Сюжет
15:05
2 Августа 2019 г.
Сирийские пленники: что происходит в лагерях для иностранцев, которые уехали воевать за ИГИЛ
Поделиться:

Сирийские пленники: что происходит в лагерях для иностранцев, которые уехали воевать за ИГИЛ

Видео
Сирийские пленники: что происходит в лагерях для иностранцев, которые уехали воевать за ИГИЛ
Фотография:
Baderkhan Ahmad / AP

Из Сирии в США привезли еще одного американца: его будут судить за участие в запрещенной в некоторых странах (в том числе и в России) террористической группировке «Исламское государство». После разгрома ИГИЛ в плену у курдов оказались тысячи военнопленных, среди которых остаются и иностранцы. Вашингтон добивается, чтобы союзники забирали своих граждан домой. Как продвигается процесс возвращения пленных, разбирался корреспондент RTVI Сергей Морозов.


Лагерь Аль-Холь — один из крупнейших лагерей для бывших сторонников «Исламского государства». Нищета, антисанитария — люди десятками гибнут здесь от болезней. После разгрома террористического государства в руках курдов оказались девять тысяч бойцов, плюс примерно 60 тысяч женщин и детей, которые прозябают в таких временных лагерях.

Соединенным Штатам сравнительно легко забирать и судить дома своих граждан, потому что их десятки. В то время как из Европы воевать за ИГИЛ уехали сотни и тысячи людей. В июле в США предъявили обвинения американскому гражданину Руслану Маратовичу Асайнову. Он родился в Казахстане, получил гражданство США, а потом уехал на Ближний Восток, стал снайпером и инструктором террористов.

Пока только семь стран согласились забрать бывших бойцов домой. Многие, в том числе Франция, Англия и Россия, вероятно, предпочли бы, чтобы горячие головы оставались подальше от родных стен. Случай России показателен: если считать только женщин и детей, то их в лагерях остаются тысячи, говорит правозащитник Хеда Саратова.

Хеда Саратова, правозащитник: «По каждому ребенку, женщине, и мужчине мы получаем заявления от родственников. И по ним у нас в списке 3030 человек. За сегодняшний день я приняла еще два заявления».

Хеда Саратова уже давно занимается российскими пленными на Ближнем Востоке. Был момент, когда глава Чечни активно возвращал из плена женщин и детей. Тогда приняли девять самолетов, но в последние месяцы эта работа остановилась, как писали в прессе, из-за противодействия ФСБ.

Хеда Саратова, правозащитник: «По мужчинам мы даже боимся заикнуться, потому что многие мужчины стали причиной того, что их семьи оказались там. Но на территории Сирии есть огромное количество молодых ребят, кто уехал туда на учебу или работу еще до начала военных действий».

Тех женщин, которых удалось вывезти и которых признали жертвами, а не пособниками террористов, Хеда Саратова водит по школам и институтам, чтобы они рассказывали учащимся на Кавказе о том, как действуют вербовщики экстремистов.

Дети — самая тяжелая глава в этой истории. В лагерях находятся сейчас круглые сироты, о которых некому позаботиться. Больше 30 таких детей уже погибли в лагере в Сирии. Сейчас главная задача — понять, кто где находится, и попробовать вывезти хотя бы детей.

Хеда Саратова, правозащитник: «Мужчины в основном находятся — насколько нам сказали — в Кобани, в Хасаке, в лагерях. Женщины — в лагерях Аль-Иса, Родж и Аль-Холь. Аль-Холь — это самый большой лагерь, на территории которого около 80 тысяч человек».

В последнее время вывозить пленников удается редко: полмесяца назад смогли вернуть в Россию детей тех женщин, которых в Ираке осудили пожизненно. Кроме того, лидеры курдского движения Роджава согласились отдавать детей без предварительных условий.

Хеда Саратова, правозащитник: «Эти люди, на мое большое удивление, меня приняли очень тепло. Это здесь, в Москве. И они говорят: „У нас никаких условий по выдаче детей — забирайте детей». Недели две назад из Ирака было вывезено 35 детей. Это дети осужденных женщин, которые сидят в багдадской тюрьме. Я ходила в больницу, куда их поместили по возвращению. Они стояли на подоконниках, смотрели в окно и рыдали. Ни бабушки, ни игрушки — ничего им не интересно. Они звали своих мам».

Курдские силы в Сирии жалуются, что содержать в лагерях десятки тысяч человек для них — задача непосильная. Поэтому если кто-то надеется, что они возьмут на себя заботу о чужих пассионариях, то, наверное, напрасно. По крайней мере те, кто хочет покинуть места заключения за деньги, могут это сделать.

Хеда Саратова, правозащитник: «Свободу там можно купить. Таким образом они могут сюда вернуться нелегально. Это очень серьезная ситуация».

Таким образом спецслужбы многих государств, в том числе и России, сейчас стоят перед выбором: либо вывезти своих граждан домой и разбираться с ними организованно, либо увидеть их дома уже бесконтрольно, когда они появятся как туристы, которые просто где-то пропадали несколько лет.


Авторы сюжета:
Загрузка...