Мнения
17:35
13 Октября 2019 г.
Дмитрий Муратов: жажда мести берется от бесправия жизни
Поделиться:

Дмитрий Муратов: жажда мести берется от бесправия жизни

Фотография:
Михаил Метцель / ТАСС

Издатель «Новой газеты» Дмитрий Муратов, отвечая на вопрос про попытку жителей Саратова устроить самосуд над убийцей 9-летней девочки, сказал, что жажда мести в обществе возникает из-за отсутствия возможности влиять на жизнь в стране. Об этом он рассказал в эфире программы «Особое мнение» на радиостанции «Эхо Москвы».


«...Поскольку их (людей — прим. ред.) отлучили от страны — они не могут быть избранными, они не могут выбирать судей, их петиции не читают, их врачей вышвыривают на улицу… Вот в центре Блохина объясняют, что это просто плохие врачи. Их оттеснили на обочину принятия решений. И остается, когда что-то происходит, только мстить», — заметил Муратов.

Он также высказался по поводу предложения некоторых российских депутатов снять мораторий на смертную казнь за тяжкие преступления в отношении детей. Муратов считает, что предлагающие это люди должны подписать документы, где будут два пункта.

«„Я доверяю профессионализму, честности, компетентности, справедливости и непредвзятости следователей и оперативников“ — первый пункт. Второй пункт: „Я доверяю эффективности, высокой чести и незапятнанности мантий российских судов“», — отметил Муратов. Журналист выразил сомнение, что люди, которые хотят вернуть смертную казнь подпишут эти документы.

«Вот когда два этих согласия человек, который хочет вернуть смертную казнь, подпишет — а это они когда, находясь в здравом уме, да даже выпив (я не хотел сказать, в трезвой памяти), даже пьяным никогда он не подпишет, что он доверяет этим судам и он доверяет вот этим людям, которые вершат правосудие, подкидывая наркоту, фальсифицируя доказательства, не открывая дела или, напротив, закрывая их, получая мзду, храня ее в своих квартирах (у кого 8 миллиардов, у кого 12). И вот этим людям доверять решать вопросы жизни и смерти?» — добавил Муратов.

Журналист в качестве примера привел отрывок из повести Николая Гоголя «Шинель». «Кареты — ну, без мигалок, ладно, — шли по Невскому, и дух Акакия Акакиевича подлетал к этим каретам, заглядывал в окна и говорил: «У-у-у!» Это была последняя месть — напугать, хоть что-то сделать, хоть как-то… вот эта маленькая, совсем маленькая какая-то жизнь — возмездие попытаться применить. Вот откуда — от бесправия жизни берется жажда мести», — подытожил Муратов.

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ