездить больше нельзя. Снимите с нее номера, мы их аннулируем“. И вот тогда все спохватятся: „Момент. Как так? Почему я не могу ездить на своей машине? А продать ее что же, тоже никому не выйдет?.. Секундочку, но это не моя проблема, а Volkswagen, пусть вернут деньги“. И когда вы потребуете от них возмещения, то получите ответ: „Ах, как жаль! А где же вы были раньше?“»

Volkswagen — лишь верхушка айсберга. На очереди — проверка схожих подозрений в адрес Mercedes, возможно, BMW. Пока топ-менеджеры Daimler идут в немецкое правительство, увещевая отпустить грехи оплоту национальной экономики, полиция Гамбурга идет в народ. Так, в городе, уже закрывшем для въезда первые улицы вредному дизелю, взялись за взыскания с нарушителей. Примеру Гамбурга хотят последовать в Ахене, Штутгарте, Берлине — то есть далеко на Volkswagen не уедешь. Для химика Ханса-Юргена Поппека — это личная драма. И дело не в личном автомобиле.

гамбург.jpg
Фотография:
PxHere

Ханс-Юрген Поппек, химик, бывший сотрудник Volkswagen: «Это мои мама и папа. Они работали на Volkswagen. Рядом мой шурин. Тоже работал на Volkswagen. И еще один. Он тоже работал на Volkswagen. Это сестра моей жены, она работала тоже на Volkswagen. И мой тесть. Он тоже работал на Volkswagen».

Как и сотни тысяч немецких семей, связанных с автопромом, Ханс-Юрген и его супруга обвинения в грязном дизеле принять за чистую монету не готовы. Пока на футбольном поле Германия проигрывает корейцам, в их доме говорят о риске проиграть американцам в нечестной торговой войне.

Ханс-Юрген Поппек, химик, бывший сотрудник Volkswagen: «Мне вполне ясно, почему все это обрушили именно на нас. Volkswagen — одна из крупнейших компаний, выпускающих и разрабатывающих автомобили будущего. У нас слишком серьезная роль, и из-за этого неизбежные трудности для конкурентов в США. Разбив такую кузницу инноваций, им проще перекроить в свою пользу рынок».

На махинациях с дизелем попадались и остальные, но отчего скандал американцы раздули лишь из немецкой выхлопной трубы? Большинство политиков в Берлине такие подозрения до недавнего времени считало нелепой теорией заговора. Но действия нового американского президента позволяют поверить во все что угодно. Уже в ближайшее недели, опасаются здесь, поборник протекционистских мер Трамп может выполнить угрозу, обложив немецкие машины 25%-ми пошлинами.

Оливер Луксич
Оливер Луксич,
депутат Бундестага от Свободной демократической партии

«Беда германских политиков в том, что мы слишком долго игнорировали заявления Трампа. Это типично немецкая черта: только, когда они клюнули нас за наши автомобили, в стране поднялся вой. Ведь если мы, в самом деле, лишимся американского рынка, это станет колоссальной проблемой для всей страны!»

Ганс-Герхард Зеба, профессор экономики автоиндустрии института «Остфалия»: «Это те самые миллиарды, которых Volkswagen сейчас не хватает. Ведь именно сейчас необходимо пересаживаться на электромобили, перестраивать весь концерн ввиду совсем другого отношения к автомобилю. На это нужны гигантские инвестиции».

Например, на городской транспорт из будущего. В опытном порядке он в эти дни развозит первых пассажиров по территории берлинской клиники «Шарите». Внешне автобус больше похож на машину времени. Мало того, что ездит автономно, так еще и на электробатареях. Организаторы проекта с гордостью говорят: «Где, как не в столице Германии его осуществлять?» Именно в Берлине, когда-то запустили чудо-трамвай, а теперь вот — такую чудо-машину, которая ездит сама, правда пока что с сопровождающим пассажиром. Но главное, о чем тут умалчивают: это не немецкая, а французская разработка.

Представители разработчиков встречаются нам на полпути. Не заводское начальство в костюмах, а молодежь из французского стартапа поддерживает марку «Made in Germany». Со скоростью в 12 километров в час и переменным успехом.

Йоханнес Йене, координатор проекта в области автономного общественного транспорта: «Если на маршруте у автобуса кто-то, например, неправильно запарковал машину, то объехать ее он сам не сможет. Тогда мне вручную, при помощи этого пульта, надо объезжать препятствие. Видите, он распознал препятствие рядом с нами — кто-то бросил у проезжей части автофургон. Пока человек не уедет, мы не сдвинемся».

Эксперимент берлинских транспортников профессор Рауль Рохас называет катанием по потемкинским деревням. Главный у немцев специалист по беспилотным машинам будущего родом из Мексики. При всех попытках Германии лидировала и лидируют в этой решающей области, говорит Рохас, — Калифорния. И как бы в сравнении с Tesla, Intel, Google, — гудящий, как улей, родной завод в Вольфсбурге не оказался пережитком, в котором все, что можно было изобрести, изобрели в прошлом веке.

Рауль Рохас, профессор Свободного университета Берлина: «Еще в 2006 году — это ведь 12 лет назад! — я разъезжал по всей Германии, рассказывая о беспилотных автомобилях. От меня отмахивались — это еще когда наступит! И потом, мол, наши люди любят сами сидеть за рулем. Только теперь, когда уже десятки фирм, прежде всего, в США, вплотную заняты этими разработками, немецкий автопром начал просыпаться».

Нет худа без добра: дизельгейт, по словам Рохаса, окончательно вывел немцев из спячки. В его кабинете вместо традиционных моделек машин и двигателей внутреннего сгорания — фрагменты первого в мире ЭВМ от немца Конрада Цузе. Его компьютер — ровесник Volkswagen, но имя это в самой Германии до сих пор знают хуже, чем Дизель. Однако знают точно: в следующие десять лет автомобиль изменится сильнее, чем за минувшее столетие. Пока еще есть шанс, что случится это на его родине.

Видео
Застряли: как немецкий автопром выкарабкивается из крупнейшего кризиса в своей истории