Сюжет
18:54
5 Июля 2019 г.
Без грифа «секретно»: Верховный суд обязал выдать внуку материалы дела расстрелянного в 1933 году деда
Поделиться:

Без грифа «секретно»: Верховный суд обязал выдать внуку материалы дела расстрелянного в 1933 году деда

Фотография:
Сергей Савостьянов / ТАСС

Верховный суд России 5 июля обязал министерство внутренних дел предоставить Георгию Шахету материалы уголовного преследования его деда Павла Заботина, которого в 1933 году расстреляли и не реабилитировали. О том, как дело дошло до Верховного суда и почему его решение — важный прецедент, который может помочь другим людям узнать о судьбе родственников, которых осудили при Сталине, но не реабилитировали, — в материале RTVI. 

Борьба Георгия Шахета

георгий шахет
Георгий Шахет
Фотография:
Влад Докшин / «Новая газета»

Шахет с февраля 2017 года пытался узнать подробности уголовного дела против своего деда. Сначала он обратился в центральный архив ФСБ, но там сказали, что материалов у них нет. Запрос перенаправили в информационный центр управления МВД по Московской области.

Там дважды отвечали, что такого дела в архивах нет, но потом его все-таки нашли. По словам юриста Анны Фоминой, которая представляла интересы Шахета в суде, дела писались от руки и сотрудники архива могли неправильно прочитать фамилию. «Если вам говорят, что дела нет, а вы уверены, что должно быть, надо требовать еще», — добавила Фомина.

В МВД отказались удовлетворить просьбу заявителя. Там сослались на то, что Заботина осудили по общеуголовной статье, поэтому закон о реабилитации жертв политических репрессий на него на распространяется. Шахет обратился в суд.

Головинский районный суд Москвы, Мосгорсуд и его президиум выносили решения в пользу МВД. Спор дошел до Верховного суда, который сначала отказался его рассматривать. В марте 2019 года суд запросил материалы, а в мае передал их коллегии.

Судьба его деда

Во время тяжбы стали известные некоторые подробности дела Заботина. Выяснилось, что Заботина задержали в декабре 1932 года, а уже в середине января 1933 года приговорили к расстрелу. При этом решение выносил не обычный суд, а «Сталинская тройка» — специальный внесудебный орган Объединенного государственного политического управления СССР.

Обвиняемый признал вину в хищении социалистической собственности. Всего по делу арестовали 22 человека, четверых из которых расстреляли. Заботин, по версии следствия, якобы получил выгоду в пять тысяч рублей от хищения.

«Я хочу ознакомиться с делом. Посмотреть, что там написано, на каком основании… Наверняка там есть какие-то письма, фотографии. Если все там шито белыми нитками, я хотел бы реабилитации», — говорил Шахет.

Важный прецедент

Интересы Шахина в суде представляли юристы «Команды 29» и правозащитного центра «Мемориал». «Команда 29» — правозащитное объединение юристов и журналистов. Они помогают людям, которых обвинили в госизмене или экстремизме, помогают родственникам получить доступ к делам тех, кого осудили во время сталинских репрессий.

По данным «Команды 29», с 1992 по 2018 годы МВД и прокуратура отказали в реабилитации почти миллиону человек, осужденных при Сталине. Доступ к их делам, которые хранятся в архивах, закрыли. При этом силовики ссылаются на совместный приказ министерства культуры, МВД и ФСБ, в котором говорится, что родственникам не реабилитированных людей выдается справки о результатах пересмотра. При этом документ не регулирует вопрос о доступе к материалам их дел, настаивают юристы.

Эксперты-криминалисты изучают обувь, извлеченную из места массового захоронения жертв сталинских репрессий
Эксперты-криминалисты изучают обувь, извлеченную из места массового захоронения жертв сталинских репрессий, Украинская ССР, 1989
Фотография:
А.Малаховский / ТАСС

«Родственник человека, которого не реабилитировали, наконец, получит право на доступ к информации о его преследовании. Кроме того, станет возможным обжалование других решений по подобным делам. У нас не прецедентное право, но позиция Верховного суда — это позиция Верховного суда, и не считаться с ней нижестоящие суды не могут», — объяснила важность решения Фомина.

Другие примеры

В России есть и другие примеры, когда заявителям не давали доступ к материалам дел тех, кого отказались реабилитировать. В ноябре 2015 года исследователи, изучающие репрессии против сотрудников НКВД, которых осудили и впоследствии не реабилитировали, попросили Центральный архив ФСБ дать возможность изучить дела. Им отказали на основании совместного приказа Минкульта, МВД и ФСБ.

В сентябре 2016 года Верховный суд отказался рассматривать иск исследователей. Там решили, что положение приказа, который хотели оспорить истцы, не нарушает их прав и свобод.

***

Владимир Крылов также не смог изучить дело своего дяди Владимира Хромеева, которого расстреляли в 1937 году за вторую попытку сбежать из лагеря. По закону, высшую меру наказания за это не назначали.

Реабилитировать Хромеева отказались, поскольку в архивах не нашли подтверждения того, что его преследовали по политическим мотивам. Суд постфактум заменил расстрел на год лишения свободы. Это произошло спустя 80 лет после казни.

***

Проблема с доступом к материалам дел существует не только в отношении простых людей, которых осудили в 1930-х годах. «Команде 29» отказались выдать документы по делу адмирала Александра Колчака, которого советская власть расстреляла без суда в 1920 году.

Интерес к делу адмирала появился после демонтажа в 2017 году таблички, которую повесили на доме, где он жил. После этого житель Петербурга Дмитрий Остряков добился, чтобы в ФСБ рассекретили уголовное дело против Колчака. В 2019 году в спецслужбе сообщили, что сняли гриф «совершенно секретно», но в доступе к материалам отказали на основании все того же совместного приказа Минкульта, МВД и ФСБ.

В 1999 году Забайкальский окружной военный суд отказался реабилитировать адмирала. Решение объяснили тем, что Колчак не прекратил террор против простых людей, которые жили на территории, которая во время Гражданской войны была под его контролем.


Авторы сюжета:
Загрузка...