Реклама
Мнения
18:33
26 Июня 2020 г.
«Серебренников виновен в том, что не уехал»: что говорят о приговоре по делу «Седьмой студии»
Поделиться:

«Серебренников виновен в том, что не уехал»: что говорят о приговоре по делу «Седьмой студии»

Фотография:
Владимир Гердо / ТАСС

Мещанский суд Москвы 26 июня вынес приговоры фигурантам дела «Седьмой студии», их признали виновными в хищении 129 млн рублей. Режиссер Кирилл Серебренников получил три года условно, к условным срокам также приговорили бывшего генпродюсера «Седьмой студии» Алексея Малобродского и бывшего гендиректора Юрия Итина. Мнения политиков, актеров и других общественных деятелей об этом деле — в материале RTVI.


Режиссер Юлия Ауг в разговоре с RTVI: По справедливости я считаю, что приговор должен быть оправдательным. Я условно радуюсь условному приговору. Я действительно по-настоящему радуюсь тому, что сегодня фигуранты дела, наши друзья будут дома. А то, что ни в чем невиновные люди получили наказание и штрафы — это безобразие, цинизм, позор. Я думала, что будет хуже, поэтому я выдохнула… Но это унижение, это по-настоящему унижение. Я никого не призываю этому радоваться и говорить: „О, слава богу". Это паскудное неправосудие».

Политик Дмитрий Гудков в разговоре с RTVI: «Этот скандал стал международным, даже лояльно настроенные представители культуры, не политизированные, они политизировались и стали противниками власти, причем, я думаю, что уже навсегда. Если бы посадили, то все эти люди стали бы активно участвовать в политике против власти, в протестах. А это огромные аудитории, актеры, актрисы с миллионными аудиториями. Нешуточное для власти дело, так бы это не прошло. Попугали, показали, что такое может быть, если быть нелояльными, и отпустили, чтобы все радовались условному сроку. Надо понимать, что это наезд не на Серебренникова. Может там есть что-то личное, но, на мой взгляд, это акция устрашения против теряющих лояльность представителей вот этой сферы — культуры, шоу-бизнеса. Это удар по этой части общества».

Актриса Лия Ахеджакова: «Честно говоря, настолько запугали, так нервы измотали. Я представляю, что там с отцом [Кирилла Серебренникова] Семеном Михайловичем, мама уже умерла. Леша Малобродский — он же сердечник, он на пределе просто. Я не могу сейчас как ребята, молодежь, аплодировать и смеяться, и сказать: „Фу, слава богу“. Они нас всех запугали, чтобы мы знали — „Имейте в виду, вот так с вами будет, чуть что вякнете, где не то скажете, против нас пойдете, будет так“. Слишком страшно это было. И очень долго, три года запугивать людей. Это ж министерство культуры травило, преступая через свои же законы, которые они выпускали. Надо расследовать теперь поведение министерства культуры этого».

Актер Сергей Безруков: «Я рад, что суд смягчился, и это не те страшные шесть лет, которые были заявлены несколько дней назад. Как и многие мои коллеги, все эти три года я следил за этим делом, подписывал многочисленные письма в поддержку, поднимал этот вопрос на прямой линии с президентом. Несмотря на то что мы очень разные с Кириллом творчески, но по-человечески, как коллега по цеху я рад, что ситуация разрешилась именно так. Могло быть хуже. Он может продолжать работу, руководить театром. Это главное».

Журналист Николай Сванидзе: «Очевидно, что это оправдательный приговор. То есть Серебренников и его подельники так называемые оправданы вчистую… Просто суд у нас оправдательных приговоров, как известно, не выносит. Поэтому он вынес приговор в виде условного срока. Я, честно говоря, боялся, что 6 лет получит Серебренников и по пятерке его Итин и Малобродский. Но нет, им дали условно. В наших условиях, я еще раз повторяю эту формулу: в наших условиях условный срок — это есть оправдательный приговор. Это значит, что доказательств у суда их вины не было. И поэтому им дали условно».

Режиссер Глеб Панфилов: «Я сожалею, потому что для меня Серебренников — серьезный, глубокий и талантливый человек, который, возможно, не так безупречно знает всю эту бухгалтерскую кухню, как следовало бы ему знать. Для меня он невиновен. Возможно, были какие-то ошибки в ведении финансов, но сам суд прискорбен в своем решении для меня. Я по этому поводу совершенно надеялся на другое решение. Ему к экономике надо относиться теперь более внимательно, тщательнее, прежде чем следовать дальше. Вообще, эта часть в нашей работе нередко вызывает всякие ситуации экстремальные. Тут надо еще поработать всем сторонам. А что касается суда над Кириллом и еще ближайшими товарищами — я очень огорчен, что такое решение, надеялся на другое».

Главный редактор телеканала RT Маргарита Симоньян: «Государство только что не сделало жестокую ошибку, которую, надо сказать, вполне бы могло сделать. Учитывая крайний бред финансовых правил расходования бюджетных средств, у меня нет сомнений, что нарушения у Серебренникова действительно нашли. Эти правила как будто специально написаны так, чтобы всегда иметь получателей на крючке. Если правительство, как сегодня пообещала нам госпожа министр, что-то изменит, всем станет спокойнее работать. А вот насчет „отрицал вину, чтобы обмануть суд“ — это новое слово в юриспруденции. „Никто не обязан свидетельствовать против себя самого“. Статья 51 Конституции РФ. Хорошо бы обязать судей ее читать».

Кинокритик Антон Долин: «Условно. Сроки условные. Вся жизнь и культура в нашем государстве — условные. И то облегчение, которое мы (и я, не буду врать) сейчас испытываем, — условные. Это был главный киносеанс года. Самый поучительный. Ну, как сеанс? Условно».

Главный редактор «Медиазоны» Сергей Смирнов: «Приговор Серебренникову и всем остальным фигурантам дела „Седьмой студии“ разумеется, вынесен в ручном режиме. Если бы вместо них были бы ноунеймы, 100% при таких обстоятельствах поехали бы в колонию. А тут не стали. Может быть и цель стояла исключительно напугать. Но прямо максимально, до сбора баулов в колонию».

Журналистка Татьяна Фельгенгауэр: «Ну я лично радуюсь тому, что сегодня все вернутся домой. Что этот ад неопределенности закончился. Но да. Это позор. Стыд. Ужас. Несправедливость».

Журналист Дмитрий Губин: «Серебренников, с моей точки зрения, действительно виновен. Виновен в том, что не уехал. Всем, у кого в России мозги и таланты заметно выше ординара, следует уезжать. Всем, кто не такой, как все. Иначе силы будут уходить не на талант, а на выкарабкивание из госдерьма».

Дополняется