«Интерес у подростков к „Колумбайну“ заметен во всем мире». Из-за чего произошло массовое убийство в керченском колледже

Фотография: Митя Лялин / RTVI

Раньше казалось, что массовые убийства в школах — это только американская проблема. Оказалось, что это не так. 18-летний учащийся колледжа в крымском городе Керчь Владислав Росляков пришел в учебное заведение и открыл огонь. Погибло 18 невинных и сам убийца. Росляков, по словам его знакомого, ненавидел преподавателей, вел крайне замкнутый образ жизни, давно удалил свои страницы в соцсетях.

Мнение автора книги о «Колумбайне»

Первым шоком для американского общественного сознания была стрельба в школе «Колумбайн» в 1999 году. Именно с той трагедией сегодня сравнивают массовое убийство в Крыму. Дэйв Каллен уже 20 лет изучает, почему подростки стреляют в школах и какие ошибки допускают власти в попытке предотвратить подобные трагедии в наши дни. Он даже написал об этом книгу.

Автор книги о трагедии в «Колумбайне» Дэйв Каллен в интервью корреспонденту RTVI Владимиру Ленскому рассказал о причинах такой агрессии среди подростков.

Мы обсудили:

  • Каким расстройством часто страдают виновные в массовых убийствах в школах и что многие подростки видят в «Колумбайне»

  • Является ли стрельба в школах исключительно американской проблемой и как этот феномен можно объяснить с точки зрения физиологии

  • Как можно было бы выявлять учеников, склонных к массовым убийствам, и какой урок «Колумбайна» до сих пор не был усвоен

Дэйв Каллен: «Взяв в руки оружие, они приобретают не только славу, но и власть над другими ребятами»



Дэйв Каллен: Никто не знает наверняка, но на мой взгляд, эти кошмары продолжаются из-за их неослабевающего воздействия на умы подростков. Важно понимать, кто эти убийцы. У большинства из них суицидально-депрессивный синдром. Депрессию часто неправильно воспринимают как просто печаль. Нет, это люди, которые дошли до предела. Агент ФБР как-то сформулировал мне это очень удачно.

Речь о людях в ситуации беспомощности и безнадежности. Два, казалось бы, очень разных состояния, но вместе они доводят парня — а стреляют почти исключительно парни — до отчаяния. Он считает себя жалким лузером, а свою жизнь насмешкой. Он уверен, что не вырвется из замкнутого круга, нет никакой надежды и ничего с этим не сделаешь. Он чувствует себя беспомощным. В таком состоянии пребывает большинство людей, которые совершают подобные преступления.

Они, знаете, такие непринятые сверстниками ребята, непопулярные в школе, не спортсмены, не отличники. И вот, кажется, что, взяв в руки оружие, они приобретают не только славу, но и власть над другими ребятами. Люди говорят о них с изумлением даже годы спустя. Подростки во всем мире и сейчас заводят сайты, посвященные стрелкам «Колумбайна».

Девчонки пишут о них любовные стихи и романтические новеллы, делают с ними свадебные альбомы в фотошопе. Получается, убийцы обрели все то, чего хотят депрессивные, беспомощные, потерявшие надежду. Для них это выход. Это тот один чудесный способ, который решит все проблемы. И мы, в масс-медиа, к сожалению, сами не желая того, даем им этот образ силы и величия.

Владимир Ленский: Дэйв, почему у этих школьных убийц такая международная популярность? Что вызывает к ним интерес?

Д.К.: Интерес у подростков к этому действительно заметен во всем мире. В течение четырех-пяти лет после расстрела в «Колумбайне» мне попадались в сети: в YouTube, а потом в инстаграме, в твиттере — в основном ребята из Америки. Но вот в последние года три я стал замечать, что основной массив сайтов и комментариев на эту тему — на языке, которого я не знаю: китайском, русском, других славянских языках.

Это глобальный феномен. Подростковый возраст ведь всюду трудный. Мы все через это проходили. Каждый подросток иногда чувствует и беспомощность, и безнадежность. Некоторое время назад, после серии суицидов подростков нетрадиционной ориентации в Америке была кампания, когда звезды кино и телевидения, открытые геи, обращались к подросткам со словами, что будет легче, школа закончится через пару лет.

Но, конечно, до тинейджеров трудно достучаться. Им кажется, что их ситуация навсегда. Они как бы внутри этого пузыря, внутри негатива. Есть для этого состояния и вполне анатомическое объяснение: у подростков еще не до конца развиты лобные доли мозга, поэтому дети беззащитны.

В.Л.: Какие уроки «Колумбайна» были проигнорированы или просто не были выучены?

Д.К.: Самый главный урок, который мы так и не усвоили, это влияние подростковой депрессии. Вскоре после «Колумбайна» секретная служба совместно с Министерством образования провели глубокое исследование всех школьных расстрелов в США за последние 25 лет. Именно это исследование и обнаружило, что три четверти стрелков — ребята в глубокой депрессии, что они предпринимали попытку суицида или говорили о нем.

«Колумбайн» в этом смысле — не совсем обычный случай. Эрик, лидер, был настоящим психопатом. Это очень нетипично для массовых расстрелов. Но второй-то парень действительно был в глубокой депрессии, как и большинство других стрелков. И вот этот момент мы упустили тогда и продолжаем не замечать сейчас. Большинство людей продолжает считать, что в школах стреляют психически больные люди.

А вот и нет, это не психически больные, это глубоко закомплексованные и страдающие от сильной депрессии подростки. А ведь диагностировать депрессию очень легко. Есть простой тест, который занимает всего около минуты. В нем вопросы типа, сколько дней за последний месяц тебе было грустно. Это очень просто.

Дети ведь хотят, чтобы их услышали, и врать не будут. Исследования показывают, что дети склонны врать родителям, чтобы защититься, или чтобы не расстраивать маму с папой. Но ни учителю, ни тренеру, ни доктору тинейджеры лгать не станут. Такой тест стоило бы проводить в каждом классе ежегодно. Но этого не делают.

Мнение психолога

Владислав Росляков, по последним данным, приобрел ружье вполне легально, у него было разрешение. Следственный комитет России переквалифицировал уголовное дело со статьи «Теракт» на статью «Убийство двух и более лиц общеопасным способом». Сообщается, что в Керчи задержали отца Владислава Рослякова.

О трагедии в керченском колледже в эфире RTVI поговорили с психологом Анной Гальберштадт.

Мы обсудили:

  • Почему дурной пример «Колумбайна» настолько заразителен и что помешало предотвратить этот инцидент

  • Чем отличается подход к школьному воспитанию в США и России и в чем была причина трагедии в Сэнди-Хук

  • По каким признакам можно выявить депрессивных подростков и какую роль в этом процессе играют штатные психологи учебных заведений

Анна Гальберштадт: «Такие дети часто стеснительные, они считают себя неудачниками»

Новости партнеров

реклама

У RTVI появилась эксклюзивная еженедельная рассылка. Подпишитесь, чтобы узнавать об интересном:
Необходимо дать согласие на обработку персональных данных!