Реклама
Сюжеты
23:56
24 Января 2020 г.
Госдума за считаные дни приняла поправки Путина в Конституцию. Откуда такая спешка?
Поделиться:

Госдума за считаные дни приняла поправки Путина в Конституцию. Откуда такая спешка?

Фотография:
Mikhail Klimentyev / Sputnik / Kremlin Pool Photo / AP

В середине января Владимир Путин выступил с ежегодным посланием Федеральному собранию, где предложил внести изменения в основной закон России. В тот же день президент создал рабочую группу для подготовки поправок в Конституцию, а спустя всего неделю Госдума в первом чтении единогласно их приняла. Сами члены рабочей группы при этом говорят, что к документу, который одобрили депутаты, они не имели никакого отношения: его написали где-то «выше». Что все это значит для будущего России и почему власти так спешат с поправками в Конституцию, разбирался корреспондент RTVI Сергей Морозов.


Основной закон России меняется в каком-то немыслимом темпе. Путин всего неделю назад внес поправки, и вот пожалуйста: Государственная Дума уже приняла их в первом чтении. Рабочая группа по Конституции собралась всего один раз и тут же выдала результат. Профильный комитет Госдумы рассматривал эти поправки 40 минут (за это время их можно было, наверное, только внимательно прочитать) и уже вынес заключение. Все спрашивают: куда такая спешка? Куда бежим? Ответа пока нет.

Заведующий кафедрой конституционного права юрфака МГУ Сурен Авакьян входит в рабочую группу по изменению Конституции. По его словам, группа даже не прикасалась к тому тексту, который ушел в Думу — его подготовили где-то еще.

Сурен Авакьян, заведующий кафедрой конституционного и муниципального права юридического факультета МГУ:«Мы не имели к этому отношения, это является основой нашей работы. Но я хочу сказать, что и президент говорил, и нам говорят, что, не трогая 1, 2, 9 глав Конституции, мы можем обсуждать и предлагать изменения по другим частям закона».

В группе 75 человек, всем дана максимальная свобода творчества. Сколько времени нужно, чтобы собрать все предложения, отправить в Думу, собрать поправки там, утвердить, затем то же в Совете Федерации, потом разослать в субъекты страны, чтобы не менее 2/3 согласились? Как это можно успеть до 12 апреля?

Сурен Авакьян, заведующий кафедрой конституционного и муниципального права юридического факультета МГУ:«Судя по предшествующим поправкам (а они были уже три раз), все проходило спокойно и очень оперативно. Хотя по закону дается до одного года. А в прошлом — от трех до четырех недель».

Если бы Путин прочел свое послание как обычно — в феврале-марте, то потом — лето-каникулы, и с поправками провозились бы до осени. Ну и что? У Путина еще четыре года впереди, куда спешить? Или что-то должно произойти до осени? Вот загадка.

Но мы можем сказать, когда начался этот аврал: 23 декабря стало впервые известно, что послание Путина переносится на январь. А позже Кремль заявил, что работать над посланием начали в середине декабря. То есть что-то произошло в середине декабря, что заставило Путина ускориться. Что именно? Пока непонятно.

Непонятно и куда с бешеной скоростью движется российская власть. На прошлой неделе Путин предложил усилить Госсовет (многие подумали: «Вот туда-то он и собирается, чтобы из Госсовета руководить страной и президентом тоже»). Но нет, уже в эту среду, 22 января, Путин на встрече со студентами заявил, что не станет этаким «министром-наставником» на сингапурский манер.

putin
Фотография:
Ronen Zvulun / EPA / TASS


Владимир Путин, президент России:«Вы хотите, чтобы я был наставником? Если у нас появится какой-то институт над президентом, это будет означать не что другое, как двоевластие. Абсолютно губительная ситуация для такой страны, как Россия».

Видимо, теперь Госсовет зарубят, потому что он очевидная угроза единовластию. Об этом говорили и политологи. Но ведь его продвигал сам Путин — зачем? Из-за спешки не успели все просчитать?

Пресс-секретарь президента уверяет, что темп нормальный, спешки нет.

Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента:«Любые инициативы, которые озвучивает глава государства, безусловно, встречаются с большим вниманием. Обсуждение и реализация этих инициатив всегда осуществляются в абсолютно приоритетном порядке».

Георгий Сатаров, президент Фонда «Индем»:«Более или менее очевидно, что это собачий бред. Я имею в виду нормальность такого рода вещей. Либо это совершенно несущественно, и тогда нечего вякать, что это нечто судьбоносное, либо это судьбоносное, но тогда надо это принимать всерьез».

Георгий Сатаров участвовал в подготовке ельцинской Конституции 1993 года — той самой, которую Путин много раз рекомендовал не изменять.

Георгий Сатаров, президент Фонда «Индем»:«Я просто напоминаю о том, что он совсем недавно, в конце прошлого года, сказал, что не нужно торопиться с принятием поправок в Конституцию. Не нужно».

Сатаров считает, что власть спешит, потому что ухудшается ситуация в экономике, падают рейтинги. Поэтому сразу после принятия поправок будут выборы на всех уровнях, включая президентские.

Георгий Сатаров, президент Фонда «Индем»:«Похоже, комбинация проста как колумбово яйцо. Раз это новая Конституция, то все должны переизбираться, даже наш управдом. Тут важен факт принятия новой Конституции. Какую хрень туда запихнут, совершенно несущественно».

«Обнуление президентских сроков не планируется», — заявил 23 января сопредседатель рабочей группы Павел Крашенинников. Он же напомнил, что в поправках записано, что один и тот же человек может быть президентом два срока, а не «два срока подряд», как раньше. Но что если кто-то из рабочей группы возьмет и предложит: «Долой два срока! Пусть президентствует, сколько хочет!» Участник рабочей группы Сурен Авакьян говорит, что это вполне может произойти.

Сурен Авакьян, заведующий кафедрой конституционного и муниципального права юридического факультета МГУ:«У власти могут быть и другие каналы, способные как-то косвенно оказывать влияние. Для чего, если очевидно, что человек подходит для этого дела? Мои студенты считают, что ни в коем случае не должно быть больше двух сроков подряд. Я говорю так: „Я взрослый и более мудрый человек. Если он руководит нормально, то дайте ему, пусть поруководит”».

Сергей Морозов, RTVI:«Но вы могли бы лично внести поправку, чтобы вообще исключить упоминание о двух сроках?»

Сурен Авакьян, заведующий кафедрой конституционного и муниципального права юридического факультета МГУ: «Насчет двух сроков я не вносил предложение. Относительно того, чтобы включить статью об ответственности президента, — такое предложение есть».

Картина тогда будет такая: Путин предложил ограничить президентство двумя сроками, но снизу поступит предложение снять все ограничения. И если Госдума и Совет Федерации, а за ними и регионы это горячо поддержат, Путин разведет руками и скажет: «Пусть выскажется народ!». И тут как раз всероссийское голосование. Тогда понятно, зачем оно: в такой ситуации без него было бы трудно. Кстати, Центризбирком предположил, что это голосование может пройти и в будний день (делайте выводы по явке).

Есть и еще одна, самая мрачная версия, почему такая спешка с Конституцией. Кремль готовится к войне. Такую теорию выдвинул историк Валерий Соловей в интервью радио «Эхо Москвы».

соловей
Валерий Соловей
Фотография:
Владимир Гердо / ТАСС


Валерий Соловей, историк, публицист: «Давайте назовем это гибридной операцией, поскольку Госсовет, которого еще нет, должен быть Госсоветом Союзного государства. А Союзное государство, с их точки зрения, сейчас продвигается, и не нужно ограничиваться союзом России и Белоруссии. Зонтик НАТО вряд ли сможет защитить страны Балтии, если не будет доброй воли президента Трампа. А он считает, что кое-чем обязан другу Владимиру, и может на время воздержаться».

Эта версия кажется чересчур радикальной. За ноябрь-декабрь Путин провел много встреч с военными: 2-5 декабря он проводит их каждый день, четыре совещания подряд с руководителями Минобороны и военной промышленности. Потом — коллегия Минобороны, затем — поездка к военным в Сирию, через день — Путин на учениях Северного и Черноморского флотов. Добавьте к этому учения по изоляции российского сегмента интернета в конце декабря, передачу учебных сигналов тревоги по телевидению, учебные эвакуации школ, и тогда совершенно иначе зазвучит поправка Конституции, которая говорит о приоритете национального права над международным.

Валерий Соловей, историк, публицист:«Россия может поставить под сомнение всю систему международных договоров. Мы скажем: „А с точки зрения национального законодательства мы его не признаем. Вот такие-то соглашения с постсоветскими странами”».

Здесь есть одно «но»: как раз на ближайшие месяцы США готовят крупнейшие за 25 лет маневры с союзниками в Европе, они пройдут в том числе в странах Балтии — не лучшие условия для ведения ограниченной гибридной войны.

Так или иначе, все теории, связанные с поправками в Конституцию, сводятся к тому, что Путин делает это, чтобы остаться у власти. А как иначе? Кто будет под конец своего правления реформировать систему власти, чтобы оставить новую, не испытанную в деле, возможно, неустойчивую конструкцию своему преемнику? Это было бы по меньшей мере безответственно. Да и как оставить галеру, на которой загребал 20 лет, если с галеры еще и не отпускают?


Авторы сюжета: