Вирусный бизнес: как пандемия открыла для предпринимателей и мошенников рынок медицинских масок

Фотография: Fabio Frustaci / EPA / TASS
Маска — главное средство защиты в эпоху коронавируса. Их носят профессионалы: врачи, медсестры — и обычные люди, надеясь, что медицинская ткань их защитит. Общий спрос сделал маски дефицитным товаром. Власти стараются решить эту проблему, разрешив производство без лицензий. Все это привело на рынок не только бизнесменов, но и мошенников. Некачественный продукт попадает на лица обычных граждан, в аптеки и даже больницы. Почему медицинские маски оказались в дефиците и как государство может бороться с мошенниками и спекулянтами, выясняла корреспондент RTVI Елена Светикова.

Владелец берлинского бренда товаров, в которых сейчас и щегольнуть-то негде, на прошлой неделе остановил производство галстуков, бабочек и платков. Его небольшой бизнес начал пускать пузыри, но коллеги посоветовали переключиться на общественно полезные работы. И теперь каждый уважающий себя берлинский франт может подобрать маску из добротного итальянского хлопка в тон к галстуку или бабочке.

Ян-Хенрик Шепер-Штуке, директор компании «Ауэрбах»: «Конечно, в интернете много людей, которые кричат, что так нельзя, что на коронавирусе делают бизнес и несерьезно воспринимают эпидемию. Я же на это отвечаю: „Если есть, что красивое надеть, и это доставляет удовольствие, так лучше в этом выйти на улицу”. Тем более постоянно идут разговоры, чтобы обязать всех носить защитные маски».

Стоит такое удовольствие не какой-нибудь один евро, а все 20, что дает Шеперу шанс сохранить собственный бизнес и обеспечить работой мастеров, которые в эти дни «зашиваются».

Дагмар Хартман, швея: «Мы работаем с утра до ночи! Едва поспеваем их шить, потому что такой высокий спрос. Народ хочет себя защитить».

Примерно так же, как берлинский предприниматель, рассудил и Алексей Суркин из Пензы. У него большое производство по индивидуальному пошиву спортивной формы. После того как в России всех отправили на каникулы, по домам чуть было не разошелся и коллектив его фабрики. Но директору пришла идея закупить медицинское полотно и взять в руки выкройки попроще.

маски сюжет
Фотография: Александр Рюмин / ТАСС

Алексей Суркин, директор N1Sport: «У нас есть договоренность с сетью, именно продуктовой, внутри региона. Они будут у себя реализовывать при кассовой зоне. Также часть будет раздаваться всем муниципальным учреждениям, в которых люди нуждаются. Ну там, сотрудники Росгвардии и так далее».

Суркин надеется, что сможет производить по 15-20 тысяч штук в день. Обычная на вид аптечная маска, но без сертификата, будет стоить закупщикам 25 рублей (это 30 центов).

Елена Светикова, RTVI: «Как вам кажется, не будут ли люди возмущены такой ценой? Потому что знаю, что закупка маски может стоить рубль, два рубля».

Алексей Суркин, директор N1Sport: «Ну, смотрите. В обычное время эти маски делает робот. И поэтому такая цена. Аппарат делает от 108 до 200 масок в час. В зависимости от оборудования. Сейчас мы все делаем вручную. С этим все связано».

Правда, за производство товара первой антикоронавирусной необходимости берутся сегодня не только предприятия, где шьют профессионально. Масочные цехи открываются в самых неожиданных местах. Например, на овощебазах. У таких производителей встречаются совсем уж диковинные экземпляры.

Анастасия Иванова, предприниматель: «Без документов, без сертификатов. Предлагают маски без ушек, например. То есть вы можете купить у нас маски, но ушки приклейте сами».

Компания Анастасии занимается медицинским сопровождением пожилых людей. Она не может позволить себе закупать для медсестер непрофессиональные маски. В Москве таких уже не достать. Заказав партию в регионе, Анастасия попала на мошенников, потеряла 250 тысяч рублей (при нынешнем курсе — это примерно $3 250) и осталась ни с чем.

Анастасия Иванова, предприниматель: «Мы купили маски, в Екатеринбурге заказали по нормальной цене — еще 10 рублей — это было неделю назад. Мы подождали неделю, пока производство. И, собственно, после этого компания пропала. Мы сейчас идем писать заявление в полицию».

Такими же заявлениями завалены сейчас полицейские участки в Европе. История Анастасии оказалась типичной и для жителей Нижней Саксонии.

Йорг Радек, представитель профсоюза полицейских Нижней Саксонии: «Это время огромных возможностей для мошенников. Много товара сейчас всплывает на черном рынке. И все это мы должны принимать в расчет. При заказе через интернет очень важно понять, что это за компания. Хорошо бы связаться с медицинскими инстанциями, там уточнить, знают ли они эту фирму».

Пока потребители и в Германии, и в России каждый день думают, где бы им взять драгоценный товар, есть люди, у которых его с избытком.

Евгений Нифантьев, председатель координационного совета Российской ассоциации аптечных сетей: «Мне сегодня пишут: „Есть миллион масок, по какой цене вы готовы купить?”»

маски аптека
Фотография: Виктор Коротаев / Коммерсантъ

Евгений Нифантьев объясняет нам, как так вышло, что аптеки стали сегодня едва ли не последним местом, где можно найти маску.

Евгений Нифантьев, председатель координационного совета Российской ассоциации аптечных сетей: «Маски появились у перекупщиков, возникло огромное количество дистрибьюторов, которых мы раньше и не знали. Мы перестали приобретать маски в аптеки, когда цены стали выше 20 рублей, потому что, на мой взгляд, это какое-то сумасшествие. Люди будут думать, что мы спекулянты. А мы не спекулянты».

С настоящими спекулянтами уже начала работать Федеральная антимонопольная служба, появились уголовные дела. Но сорвать маски с мошенников все равно оперативно не получится. Вместе со всей страной на каникулы ушли российские суды.

Алексей Горяинов, медицинский юрист: «Не исключаю, что если такие злоупотребления будут продолжаться, если коронавирус будет активно распространяться среди населения и количество заболевших резко возрастет, то, возможно, будут введены какие-то специальные режимы на наших территориях — ЧП. Такие режимы уже позволят в полном объеме контролировать рынок или отдельные виды продукции».

Елена Светикова, RTVI: «То есть режим чрезвычайного положения может скорректировать эту ситуацию?»

Алексей Горяинов, медициснкий юрист: «Это специальный режим, и, конечно, у органов исполнительной власти появляются невероятные полномочия».

Но не с «черными перекупщиками» и даже не с возможным экспортом за границу связывает дефицит масок в России президент Ассоциации производителей медицинских изделий.

Александр Ручкин, президент ассоциации «Здравмедтех»: «У нас в штатной ситуации Россия производила 400–500 млн масок в год. Этого было достаточно для обеспечения лечебных учреждений России. Мощности производства масок коммерческими структурами — а государственных не было — и составляли тот спрос, который был реально. Но в период эпидемии мощностей отечественных производителей стало не хватать».

А пока остается либо переплачивать, либо освоить производство масок на дому. И если в России и Европе главные инструкции приходят из инстаграма, Минздрав Израиля, где гражданам уже рекомендовали выходить на улицу только с защитой на лице, опубликовал официальную видео-инструкцию.

Новости партнеров

У RTVI появилась эксклюзивная еженедельная рассылка. Подпишитесь, чтобы узнавать об интересном:
Необходимо дать согласие на обработку персональных данных!