Реклама
Сюжеты
09:33
22 Июня 2019 г.
«Нам это ни о чем не говорит». Что ответила Москва на официальные обвинения россиянам за сбитый MH17
Поделиться:

«Нам это ни о чем не говорит». Что ответила Москва на официальные обвинения россиянам за сбитый MH17

Видео
«Нам это ни о чем не говорит». Что ответила Москва на официальные обвинения россиянам за сбитый MH17
Фотография:
Evgeniy Maloletka / AP

Международная следственная группа, которая занимается расследованием крушения рейса MH17 в Донбассе, назвала имена подозреваемых. В гибели 298 человек на борту малайзийского «Боинга» обвиняют экс-главу Минобороны самопровозглашенной ДНР Игоря Гиркина и еще троих людей: двух россиян и одного украинца. В Москве обвинения все еще считают необоснованными, а представленные доказательства — неубедительными. Шеф европейского бюро Константин Гольденцвайг выслушал доклад следователей в голландском Ньивегейне, встретился с родственниками погибших и выслушал позицию российской стороны.


Силена Фредрикс, мать погибшего при крушении рейса MH17: «Я хотела бы им передать, что они лишили жизни молодых людей, у которых было будущее. Самолет был заполнен ни в чем не виновными людьми. Многие просто летели на отдых. У каждого было будущее, а больше его нет. И у нас больше нет будущего. Каждый день до смерти нам жить с этой болью».

17 июля 2014 года жизнь Силены Фредрикс разделилась на «до» и «после». После — весь ее дом заставлен фотографиями близких: сына Брайса и его девушки Дэйзи. Это память о них: на запястье, на сердце — всегда с ней. Они в тот день летели из Голландии на Бали. Спустя пять лет Силена так и не пришла в себя. Она изучает каждую новость о продолжающемся расследовании и говорит, что должна дойти до конца.

Силена Фредрикс, мать погибшего при крушении рейса MH17: «Я занимаюсь этим ради наших детей: Брайса и Дейзи. Это последнее, что я могу для них сделать — добиться справедливости».

Надежда Силены на запоздалую справедливость, как и у десятков других пострадавших семей, в среду окрепла. В Конгресс-центре города Ньивегейн сначала им, а затем журналистам руководство Международной следственной группы во главе с прокурором от Нидерландов официально назвало первых подозреваемых. Дела трех граждан России и одного украинца передали в суд.

фото подозреваемых по делу мх17
Фотография:
Robin van Lonkhuijsen / EPA / TASS

Уилберт Паулиссен, глава департамента расследований национальной полиции Голландии: «Игорь Гиркин, Сергей Дубинский, Олег Пулатов, Леонид Харченко. <…> Все эти четверо 17 июля 2014 года находились в восточной Украине, играя решающую роль в вооруженных действиях».

Изучив собранные улики, следователи сделали вывод, что глава Минобороны самопровозглашенной ДНР Игорь Гиркин в 2014 году поддерживал прямую связь с Москвой. Это он в день крушения «Боинга» от имени «ополчения» сообщил, что сбили якобы Ан-26: «упала птичка».

Его подчиненный, офицер российского ГРУ Сергей Дубинский, возглавляя контрразведку сепаратистов, занимался переброской комплекса «Бук» от границы с Россией и, возможно, его боевым применением. Заместитель Дубинского Олег Пулатов отвечал за охрану «Бука» на месте пуска ракеты, которую выпустили по «Боингу», как и полевой командир Леонид Харченко.

Уилберт Паулиссен, глава департамента расследований национальной полиции Голландии: «Наше решение об уголовном преследовании этих четверых не означает окончания расследования. Свою роль в крушении MH17 сыграли многие люди. Международная следственная группа продолжит искать самих членов экипажа «Бука» и тех, кто занимал важное место в командной цепочке, восходящей к России, которая обеспечивала военную поддержку востока Украины».

мемориал на месте крушения мх17
Мемориал рядом с местом крушения рейса MH17, 16 июля 2015
Фотография:
Mstyslav Chernov / AP

В том, что цепочка ведет в Россию, сомнений у следствия нет. Проезд того самого «Бука» с отличительными деталями из-под Курска, от 53-й зенитно-ракетной бригады до российской границы, запечатлен в верифицированных фото- и видеоматериалах. В Москве их продолжают считать фейком. Но о том же конвое говорится в перехваченных переговорах по телефону, а следом и в соцсетях. В России в эти доказательства также не верят.

Александр Бородай, экс-председатель «Совета министров» самопровозглашенной ДНР: «Записи в соцсетях в качестве доказательств подобного — это реально смешно. Может писать кто угодно, что угодно. И с какого там бодуна, что писалось там — это вообще непонятно».

Но в преддверии очередного доклада голландцев в российской же «Новой газете» публикуют не чаты, а попавшие к журналистам документы: приказ об обеспечении безопасности на дорогах при переброске курских зенитчиков к границе в Ростовской области и о сухпайках для командированных.

Павел Каныгин, журналист «Новой газеты»: «За два дня до трагедии с малайзийским „Боингом“ прибыли в Миллерово, в 30 километрах от границы с Украиной, 170 человек, зенитчиков, а затем 15 июля получили сухпайки и куда-то исчезли. Потом, видимо, снова появились и отправились в Курск. Вот что они делали в эти пять дней? Чем они занимались?»

Фред Вестербеке, глава Государственной прокуратуры Нидерландов: «Сообщите нам подробно о судьбе экипажа комплекса „Бук“, который вы поставили сепаратистам! Мы уверены, это тот комплекс, которым был сбит самолет. Москве, безусловно, известно, что с ним случилось. Дайте нам эти факты. <…> То, что Россия делать это отказывается, — позор».

В мае голландские журналисты попытались об этом спросить напрямую командира курской бригады Сергея Мучкаева, но разговора не вышло.

Константин Затулин, депутат Госдумы от «Единой России»: «Вы меня извините, может, еще и ключ от квартиры кому-то отдать? <…> Послушайте, дорогие друзья, мы государство, у которого есть свои воинские части. Вы попробуйте прийти к американской военной базе где-нибудь в Гуантанамо и скажите: „А нельзя мне поговорить с военнослужащим? Вот как они себя там чувствуют, в Гуантанамо?“»

На страже официальной России на голландской пресс-конференции — репортеры федеральных каналов. Как быть, спрашивают, с теми сведениями, которыми Москва — всякий раз вслед за новыми доказательствами ее вины — все же делилась? Среди информации с ростовского радара, которую передали через два года после трагедии, выпущенной сепаратистами ракеты нет. А по рассекреченным вдруг лишь в прошлом году бумагам Минобороны России, тот самый «Бук» был дислоцирован якобы в Украине. По состоянию, правда, на 1986 год.

пресс-конференция по мх17 2016
Пресс-конференция Объединенной следственной группы, 28 сентября 2016
Фотография:
Peter Dejong / AP

Уилберт Паулиссен, глава департамента расследований национальной полиции Голландии: «Мы посмотрели и на информацию, которую предоставила Россия. Но только лишь эти сведения не позволяют сделать окончательный вывод о том, что случилось с ракетой. И точной картины с данными радаров эти сведения тоже нам не дают».

Ханс де Борст, отец ребенка, погибшего при крушении «Боинга» MH17: «Мы же помним, как в России целенаправленно выдавали самые разные версии. Это был украинский „Бук“… Нет, ракету выпустили из самолета… Нет, самолет изначально был загружен трупами. И каждая новая теория, которую они создавали, противоречила последующим. С первого же дня Москва делала все, чтобы убедить окружающий мир, что они ничего не совершали — это все украинцы».

Константин Затулин, депутат Госдумы от «Единой России»: «Мы тоже разбирались, что происходило. Что естественно. Могли высказывать разные предположения. Желающих представить свое видение было много».

Теперь, когда видения и видения, кажется, исчерпаны, у российской стороны остается последний козырь. И его действительно трудно побить.

Константин Затулин, депутат Госдумы от «Единой России»: «Украина, которая ввязалась в гражданскую войну на своей территории, вела военные действия. Официальные власти этой страны не закрыли небо над военными действиями!»

В Киеве не дают ответа на вопрос, почему это случилось. Заключения международного следствия, в которое не позвали Россию, но пригласили Украину, Москва в который раз назвала «голословными», а само расследование — политическим. И именно политическая поддержка пришла от единственной из сопричастных к трагедии стран. Новый премьер Малайзии, усилив в целом антизападный курс, зазвучал пророссийски.

Махатхир Мохамад, премьер-министр Малайзии: «Мы очень расстроены, потому что с самого начала все это стало политическим делом с целью обвинить Россию в совершении чего-то плохого. Еще прежде чем все проверить, они уже говорили, что это Россия. Теперь же утверждают, будто у них есть доказательства. Нам трудно это принять».

Уже при премьере Махатхире Мохамаде в Малайзии, в отличие от Нидерландов, отказались и от траурной церемонии в пятую годовщину катастрофы. Но Куала-Лумпур все еще входит в Международную следственную группу. На общем отчете малайзийские представители противоречат своему же правительству.

работник malaysia airlines мх17
Фотография:
Lai Seng Sin / AP

Мохамад Ханафиа бин Закара, представитель Малайзии в Международной следственной группе: «Как члены Международной следственной группы мы можем заявить, что ее выводы основаны на доскональном и легитимном расследовании».

Роберт ван Хайнинген, родственник погибших при крушении «Боинга» MH17: «Для меня, для нас это очень важный день. Сегодня нам стало окончательно, кристально ясно, кто это сделал. Как ясно и то, что первые объявленные сегодня подозреваемые были напрямую связаны с российским государством».

В последнем сходятся все семьи погибших, которых удалось опросить RTVI. Но именно это — военная поддержка Донбасса — самый болезненный аргумент для Кремля. Следствие обнародовало часть перехваченных переговоров между сепаратистами и вероятными их кураторами. Игорь Гиркин в июне 2014 года, столкнувшись с превосходством украинских сил, просил срочной помощи через посредника — главу Крыма Сергея Аксенова.

Игорь Гиркин, бывший глава Минобороны самопровозглашенной ДНР: «Нам нужна противотанковая артиллерия, нужны танки, нужна нормальная ПВО, я сказал, мы без нее уже не можем обойтись».

Кроме того, есть записи, где уже без посредников говорят голоса, похожие на бывшего премьер-министра самопровозглашенной ДНР Александра Бородая и помощника президента России Владислава Суркова, который отвечал за Донбасс. На одной записи предполагаемый Сурков говорит, что уже поговорил с «самыми старшими товарищами, которые отвечают за эту историю».

Андрей Ежов, RTVI: «Подлинность этого разговора подтверждаете?»

Александр Бородай, экс-председатель «Совета министров» самопровозглашенной ДНР: «Нет, конечно. Я, во-первых, вам признаюсь, самой записи не слышал. Во-вторых, я не подтверждаю подлинности этого разговора. Более того, я могу сказать, что СБУ выпустило огромное количество разных телефонных фальшивок, в том числе и якобы с моим участием».

Силена Фредрикс, наряду со многими родственниками жертв, политическую ответственность за трагедию с ее сыном возлагает на Владимира Путина.

Силена Фредрикс, мать погибшего при крушении рейса MH17: «Потому что это из-за него подобное стало возможным. Он создал эту ситуацию. И он главное ответственное лицо».

Константин Гольденцвайг, RTVI:«Вы верите в то, что людей, чьи имена были сегодня названы, вы увидите в нидерландском или российском суде?»

Силена Фредрикс, мать погибшего при крушении рейса MH17: «Нет, я так не думаю. Но мне все равно. Я просто хочу знать правду. А это правда».

Владимир Путин: «То, что мы видели, то, что там представлено в качестве доказательств вины России, нас абсолютно не устраивает. Мы считаем, что там нет никаких доказательств. И все, что было представлено, нам ни о чем не говорит».

Российский президент снова призвал к диалогу с Москвой. К нему же Путин призывал в 2015 году. Идею созыва международного трибунала по расследованию катастрофы под эгидой ООН он тогда же назвал «контрпродуктивной». В Совбезе ООН Россия единственной наложила вето на соответствующую резолюцию. В итоге процесс, который начнется в марте 2020 года, пройдет под юрисдикцией Голландии. Доверие к ней выразили все государства, чьи граждане летели рейсом МH17.

мемориал погибшим мх17 схипхол
Король Нидерландов Виллем-Александр с королевой Максимой у Национального монумента погибшим при крушении MH17 у аэропорта Схипхол, Амстердам, июль 2017
Фотография:
Remko de Waal / AP

Слушания пройдут в особо охраняемом судебном комплексе в Схипхоле, рядом с одноименным аэропортом, из которого в июле 2014 года вылетел рейс MH17 Амстердам — Куала-Лумпур. 298 деревьев на мемориале в память о жертвах авиакатастрофы напоминают о каждом из погибших. И понемногу растут. Как и уверенность их родственников в медленном, но неизбежном торжестве правосудия.