Реклама
Блоги
23:22
15 Ноября 2019 г.
Станислав Кучер: от переговоров Трампа с Эрдоганом выиграли они оба — и Путин тоже
Поделиться:

Станислав Кучер: от переговоров Трампа с Эрдоганом выиграли они оба — и Путин тоже

Видео
Станислав Кучер: от переговоров Трампа с Эрдоганом выиграли они оба — и Путин тоже
Фотография:
RTVI

В Вашингтоне прошли переговоры между президентами Дональдом Трампом и Реджепом Эрдоганом. Что изменила эта встреча в отношениях США и Турции, как повлияла на расклад сил на Ближнем Востоке и кто вышел победителем, если такими категориями в принципе можно оперировать? Ответы на эти вопросы искал главный редактор RTVI-US Станислав Кучер.


Дональд Трамп
Дональд Трамп,
президент США

«Я хочу поблагодарить президента за его сотрудничество в деле строительства более стабильного, мирного и процветающего Ближнего Востока»

Реджеп Тайип Эрдоган
Реджеп Тайип Эрдоган,
президент Турции

«Мы также обсудили с президентом Трампом, как довести торговый оборот между нашими странами до $100 млрд»

Если бы я представлял официальную российскую пропаганду, то в лучших традициях советских журналистов-международников резюмировал: на переговорах Трампа и Эрдогана победу одержал Путин. Просто потому, что от любых противоречий между двумя государствами — сильнейшими членами НАТО — выигрывает всегда кто-то третий, тот, кто видит в НАТО главную угрозу и считает альянс вероятным противником. Соблазн раскритиковать в пух и прах «крутых парней» Трампа и Эрдогана велик, как велик соблазн демонизировать на их фоне Путина и подчеркнуть геополитические успехи России. Однако не все так просто. На мой взгляд, встреча в Вашингтоне состоялась как нельзя вовремя и — да, в этом смысле словам американского и турецкого президентов можно верить — пошла на пользу прежде всего американо-турецким отношениям, а также личным политическим интересам Трампа и Эрдогана. Для того, чтобы понять почему, полезно вспомнить самые яркие эпизоды американо-турецкого диалога за последний год.

В 2018-м отношения между Вашингтоном и Анкарой резко омрачились после ареста в Турции американского пастора Эндрю Брансона — его обвинили в шпионаже и посадили в тюрьму. Развернутая в Штатах кампания в поддержку Брансона стала одновременно первой масштабной кампанией по осуждению политики Реджепа Эрдогана, который к тому моменту на глазах всего мира превращал Турцию в авторитарное государство с амбициями Османской империи. В октябре того же года Брансона отпустили, он вернулся в США, и отношения снова потеплели — но ненадолго. В середине июля 2019-го начались поставки в Турцию российских зенитно-ракетных комплексов С-400, а в октябре министр иностранных дел Турции на совместной пресс-конференции с Генсеком НАТО заявил, что Турция пошла на этот шаг, поскольку «не намерена быть вечным просителем у НАТО». Американские и европейские СМИ тут же окрестили Эрдогана чуть ли не предателем альянса, в штаб-квартире НАТО пригрозили, что исключат Турцию из большинства натовских программ, а Конгресс США объявил о планах наказать Анкару экономическими санкциями. Кульминация ссоры союзников случилась 9 октября, когда Эрдоган объявил о начале операции «Источник мира» против сирийских курдов, а Дональд Трамп, явно напуганный своим же решением позволить Эрдогану эту операцию провести, включил заднюю передачу и отправил турецкому президенту уже ставшее историческим письмо с призывом не воевать с курдами в Сирии, «не строить из себя крутого парня» и «не быть дураком».

В Анкаре заявили, что Эрдоган выбросил письмо Трампа в корзину. Казалось, отношения между «крутыми мачо» испорчены навсегда, и скоро они начнут меряться своими мужскими талантами так, что от звона их «колоколов» содрогнется весь мир — на радость еще одного «крутого парня» в Москве.

Но очень скоро оба лидера показали, что письма и реакции в стиле «запорожских казаков» и «турецкого султана» — не более чем игра на публику, и ради торжества национальных и личных политических интересов (которые часто пересекаются) они готовы забыть любые обиды. 17 октября Реджеп Эрдоган встретился в Анкаре с американской делегацией в составе вице-президента Пенса и госсекретаря Помпео — хотя еще накануне обещал, что ни с кем ниже Трампа говорить не будет. С обоими в общей сложности проговорил больше пяти часов, и не напрасно: по сути Эрдоган добился почетной капитуляции Трампа на главном фронте: в обмен на приостановку продвижения турецкой армии на территориях сирийских курдов США освободили для Эрдогана так называемую «зону безопасности» — отвели свои и курдские подразделения от сирийско-турецкой границы. Иными словами, с помощью посланников Трампа Эрдоган фактически получил американское признание своих претензий на Северную Сирию.

Трамп и Эрдоган
Фотография:
Patrick Semansky / AP

Рамис Юнус, политолог: «США подыгрывали в вопросе решения сирийской проблемы и Турции, и России. Спектакль, который затеяли Эрдоган с Трампом, когда Эрдоган сказал, что он будет делать все, что захочет и создал буферную зону, а Америка говорила: „Нет, мы этого не допустим”, но на самом деле позволила сделать все, что надо».

Трамп, как это уже не раз с ним случалось, получил столь желанные лавры прекрасного переговорщика, сумевшего публично приструнить «турецкого Наполеона» и заставить заключить «выгодную сделку», к чему и призывал в том самом письме. Тогда же, 17 октября, стороны и договорились о личной встрече Трампа и Эрдогана, которую мы с таким рвением обсуждаем на этой неделе.

Да, 29 октября, в день национального праздника Турции — дня Республики — Конгресс США проголосовал за введение санкций и заодно нанес турецкому обществу эмоциональную пощечину, впервые приняв резолюцию о признании геноцида армян. Да, над Турцией по-прежнему висит угроза «отлучения» от программы поставки американских истребителей F-35. Да, в Штатах по-прежнему остается оппозиционный турецкий проповедник Фетхуллах Гюлен. Но, смею предположить, все это — из разряда того, что дипломаты сухо именуют «сложными вопросами двусторонних отношений», которые при всей своей сложности не являются критическими и не мешают добиваться главных целей.

Главными же для Эрдогана на нынешних переговорах стали три задачи. Первая — заручиться личным обещанием Трампа не дать Конгрессу сделать экономические санкции против Турции реальностью: подобно тому, как почти 20 лет назад администрация Буша не позволила Конгрессу серьезно подорвать экономику Саудовской Аравии после терактов 11 сентября.

Второй целью Эрдогана в Вашингтоне стало услышать, опять-таки лично из уст Трампа, обещание сдержать данное Помпео и Пенсом слово — не пересекать границу буферной зоны.

Наконец, третьей целью Эрдогана в Вашингтоне было снизить градус недовольства по поводу закупки российских С-400 и не допустить выхода Турции из совместных натовских программ.

Самое интересное, что вопреки словесным перепалкам и демонстративным обидам интересы Трампа и Эрдогана скорее совпадают. Трамп также не заинтересован в реальных санкциях против Турции, поскольку — в этом сходятся и американские, и турецкие эксперты — они бы сильнее ударили именно по американским предприятиям, прежде всего металлургическим, на которых, в частности, трудятся те, кто голосует за Трампа. Хозяин Белого дома не меньше Эрдогана заинтересован в решении сирийской проблемы без участия американских войск. Если войска действительно вернутся домой, это даст серьезный козырь республиканскому кандидату на выборах 2020.

Я не присутствовал на переговорах Трампа и Эрдогана и не думаю, что скоро кто-либо обнародует их запись, как это случилось с разговором американского и украинского президентов. Но что-то подсказывает мне: переговоры на самом деле прошли успешно.

Можно предположить, что почти все, что хотел, получил от этой встречи и Владимир Путин — хотя бы потому, что сохранение статус-кво в Сирии, в котором так заинтересованы и Турция, и США, без участия России теперь просто невозможно.