Валерий Рашкин – об электронном голосовании, Венедиктове и расследованиях Навального

Фотография: Иван Краснов / RTVI

В чем слабость электронного голосования, почему бумажные бюллетени никогда не умрут, зачем коммунисты говорили с трибуны Думы о расследованиях Навального — об этом Тина Канделаки беседовала в эфире программы «Специальный гость» с депутатом КПРФ Валерием Рашкиным.

О проблеме верификации электронного голосования. «Первое и самое главное – где код? Код, который позволяет смотреть, как голосовал избиратель, что с этими голосами делали внутри в этом ящике, прибавляли с другого какого-то ресурса голоса, как это всё суммировалось и как это всё выдаётся. Кода нет, никто это не дал.

Если не дают код, и он закрытый, «черный», никого туда не допускают, — и мы видим, что в течение десяти часов эта электронная схема ничего не могла посчитать… У нас в Государственной думе считывает и даёт в одну секунду. Шесть миллионов. У меня специалист IT-шник мне на пальцах просто объяснял: «Валерий Федорович, у меня больше шести миллионов входящих, я их суммирую и даю результат в течение буквально 30 секунд. А здесь какие-то 2 миллиона — 10 часов. Я вам клянусь перед небом, что это химия, это что-то делали внутри».

О непризнании результатов ДЭГ (дистанционное электронное голосование). «Я не признаю выборы в одномандатном округе. Электронное голосование — это шизофрения. Извините. В обычном, бумажном варианте я выиграл. И не только я, у меня еще шесть человек выиграли в бумажном варианте. Но электронное — оно абсолютно неподконтрольное, непрозрачное, закрытое. Поэтому я не принимаю, что проиграл».

О тайне голосования. «На обычном участке как: жена приходит, говорит: „Дайте я проголосую за своего мужа“. Ей не дадут! И правильно сделают. Потому что это тайна голосования. А здесь? Вот, например, семья: жена, муж, дети. Сел один сынок продвинутый и говорит: „Я сейчас за всех проголосую“. И он это сделает. А наблюдателя нет, конфиденциального голосования нет, урны нет. Это объективность! Ведь есть международные стандарты, которые мы, Россия, ратифицировали — тайна голосования».

О Венедиктове и электронном голосовании. «Кто такой Венедиктов? По закону он никто. В законе его нет. Почему он взял на себя право заниматься электронным голосованием? В законе он не прописан. Он просто наблюдатель».

О Навальном и «Умном голосовании». «У Навального была идея, как победить кандидата от «Единой России», когда есть палитра оппозиционных кандидатов. И он обращается не к кандидатам, чтобы они снялись, и остались один Рашкин и Баженов — и тогда нет проблем, тогда не надо «Умного голосования». Он обращается к населению и говорит: „Вот, кандидаты остались, давайте вы проголосуете за самого сильного”. И оказывается, что и в Мосгордуму, и в Государственную думу оказались самыми сильными именно представители КПРФ».

О расследованиях Навального. «Мы не обвиняли и мы не говорили „Медведев виноват”. Этого не было и не будет. Мы говорили: „Расследуйте публикации Навального и скажите: есть нарушения у Медведева или нет?”. Если нет – посадить Навального! Если есть – посадить Медведева!»

О поправках в закон «О полиции». «Мы в Законе о полиции дали право, законодательно, стрелять без предупреждения, если он (полицейский) только подумал, что на него могут напасть. Это в законе прописано. Он может вытащить пистолет и застрелить! На улице. <…> Дано право полицейским убивать. Причем без суда! <…> Убийство в российском законодательстве уже прописано».

О религии и Сталине. «В нашей программе, в нашем Уставе записано, что вероисповедание – это дело лично каждого. И у нас в партии есть и мусульмане, есть христиане, есть буддисты. И у нас нет никаких претензий к этому. <…> Сталин – историческая личность. Как и Ленин, как и Маркс, как и Энгельс. Это наша история. А мы говорим о сегодняшнем дне и о нашем видении нашей программы. Сталинские методы разные. Я осуждаю те методы, которые привели к репрессиям. Но всё остальное (а я думаю, это более 80%), что сделало из России великую державу – это достижение».

________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Валерий Рашкин родился 14 марта 1955 года в Калининградской области в многодетной семье работников колхоза. В 1977 году получил диплом инженера-механика на факультете электронной техники и приборостроения Саратовского политехнического института. Валерий Рашкин 17 лет работал на местном предприятии «Корпус», занимал различные должности, от инженера-технолога до главного диспетчера. В 1991 году получил политологическое образование в Поволжском социально-политическом институте.

В 1983 году Рашкин вступил в КПСС, после распада Советского Союза продолжил политическую деятельность в КПРФ. В 1994 году победил на выборах в областную думу в Саратовском одномандатном округе. С 1999 года – депутат Госдумы от фракции КПРФ, с 2004 по 2013 год – секретарь Центрального комитета КПРФ, с 2013 по 2017 год – заместитель председателя ЦК КПРФ. В настоящий момент является членом Президиума ЦК КПРФ.

Валерий Рашкин женат, у него двое детей.

По теме:

Новости партнеров

реклама
У RTVI появилась эксклюзивная еженедельная рассылка. Подпишитесь, чтобы узнавать об интересном:
Необходимо дать согласие на обработку персональных данных!