Фотография: Denis Balibouse / EPA / TASS
10 января Россия начала обсуждение гарантий взаимной безопасности со странами Запада. Первые дискуссии прошли между российскими и американскими дипломатами. 12 января к ним подключатся представители НАТО. RTVI побеседовал с экспертами и выяснил, каких итогов стоит ждать от этих встреч, и возможно ли достичь соглашений по ключевым вопросам.

Что обсуждают Россия и США

В понедельник, 10 января, в Женеве прошли переговоры представителей России и США о гарантиях безопасности, которых добивается Москва. В список таких гарантий, в частности, входит:

  • недопустимость расширения НАТО к границам России;
  • отказ от размещения альянсом военных баз на территории бывшего СССР;
  • отказ от размещения Россией и США ракет средней и меньшей дальности в зоне поражения друг друга;
  • отказ от размещения ядерного оружия вне национальной территории

В преддверии переговоров замглавы российского МИДа Сергей Рябков, возглавляющий делегацию на переговорах в Женеве, заявил, что НАТО следует вернуться на рубежи 1997 года. «Требовать от России уступок в ситуации, когда именно НАТО на протяжении всех последних десятилетий стремится, что называется, "оттеснить" нашу страну и перевести ее если не на роль подчиненного, то в любом случае на вторые роли в европейской и международной политике, причем сделать это с нанесением прямого ущерба нашей безопасности, больше не получится. Это все в прошлом, этому положен конец. Так что НАТО надо собирать манатки и отправляться на рубежи 1997 года», — сказал он в интервью ТАСС.

По итогам консультаций 10 января, Рябков подчеркнул, что американская сторона серьезно подошла к российским предложениям, хотя пункт о нерасширении НАТО вызвал серьезные возражения со стороны Вашингтона. Глава американской делегации, первый заместитель госсекретаря США Венди Шерман отметила, что США не собираются позволять кому-либо закрывать дверь НАТО и будут обсуждать вопрос функционирования альянса вместе с его европейскими партнерами.

В среду, 12 января, в Брюсселе пройдет заседание Совета Россия — НАТО. Генеральный секретарь альянса Йенс Столтенберг утверждал, что возможно прийти к политическому решению по безопасности с Москвой. В четверг, 13 января, в Вене пройдут переговоры представителей России и ОБСЕ.

К каким соглашениям могут прийти Россия и Запад

Генеральный директор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов:

Дискуссии по линии НАТО станут наиболее сложным треком переговоров. Именно там будут обсуждаться наиболее болезненные вопросы, в том числе тема нерасширения альянса. Среди возможных компромиссов в этой сфере — восстановление работы Совета России — НАТО не только с политическим, но и c военным компонентом, и договоренности по деэскалации напряженности на линии соприкосновения России и НАТО. В теории в НАТО могли бы предоставить какие-то гарантии о временном моратории на расширение или на прием конкретных новых участников, но получить такие уступки будет сложнее.

Что касается трека двусторонних переговоров России и США в Женеве, то американская сторона последовательно и на формальных основаниях уходит от части вопросов о безопасности в Европе. В Вашингтоне утверждают, что тему Украины нужно обсуждать в присутствии украинцев, а тему активности НАТО — вместе с европейскими партнерами по альянсу. В итоге получается, что на двусторонней основе можно разговаривать только об отказе размещать в Европе ракеты средней и меньшей дальности нового поколения или, например, о военной помощи Украине со стороны США — с той точки зрения, что такая помощь может создать стимулы для попыток решения Киевом ситуации с Донбассом силовыми методами.

Длительность переговоров будет зависеть от того, смогут ли Россия и западные страны найти платформу для компромиссов. В случае, если стороны будут не в состоянии делать уступки, то попытки прийти к соглашению могут быть оставлены уже в ближайшие несколько дней или недель. Если же удастся прийти к какому-то соглашению, их реализация может занять и годы. Например, Хельсинкские соглашения были подписаны в 1975 году, но переговоры по ним начались еще в 1960-х. Впрочем, какие-то промежуточные договоренности по НАТО могут быть согласованы к саммиту альянса, который пройдет в Мадриде летом. Нынешние переговоры, вероятно, удастся завершить быстрее, но они все равно займут некоторое время.

Руководитель программы «Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе» Московского Центра Карнеги Александр Габуев:

Россия и США могут достичь соглашений об отказе от размещения ракет средней и меньшей дальности в зоне досягаемости друг друга, а также по определенным типам вооружения. Но содержащаяся в российских предложениях, в текстовых документах, формулировка, что запрещено любое военное сотрудничество стран НАТО со странами постсоветского пространства, за исключением трех прибалтийских стран, возврат к границам 1997 года — неприемлемая история. В основном там [в российских предложениях] содержится довольно много совершенно неприемлемых вещей, которые переходят красную линию НАТО.

Экс-начальник 4-го Центрального научно-исследовательского института (ЦНИИ) Минобороны России генерал-майор в отставке Владимир Дворкин:

Я думаю, что какие-то подвижки здесь могут быть. Но это подвижки только российско-американские, потому что никакие проблемы, как уже американцы заявили, о европейской безопасности, по Украине они не будут обсуждать без своих украинских коллег. В частности, в Женеве можно было ожидать некоторых подвижек в сфере стратегической стабильности. Несмотря на продление Договора между Россией и США о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3), в мире по-прежнему сохраняются факторы, которые угрожают стабильности. Это относится, например, к неразрешенным вопросам по использованию космоса, по поводу разных новых систем России и США, суперторпед.

Научный сотрудник американского Института исследований внешней политики (FPRI) Максимилиан Хесс:

Я пессимистично настроен по поводу возможности достижения каких-либо серьезных договоренностей. Лучшее, на что можно надеяться, — компромиссы по стратегической стабильности, но этот аспект не входит в число приоритетных для России применительно к нынешним переговорам и вопросу Украины. Требование Москвы по НАТО не кажутся мне реалистичными. США, вероятно, станут обсуждать с Россией вопросы о перспективах НАТО, но не будут подписывать какие-либо официальные документы на этот счет.

Военный обозреватель «Газеты.Ru», полковник в отставке и старший офицер Главного штаба Войск ПВО в 1988–1992 годах Михаил Ходаренок:

Россия и США вряд ли смогут достичь каких-то весомых соглашений, точно не по мораторию на расширение НАТО. Маловероятными представляются даже компромиссы по отказу США и России от размещения ракет средней и меньшей дальности и запрету на размещение инфраструктуры НАТО в странах бывшего СССР.

Что мешает сторонам договорится

Андрей Кортунов:

Главная дилемма, которую не удалось разрешить даже спустя 30 лет после распада СССР, — как сделать Россию стороной, заинтересованной в поддержании европейской безопасности, которая, в свою очередь, завязана на архитектуре НАТО. Москва хотела бы иметь в существующей системе европейской безопасности право вето на принципиальные решения, но Запад на такие уступки идти не готов.

Создание стимулов для России поддерживать европейскую систему безопасности и интегрироваться в нее по-прежнему остается открытым вопросом. И пока что не очень понятно, как можно решить этот вопрос в каком-то устойчивом ключе. Помимо этого, переговоры осложняют разные ценностные подходы президента России Владимира Путина и американского лидера Джо Байдена к вопросу устройства международной системы. Путину было бы легче вести диалог с человеком вроде бывшего президента США Дональда Трампа, однако у Байдена другие взгляды на то, как вообще будет выглядеть будущее мировой системы, на каких принципах и кем эта система будет строиться.

Михаил Ходаренок:

Договоры подписываются и заключаются при каком-то равенстве сторон. Но какие переговоры о равенстве военно-морских вооружений? Не может быть ничего этого. Если нет равенства сторон, то как можно что-то в ультимативном тоне заявлять [о требованиях]? На долю стран НАТО, включая США и Канаду, приходится около 50% от мирового ВВП. Это технологии, это деньги, это все, это культура. Это не потому, что я выписался из патриотов своего отечества, просто моя основа — это патриотический реализм или реалистический патриотизм.

Максимилиан Хесс:

У меня создалось впечатление, что администрация Джо Байдена весьма серьезно относится к предложениям Москвы. Но если ожидания России от переговоров окажутся слишком высокими, то это неизбежно приведет к разочарованию. По итогу нам стоит рассчитывать на совместные заявления об улучшении ситуации с безопасностью, которые могут служить лишь промежуточным шагом к конкретным договоренностям в будущем.

Чем закончатся переговоры? Выберите свой вариант в опросе в Telegram-канале RTVI.

По теме:

Новости партнеров

реклама

У RTVI появилась эксклюзивная еженедельная рассылка. Подпишитесь, чтобы узнавать об интересном:
Необходимо дать согласие на обработку персональных данных!