Реклама
Мнения
15:20
7 Октября 2020 г.
Профессор Юлия Горбунова о том, почему Нобеля за исследование генома дали именно в 2020 году
Поделиться:

Профессор Юлия Горбунова о том, почему Нобеля за исследование генома дали именно в 2020 году

Фотография:
Christophe Petit Tesson / EPA / TASS

В этом году премию по химии Нобелевский комитет присудил француженке Эмманюэль Шарпантье и американке Дженнифер Дудне. Чем занимается генная инженерия и почему она так важна, объяснила для RTVI доктор химических наук, профессор и член-корреспондент РАН Юлия Горбунова.


Нобелевскую премию по химии в этом году дали за микробиологию. Это лишний раз подтверждает, что химия — наука, которая охватывает все в нашей жизни. Начиная с того, как функционирует наш организм и живая природа, и заканчивая всеми гаджетами, лазерами и флуоресцентными метками.

Из ДНК и РНК состоит все живое. Геномы — генетические коды — заложены во всех людях. Это некий набор повторяющихся фрагментов определенных химических веществ. На вопрос, можем ли мы научиться управлять этой химией внутри организма, отвечает генная инженерия. В науке эта область считается крайне прогрессивной, но в обществе на нее все еще смотрят с осторожностью.

Исследование Шарпантье и Дудны как раз посвящается тому, как эти повторяющиеся фрагменты разрезать в нужном месте, вставить туда другой фрагмент и получить некое принципиально новое свойство функции живого организма. Ученые уже научились выводить новые сорта растений и животных новых пород. Осталось понять, можем ли мы влиять на генетическую информацию людей?

Если окажется, что да, это, в первую очередь, поможет в борьбе с генетическими и иммунными заболеваниями. А еще поможет в лечении рака и усовершенствовании таргетной терапии — узкофокусного лечения. К нему прибегают, когда лекарство необходимо доставить в конкретную часть тела, в нужную клетку — больную, а не здоровую.

Для этого и нужны генетические ножницы. «Ножницы» здесь — это некий образ. В науке любят такие термины. Например, молекулярная машина — не устройство о четырех колесах, а молекула, которая может совершать направленное движение. То же самое с молекулярными ножницами. Они просто позволяют разрезать макромолекулу на составные части и собирать из них новые последовательности.

И тот факт, что именно в этом году награду присудили за исследование генома (работы по этой теме выдвигали и раньше), вполне соответствует той реальности, в которой мы все сейчас живем. Геном действительно влияет на иммунную систему, а нынешняя пандемия очень остро ставит вопрос о том, можем ли мы управлять иммунной системой человека. Можем ли запрограммировать ее так, чтобы она защищала нас от вируса.

Но вокруг этой премии, мне кажется, будут вестись не только научные, но и этические дискуссии. Снова поднимется тема ГМО — генно-модифицированных продуктов. Снова встанет вопрос: «А имеем ли мы вообще право вмешиваться в организм человека?»