Сюжет
21:41
26 Апреля 2018 г.
Месяц после пожара в «Зимней вишне». Как ищут виновных в кемеровской трагедии
Поделиться:

Месяц после пожара в «Зимней вишне». Как ищут виновных в кемеровской трагедии

Месяц после пожара в «Зимней вишне». Как ищут виновных в кемеровской трагедии

Со дня пожара в «Зимней вишне» прошел уже месяц, но судебные разбирательства, очевидно, будут идти еще долго. Тем временем Следственный комитет России возбудил дело против Сергея Генина — начальника пожарного караула, тушившего огонь в день трагедии. О правосудии после трагедии — в репортаже Гарри Княгницкого.

Сергей Генин спас в том пожаре человека, но все равно оказался арестован. В заключении Следственного комитета говорится: проявил преступную халатность — пошел не за Александром Ананьевым, который умолял бежать спасать детей, а бросился за охранником. Ананьев потерял в «Зимней вишне» троих дочерей. Обвинение считает, что в общей сложности на совести Генина 37 погибших из 60. Очевидец пожара Александр Ананьев говорит, что встретил Генина и кричал ему, что нужно спасать детей из кинозала.

Грин2.jpg
Сергей Генин в суде
Фотография:
Александр Патрин / ТАСС

Адвокат Генина утверждает: игнорирование информации очевидца не является нарушением должностных инструкций. Более того, по версии защиты, пожарный вообще не нарушил ни одного пункта — ни про каких очевидцев в уставе не сказано.

Елена Киселева, адвокат Сергея Генина: «Ни в одном пункте того приказа, которым руководствуется Генин — приказа 444, это боевой устав пожарной охраны — не указывается то, что он обязан следовать указаниям очевидцев».

Пожарный должен собирать информацию из любых источников, говорят ветераны. Но в первую очередь устав требует взаимодействовать с администрацией, ведь ее представитель (в идеале) знает все входы и выходы. 

Владимир Кудрявцев, председатель ЦС «Всероссийского добровольного пожарного общества»: «Там масса людей. Там много крика. Там истерика. Там паника, понимаете? Кто-то вышел из горящего здания, спас свою жизнь, почувствовал себя на свежем воздухе. Кто-то оставил там детей. Просто паника и истерика. На кого должен человек реагировать? И тут подходит представитель администрации, охранник таковым является. Знает, где вход, где выход. Я за ним, естественно. Что он [Генин] и сделал».

А дальше героя ждали заблокированные двери, поиск другого маршрута, сильное задымление, температура к 300 градусам и выше. Вдруг — человек, подающий признаки жизни, а кислорода в баллоне осталось только на обратный путь. Генин хватает умирающего мужчину — он потом придет в себя — и выбирается наружу. Еще в суде первой инстанции пожарный с 20-летним стажем настаивает на своей невиновности.

Сергей Генин
Сергей Генин,
пожарный

«Я не согласен. Я считаю себя невиновным, я сделал все правильно. Почему меня хотят обвинить, я не понимаю. Кому-то нужна кровь. Я сожалею, честно говорю, что у людей столько горя. Но я не думаю, что из-за этого нужно специально кого-то затопить, чтобы вам полегчало»

Именно ему задавали вопросы про инспекцию торгового центра, а не проверяющим — никто из них до сих пор не задержан. Вот результаты проверок 2016 года: «Зимняя вишня» с торговым оборотом больше двух миллиардов рублей (более 32 миллионов долларов) является объектом малого предпринимательства, а значит инспекциям не подлежит. Хотя с точки зрения пожарной безопасности в «Зимней вишне» было нарушено все, что только можно нарушить.

Владимир Кудрявцев, председатель ЦС «Всероссийского добровольного пожарного общества»: «Изначально люди были брошены на погибель. Это грубейшее нарушение закона. Кем? А вот прибывшие через десять минут пожарные, когда через шесть минут там уже невозможно было дышать, люди теряли сознание, погибали. Все остальное должно вам становиться понятным. Чудес не бывает».

По данным следствия, с тех пор Кемеровские областная и городская прокуратуры вообще запрещали проверки. Руководствуясь, как сказано в заявлении Следственного комитета, разъяснениями вышестоящего руководства. Что это за руководство, не уточняется — но в халатности, по которой погибли 37 человек, обвиняют не начальство, а пожарного.

Ирина Воробьева, журналист «Эха Москвы»: «Речь идет не о профессиональной ответственности, которая в любом случае должна наступать у всех людей, которые так или иначе работают, заняты в какой-то профессии. Тем более, имеют отношение к спасению жизни человека. А об уголовной ответственности за то решение, которое человек принял в аду пожара. Сергей Генин здесь человек, который приехал разбираться с последствиями того, что произошло. А его сделали убийцей».

Все почти как в истории с врачом-гематологом Еленой Мисюриной, которую обвиняли в гибели пациента: против медика тоже были понятные боль и отчаяние родственников. Но за Мисюрину вступились врачи, в том числе авторитетные, а за простого кемеровского пожарного в такой дисциплинированной и полувоенной структуре, как МЧС, постоять некому. Боль родных вот уже месяц осязаема почти физически. Ею, конечно, можно цинично воспользоваться — но залечит ли стрелочник раны? Может быть. Исправит ли систему проверок и заставит ли соблюдать противопожарные правила? Вряд ли. Ведь понятно теперь, кому за все отвечать. Захочется ли кому-то потом идти в пожарные и рисковать не только своей жизнью, но и свободой? Нет.


Авторы сюжета:
Видео
Месяц после пожара в «Зимней вишне». Как ищут виновных в кемеровской трагедии
Фотография:
Максим Григорьев / ТАСС