Сюжет
23:43
25 Июня 2018 г.
Между баварским молотом и римской наковальней. Как Ангела Меркель будет спасать европейское будущее
Поделиться:

Между баварским молотом и римской наковальней. Как Ангела Меркель будет спасать европейское будущее

Между баварским молотом и римской наковальней. Как Ангела Меркель будет спасать европейское будущее
Фотография:
Michael Sohn / AP

В Евросоюзе назревает серьезный политический кризис: всего неделя остается до истечения ультиматума, который Ангеле Меркель выдвинули ее же подчиненные по коалиционному правительству — они настаивают на закрытии границы Германии для мигрантов-нелегалов. О том, есть ли у канцлера шансы выстоять и на этот раз, — в репортаже Константина Гольденцвайга.


На здании заседаний Европейского совета отныне можно написать «открыто до последнего клиента»: из двадцати восьми возможных на этот саммит прибыло лишь восемнадцать глав стран-членов ЕС, остальным — недосуг. Жан-Клод Юнкер встречал гостей с напускною веселостью: Ципраса, премьера Греции, не выпускал из объятий; Рютте, премьеру Голландии, отдавал честь. Он будто не хозяин встречи, а свадебный генерал. Во-первых, это неофициальный саммит Евросоюза, а во-вторых, «союзническим» в нем осталось только название (на фоне споров о беженцах). И в-третьих, когда итоги переговоров решила подвести их ключевая участница, обнаружилось, что итогов и нет.

Ангела Меркель
Ангела Меркель,
канцлер Германии

«Мы все едины в стремлении к сокращению нелегальной миграции и защите наших границ. И нам ясно, что отвечать за это нам всем»


Ради этих прописных истин можно было б лишний раз не съезжаться — через три дня им все равно встречаться уже на полноценном саммите ЕС. Но для Меркель счет идет на часы — она спасает собственное будущее и будущее ЕС, что в данном случае, возможно, одно и то же.

Ксавьер Беттель, премьер-министр Люксембурга: «На кону у нас вопрос, не выживет ли канцлер, а удастся ли найти общее решение. Уверен, в будущем мы сможем выработать единую для Европы миграционную политику».

Шарль Мишель, премьер-министр Бельгии: «Нашим первым приоритетом, если мы хотим сохранить свободу передвижения внутри Шенгенской зоны, должен стать реальный, строгий контроль внешних границ Европейского союза. Наш второй приоритет — разобраться предметно с созданием центров приема для соискателей убежища — каковы в них будут условия? Будут ли они соответствовать международному праву?»

По факту, выходит, само создание таких центров — вопрос решенный. Размещать новоприбывших беженцев у себя больше не хотят даже Германия со Скандинавией. Вместо этого — не то изоляторы, не то лагеря на подступах к ЕС: может, в Албании, может, в Ливии — это уж с кем из нищих соседей заключат сделку. Условия содержания соответствующие, но что делать, если в Европе от пресловутой «культуры гостеприимства» теперь ни следа. Однако многим в ЕС и этого мало: Словакия, Венгрия, Польша, Чехия — слышать о беженцах вообще не хотят.

Алексис Ципрас, премьер-министр Греции: «По-моему, перед нами огромная дилемма. И вот какая: хотим ли мы общеевропейского решения для общеевропейских проблем? Или считаем, будто каждый сам за себя? Так полагают некоторые члены ЕС. Они думают, раз их напрямую проблема не касается, то и заниматься ею незачем — ни к чему проявлять солидарность в поиске общих решений».

Проявлять солидарность наотрез отказалась Италия. Ее лидер Джузеппе Конти — лишь верхушка политического айсберга из правых популистов и леворадикалов, дорвавшихся до власти в одряхлевшей стране. Меркель надеялась буквально любою ценой уговорить их забирать к себе с немецкой и австрийской границ тех мигрантов, которых уже регистрировали в Италии. Это отвечало бы принятому в ЕС Дублинскому регламенту рассмотрения заявок беженцев — но не отвечает воззрениям Рима. Новый глава итальянского МВД Маттео Сальвини отправил в Брюссель свой рецепт избавления «от человеческого мяса», — так Сальвини называет беженцев. Рецепт прост: мигрантов Италия отныне будет выпускать в другие страны, но не принимать их у себя. Не только Меркель эту смену курса ощутила на себе — переполненным кораблям с мигрантами в итальянские порты в эти дни вход закрыт.

Армин Лашет, премьер-министр Северного Рейна — Вестфалии: «Из предложений итальянского премьер-министра Конте следует определенно, что Италия хочет уничтожить всю Дублинскую систему. Поэтому меня весьма тревожит перспектива одиночных действий Германии. Тогда Италия выйдет из Дублинского соглашения, перестанет регистрировать мигрантов, и, в конечном счете, мы получим еще больше беженцев, чем было. Поэтому нам нужен налаженный порядок, а это требуют много дискуссий, спокойствия и времени».

Но ни времени, ни спокойствия у Берлина уже нет. Через неделю истечет ультиматум, выданный Меркель младшим партнером по коалиции, ХСС под руководством главы МВД Зеехофера. Если прорывов в ЕС в миграционном вопросе канцлер так и не добьется, то вслед за римским молотом ее ждет баварская наковальня. Подчиненный Меркель министр Зеехофер, вопреки воле канцлера и на радость однопартийцам, закроет для беженцев границы Германии — независимо от последствий для европейских соседей.

Маркус Зедер, премьер-министр Баварии (ХСС): «Немецкое право, национальное право должны действовать! И мы рады, что решения уже принимаются. Тех, на кого наложен запрет на въезд в страну, необходимо разворачивать на границе, дамы и господа! А как же иначе?»

До все более вероятной развязки конфликта остается пара шагов. В связи с утратой доверия Меркель отправит в отставку Зеехофера, вслед за ним уйдут с постов другие министры от ХСС, коалиционное правительство развалится, а на новые выборы Меркель выдвигаться не станет. Не только Германию, но и Европу при этом сценарии ждет политическое землетрясение. В Берлине первые толчки уже слышны – тем удивительнее, что стих сам миграционный кризис. И все более очевидна реальная цель партнеров Меркель по коалиции: не повесить замок на и так пустую границу, а свергнуть начальницу. Завтра, на совместной встрече лидеров ХДС, ХСС и социал-демократов, прояснятся, возможно, их шансы на это.

Видео
Между баварским молотом и римской наковальней. Как Ангела Меркель будет спасать европейское будущее
Фотография:
Michael Sohn / AP