Реклама
Сюжеты
22:26
17 Февраля 2020 г.
«Исчезновение Запада» и тупиковые переговоры: итоги Мюнхенской конференции по безопасности
Поделиться:

«Исчезновение Запада» и тупиковые переговоры: итоги Мюнхенской конференции по безопасности

Видео
«Исчезновение Запада» и тупиковые переговоры: итоги Мюнхенской конференции по безопасности
Фотография:
Jens Meyer / AP

В Германии прошла Мюнхенская конференция по безопасности. В ней приняли участие больше 800 делегатов из разных стран. В этом году главной темой конференции стала «беззападность» — ослабление роли Запада на мировой арене. Кроме того, участники обсуждали роль России в региональных конфликтах: например, ливийском и сирийском. Об итогах конференции — в репортаже Константина Гольденцвайга.


Рыдающий мужчина, которого остановила полиция Мюнхена, чуть не стал главным символом конференции по безопасности. Беженец из Ирака в отчаянии из-за происходящего на родине попытался поджечь себя на антивоенном митинге. Тем временем в полукилометре от митингующих, за тройным оцеплением, продолжали вести учет растущему числу войн: Украина, Сирия. Теперь все чаще в этих стенах говорят про Ливию.



Сергей Лавров, министр иностранных дел России: «Множатся региональные кризисы, попираются нормы международного права. В том числе путем силового вмешательства в дела суверенных государств».

Вклад Москвы в такое вмешательство Сергей Лавров, дежурно призывая не искать российскую угрозу, оставлял за скобками. Но ему о нем напомнили.

Журналист газеты Corriere della Sera: «Господин Лавров, а чего вы хотите достичь, например, в Ливии? Ведь фактически вы поддерживаете там группировку, которая выступает за развал государства!»

Сергей Лавров, министр иностранных дел России: «Я вынужден не согласиться, потому что генерал Хафтар и возглавляемая им Ливийская национальная армия признаны Советом безопасности стороной в конфликте. Поэтому, отвечая на вопрос, что мы делаем в Ливии, мы стараемся помочь ливийцам вместе с другими внешними игроками восстановить то, что было разрушено при грубейшем нарушении принципов устава ООН».

Военную поддержку Хафтара со стороны Кремля российские дипломаты на конференции отрицали. Но удар в спину нанес, казалось бы, еще вчерашний друг. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган на фоне вспыхнувшего в Идлибе столкновения между турецкой армией и подконтрольной Москве сирийской возложил на российское руководство вину за ливийскую войну. А в качестве доказательства Эрдоган привел некие снимки, на которых запечатлели глав Минобороны и Генштаба России вместе с лидером печально известной ЧВК «Вагнер». В Мюнхене эту тему попытались замять.



Константин Гольденцвайг, RTVI: «Как бы вы могли прокомментировать вчерашние обвинения со стороны президента Эрдогана, который демонстрировал фотографии ЧВК „Вагнер“, высших представителей российской власти и говорил о главной роли России в ливийском конфликте?»

Михаил Богданов, заместитель министра иностранных дел России: «Ну, кстати, выступая сегодня на этой встрече, Чавушоглу как раз давал высокую оценку московским встречам, которые состоялись по инициативе Путина и Эрдогана. Я думаю, что это самое главное».

Константин Гольденцвайг, RTVI: «Так, а сами эти обвинения, сама эта фотография – это коллаж? Это ложь? Это что такое?»

Михаил Богданов, заместитель министра иностранных дел России: «Мне трудно это сказать, я не знаю…»

Вольфганг Ишингер, глава Мюнхенской конференции по безопасности: «Мне остается лишь надеяться, что российские власти к конференции через год дадут нам больше поводов для оптимизма. И в плане того, что делается в Европе и на ее границах, и глобально. Пока что у нас слишком много недоверия, слишком мало сотрудничества и слишком много конфликтов. И именно на России лежит ответственность за то, чтобы это изменилось».



Константин Гольденцвайг, RTVI: «А в эти дни здесь, в Мюнхене, Россия проявляет готовность к сотрудничеству? Или напротив, вызывает пессимизм?»

Вольфганг Ишингер, глава Мюнхенской конференции по безопасности: «Россия, полагаю, могла бы делать куда больше. Например, чтобы остановить чудовищную гуманитарную катастрофу, которая прямо сейчас разворачивается в сирийском Идлибе».

Для Вольфганга Ишингера, организатора конференции и искусного дипломата, который называет Лаврова своим другом, это жесткое подведение итогов. Присутствие России в мире — на подъеме, Запад — на перепутье. Красноречивый пример — речь президента Франции Эмманюэля Макрона. Ее можно было бы разобрать на прямо противоречащие друг другу цитаты — чьей стороне какая удобней. В мечтах о сильной Европе сначала он рассуждал о неизбежном партнерстве с Кремлем.

Эмманюэль Макрон, президент Франции: «Мы не должны поступаться нашими принципами в плане замороженных конфликтов, но нам необходим стратегический диалог с Россией!»

Потом он уличал Кремль в совершенных и готовящихся преступлениях.



Эмманюэль Макрон, президент Франции: «Полагаю, Россия в ближайшие месяцы, годы продолжит вести себя агрессивно, вмешиваясь в зарубежные выборы, причем как напрямую, так и через третьи силы. Нам нужно быть бдительными!»

Федор Лукьянов, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике»: «Макрон проводит свою линию, которая, естественно, мотивирована не Россией, не восточноевропейскими союзниками и вообще не вопросами, связанными с какой-то конкретной страной. Он старается выстроить конструкцию лидерства Франции в новом будущем Евросоюзе».

Но чтобы будущее у Евросоюза было, с Макроном или без, говорили в Мюнхене сами европейцы, придется пробудиться и смириться с тающей поддержкой США, с неприятием Трампом нынешнего НАТО, сколь бы отчаянно в обратном не уверял генеральный секретарь альянса.

Йенс Столтенберг, генеральный секретарь НАТО: «Я не верю в Европу отдельно. И я не верю в Америку отдельно. Я верю в Европу и Америку вместе».

Хайко Маас, министр иностранных дел Германии: «Признаем, времена, когда США были вездесущим глобальным шерифом, подходят к концу. Достаточно вспомнить Сирию, Афганистан, Африку. И будущее Ближнего Востока ведь тоже решается в Сочи и Астане, а не в Женеве и Нью-Йорке».



Но просыпаться и вершить чужие судьбы тем сложнее, если желания нет. Это в России решение об очередной победоносной операции в Ливии или Сирии принимается горсткой людей. Другое дело — Европа. Каждую Мюнхенскую конференцию по безопасности здесь сопровождают акции протеста. На них выходят и самые радикальные из несогласных немецкие «левые», но и среди более умеренных избирателей нет ни готовности к большей ответственности за мир, ни большей воинственности. Тем труднее в Мюнхене главному гостю из Киева.

Владимир Зеленский, президент Украины: «Я буду сейчас говорить на украинском, и у вас будет сейчас перевод. Но в следующие пять лет я сделаю все, чтобы вы выучили украинский язык. Уверен, нам с вами много раз встречаться».

Зеленский — президент недавно, а усталость Европы от Донбасса и Крыма — давно. Но выступающий начинает с вопроса: «А не рано ли вы успокоились?»

Владимир Зеленский, президент Украины: «Это война не в Украине, это война в Европе. Всем вам мы благодарны за поддержку, но все вы таким образом защищаете и себя!»



Настороженный к Зеленскому вначале Запад теперь встречает его на ура. В кадре — трансляция разговора с Кристиан Аманпур на CNN, совместные фотографии с Цукербергом. За кадром — обещания Зеленскому поддержки на пути к вступлению в НАТО.

Эльмар Брок, специальный советник президента Еврокомиссии по вопросам Украины: «У меня впечатление, что он стремится ровно так же, как Порошенко, к прозападной политике. Возможно, в другой стилистике. Возможно, ее стоит критиковать. Скажем так, то, что Порошенко делал чересчур медленно, Зеленский делает чересчур быстро. Но очевидно: он полон решимости двигаться вперед».

Но от Украины, страны с политической конкуренцией, прилетает и оппозиция.

Алексей Гончаренко, депутат Верховной Рады Украины от партии «Европейская солидарность»: «Никто в Европе не будет бороться за Украину больше, чем сама Украина. И когда сама Украина звонит и поздравляет Путина с Новым годом, то Европа не будет бороться за нас больше, чем мы сами».

Зеленского винят чуть ли не в сговоре с Кремлем. На новогодние каникулы, как выяснили украинские журналисты, он якобы летал в Оман, чтобы там тайно встретиться с главой российского Совбеза Николаем Патрушевым. И вот, немыслимые для России реалии: глава украинского МИД в Мюнхене вынужден отвечать.



Вадим Пристайко, министр иностранных дел Украины: «Это была частная поездка президента Зеленского, который, находясь в стране, с которой у нас не так много официальных контактов, провел эти встречи. Как министр иностранных дел могу сказать, что для нас это большая удача, когда президент страны летит отдыхать за свой счет, но еще и проводит там работу».

Петр Порошенко, бывший президент Украины: «На сегодняшний день все двусторонние встречи, которые у меня там были, четко показывают, что попытка Путина использовать платформу Мюнхенской конференции для подрыва позиции Украины сорвалась».

Петр Порошенко имеет в виду опубликованный в Мюнхене план урегулирования в Донбассе. Под планом, который среди прочего включает поэтапное снятие санкций с России, подписались европейские и американские эксперты. Но риторика многим говорит о московском происхождении документа.

Джон Хербст, директор Евразийского центра Атлантического совета: «Вы посмотрите, как этот документ был написан! Речь шла не о кремлевской агрессии в Украине, не о вторжении российских солдат в Украину, а о „конфликте в и вокруг Украины“. Это прямо, как бы сказать, „графика“ Кремля».



Разразился скандал. Уже обнародованный план спешно сняли с сайта конференции, а ее организаторы от него открестились.

Немного о том, как устроена крупнейшая в мире конференция по безопасности. Фешенебельная мюнхенская гостиница «Баварский двор» уже много лет не вмещает всех гостей. Лишь двусторонних встреч, не считая официальных мероприятий, здесь проходит две с половиной тысячи. Весь окрестный квартал оцеплен полицией и превращен в огромную площадку для переговоров. Так, например, одним из зданий пресс-центра служит бывший (на эти три дня) китайский ресторан. В другом помещении (в обычное время здесь банк) журналисты ждут подведения итогов, возможно, главных переговоров: по Ливии.

Однако никаких прорывов. Германия лишь вновь призывает страны, которые поддерживают участников конфликта, отказаться, как те и обещали, от поставок оружия в Ливию. Россию вслух при этом не называют. Не делает этого и госсекретарь США Майк Помпео. Но из Мюнхена он наносит новый удар по российским поставкам газа в Европу. К кнуту — санкциям против «Северного потока – 2» — теперь добавят пряник.



Майк Помпео, госсекретарь США: «Как новейшее подтверждение нашей поддержки европейских друзей в их независимости, благополучии и энергобезопасности хочу объявить сейчас о том, что при содействии Конгресса США мы выделим до одного миллиарда долларов на финансирование инициативы „Трех морей“ в странах Центральной и Восточной Европы».

Деньги пойдут на новую инфраструктуру для приема европейскими портами сжиженного газа — прежде всего, из США. «Северный поток – 2» приказано если не остановить, то сделать бессмысленно дорогим и чрезмерным. У немцев, его главных бенефициаров, восторга на лицах не видно.

Ванесса Эккер, официальный представитель Госдепартамента США: «Санкции — это последний вариант. Самое главное для нас — это поддерживать диалог с нашими европейскими партнерами, чтобы остановить этот проект. Потому что мы считаем это политическим проектом. Нельзя доверять России, когда она говорит, что это чисто экономический проект. Ведь у России уже есть возможность поставлять газ через Украину. И зачем нужен еще один провод?»



Константин Гольденцвайг, RTVI: «Вы понимаете раздражение многих в Германии такими шагами США?»

Ванесса Эккер, официальный представитель Госдепартамента США: «Ну, я… Я не знаю».

В незнании о том, что будет через год и стоит ли вновь собираться, из Мюнхена разъезжаются и другие высокие гости. Мрачный слоган «Исчезновение Запада» на конференции этого года был призван оживить спор о том, как этот Запад вернуть и преодолеть раскол. Но и спора не вышло. Время истекло. В отель «Баварский двор» возвращаются обычные туристы.