Реклама
Блоги
14:22
28 Октября 2020 г.
Зинаида Пронченко — об избавлении от ответственности
Поделиться:

Зинаида Пронченко — об избавлении от ответственности

Фотография:
личный архив Зинаиды Пронченко

Зинаида Пронченко — кинокритик, драмеди-квин (по ее собственной характеристике) и фем-фельетонистка (уже по нашей собственной характеристике), столь же язвительная, сколь и сентиментальная.



Позвонили мне из одного глянцевого издания и говорят: а ты не напишешь нам в номер, как оставаться собой в современном мире и … далее на выбор — не сесть в тюрьму или в лужу, не попасть в бан или впросак, не потерять уважение и чувство собственного достоинства. Ну короче, вы поняли.

Под современным миром глянцевое издание, кажется, имело в виду старый московский с(о)ветский этикет и новую — остальной планеты — этику и оптику. Ответ по сути содержится в вопросе. Трагическая несопоставимость этих двух мировоззрений есть шанс для якобы приличного человека высказывать мнение и по-прежнему получать удовольствие.

Над местечковым ЛОМом (то есть лидером общественного мнения) в отличие от его, допустим, парижского коллеги, не висит дамокловым мечом вечный вопрос — чьей слезинки не стоит твоя спокойная совесть и твоя еженедельная рубрика в Либерасьон: палестинских детей или израильской военщины, мигрантов из Северной Африки с правом на надежду и на исламскую идентичность или ЛГБТ-сообщества с правом на трансгрессию и свободную любовь? Отечественный ЛОМ всегда дудит в одну дуду по примеру Дудя: за все хорошее — это значит против Путина, не вдаваясь в интимности, не углубляясь в разветвленные лабиринты добра. А ведь диапазон широк. От Марии Кувшиновой до Антона Долина (тут ложная антитеза) или от Кирилла Серебренникова до Константина Богомолова. Один поставил спектакль по прозе Владислава Суркова и был арестован. Второй вывел Владислава Суркова в спектакле бесом и почивает на лаврах в домашнем театре. А ведь еще есть Ксения Собчак… Она баллотировалась в президенты недавно, но этого как бы не было. То, что упало и полежало пять минут, не падало.

Я еще далеко не ЛОМ, а только учусь, но уже усвоила урок. ЖИ-ШИ пиши через „и”; путина с маленькой буквы; про Чечню — либо ничего, либо ничего; про феминисток и их перегибы — без указательного местоимения «эти». По аналогии с «эта страна», а не Россия, данная стилистическая ошибка указывает на твои личные комплексы и больше ни на что. Также не ходи везде, куда зовут, а иначе придется очень скоро называть винегрет на экране (сцене, галерейной стене, книжном стеллаже или модном подиуме) византийской мозаикой или абстрактным постмодернизмом.

Да, друзья, нельзя быть и в болонии, и одновременно выметать сор, выбивать почву из-под «семьи». Побывав на ВИП-премьере, потом чертовски сложно, хоть и возможно, про випа всю правду за глаза в фейсбук писать. Что там у нас «Бульба.Пир» — по усам текло, там светский праздник — дрянь, и многие, на нем показавшиеся гости, совсем не семи пядей.

В общем, с московской клубной этикой и так все ясно, она не похорошела, она утонула. Теперь что касается новой.

Новое — это давно забытое старое. Даже вечное. Падающего не толкай, лежачего не бей. Особенно в России, тут для этого есть специально нанятые государством люди. На телеканалах и в казармах. Вот, та же Ксения Собчак задает вопрос солисту группы «Тараканы» Дмитрию Спирину в передаче имени своего имени. Почему — спрашивает она — стало нельзя говорить вслух, что от черной девочки не так пахнет? Дмитрий Спирин молчит, не знает, что ответить. Я, вроде бы, знаю.

Можно ли сказать вслух, что от Ксении Собчак не так пахнет? Наверное, можно. С какой коннотацией? Не так, как от Зинаиды Пронченко, или попросту плохо? А можно ли сказать, что я не люблю геев и черных — еще один вопрос из той же передачи — разве у человека нет права на ненависть? Наверное, можно, но с какой коннотацией? Уберите их из моего личного пространства или уберите их совсем? А где заканчивается твое личное пространство, а где начинается Конституция? И Конституция какой страны, той в которой живут Ксения Собчак и Зинаида Пронченко? И есть ли что и кого из нее убирать, там, кажется, никого кроме Путина не осталось.

Что еще за нравственные дилеммы беспокоят узкий круг привилегированной московской общественности? Обо что еще можно споткнуться, слоняясь по столичным гостиным? Канал «Дождь» — ряженые в вышиванки за нашу и вашу свободу и бокал просекко «Балаклава» на очередном мероприятии? Или единственный оппозиционный телеканал, лучше такой, чем Первый или все остальные кнопки на ящике ohne mehanismus? Если не Кашин, то кто? Эхо какой Москвы, а точнее какой из башен вещает на частоте 1206? Константин Эрнст — это пост-ирония или пост-апокалипсис? Алексей Навальный — он про волю к абсолютной власти или про жажду нормальной жизни? Фургал — мученик или опричник? Будущего нет или его не может не быть?

Все это риторические вопросы, феноменология духа отменяет критику чистого разума. Все нам известно про нас самих, но ничего не понятно. А значит, можно ничего не делать, даже не искать виноватых, все равно все будет, как будет. Коллективная ответственность избавляет в некотором роде от личной. Смейся, ЛОМ, над разбитой любовью — к Родине или отражению в зеркале. Короче, вы поняли... быть собой — это постоянно сомневаться: то ли рожа крива, то ли зеркало, разбить и то, и другое пока нету сил.