Священник, мусульманин, радикал: как племянник Дмитрия Киселева попал под суд в Германии
Фотография: RTVI
Племянник российского телеведущего Дмитрия Киселева, гражданин Германии и бывший священник РПЦ Сергей Киселев получил в Мюнхене два года и три месяца тюрьмы по статье «подготовка тяжкого преступления, угрожающего госбезопасности» за то, что воевал в Донбассе. Ход делу невольно дал дядя Киселева, когда публично рассказал о воевавшем в Украине родственнике. Шеф европейского бюро Константин Гольденцвайг отправился в Баварию, где жил Киселев-младший, встретился с его близкими и изучил его необычную биографию.

Пока на канале «Россия 1» в прошлое воскресенье Дмитрий Киселев читал очередную проповедь об украинских националистах, в Германии уже готовились к суду над бывшим проповедником, попавшим к русским националистам. На скамье подсудимых — племянник российского телеведущего, Сергей Киселев.

Перед отъездом на войну Киселев проходил подготовку на курсе «Партизан» под Петербургом. На кадрах с тренировок мелькают пистолеты, автоматы и флаг с надписью «Мы русские, с нами Бог». Здесь предупреждают сразу: мусульман не обучают. А вот, скажем, шведских неонацистов — тех, что устроят впоследствии взрывы в Гётеборге, — пожалуйста. Организаторы этих занятий — праворадикальное движение «Имперский легион». От них же, уже по возвращении из Донбасса, Сергей Киселев получает особый орден.

Денис Гариев, националистическое объединение «Имперский легион» (июнь 2015 года): «У меня один товарищ из Германии приехал. Я его спрашиваю: „А чего ты приехал?‟ Он говорит: „Ты знаешь, я в новостях увидел флаг Спаса, который тогда привезли в Славянск. Я все бросил, семью…‟ Переклинило у человека, ну, внутренне… Эмигрант русский. И вот он поехал».

Интервью Сергея Киселева каналу Anna News

Сначала в сеть попали эти его рассказы — тогда еще анонимные, под позывным «Рыбка Немо». Затем последовали уже решающие признания дяди Сергея, который в 2016 году сболтнул в интервью белорусским журналистам полное имя племянника и гражданство.

Cannot find 'template.blocks.quote' template with page ''

После таких показаний бывший священник, сменивший Библию на пулемет, вряд ли бы смог откреститься от немецкой тюрьмы. На суде Сергей Киселев произнес только: «Жаль, что так вышло».

Йоахим Шварценау, адвокат Сергея Киселева: «Я исхожу из того, что теперь ему ясно: он совершил уголовное преступление и сожалеет об этом. Раскаивается ли он по-человечески в содеянном, я сказать не могу. Ему просто жалко, что он угодил в это уголовное дело».

Это уголовное дело может стать лишь увертюрой к основному процессу над Киселевым. А может, и нет — в столь щекотливых делах на все воля немецких Минюста и прокуратуры. Пока обвиняемого судили не за само участие в войне, а лишь за подготовку к ней. Уличить в этом гораздо легче. В таких процессах и в Германии есть доля политики: пророссийские сепаратисты в трактовке Берлина — не запрещенная организация. Выходит, де-юре надо доказывать непосредственные преступления в Донбассе ополченца Киселева, а эта миссия может быть невыполнима.

Александр Зэттеле, доктор юридических наук, эксперт по уголовному праву: «Преследовать граждан ФРГ за участие в вооруженных действиях за рубежом по закону можно лишь с разрешения правительства в лице Минюста. Насколько мне известно, подобных разрешений непосредственно по войне в Донбассе Минюст до сих пор ни разу не выдавал. <…> Выходит, в каждом случае это сугубо политическое решение исполнительной власти, которое суд, к тому же, не вправе пересмотреть».

Прецедентный процесс над сепаратистом закончился мягким приговором: два года и три месяца вместо максимальных десяти по статье, которую вменяли Киселеву. Это успех адвоката Йоахима Шварценау: линию защиты он строил на том, что его клиент хоть и ездил на питерские курсы, но якобы не участвовал в самих тренировках. Обратное по снимкам, приобщенным к делу, доказать в суде не удалось.

Роман Майер, знакомый Сергея Киселева: «В шапке, с оружием, тут трудно сказать… Честно говоря, сомневаюсь, что это он. <…> Потому что он был человеком мирным и не воинственным».

Давний знакомый Сергея Киселева Роман Майер вначале не верит ни вещдокам, ни съемочной группе RTVI. В баварском Ингольштадте (сюда Киселев прибыл в 2002 году по линии РПЦ) он был известен как глубокий и глубоко верующий человек. Другой знакомый Сергея, Вальдемар, повстречался с Сергеем в местном мужском хоре.

Вальдемар, знакомый Сергея Киселева: «Нет, я такого никогда не ожидал, честно говоря. Я даже не могу себе представить. Я поражен, потому что я пел с ним вместе на сцене! И никогда я не мог бы представить. Я слышал, что он пошел к мусульманам, да? Но что он пошел вдруг воевать?! Я не знаю, что с ним могло случиться, почему? Когда вижу эти его фотографии, мне просто страшно».

Мы встречаемся с Вальдемаром у русского магазина. Как повсюду в Европе, кроме пищи телесной у постсоветского эмигранта тут идет на ура и духовная: например, российские госканалы. И особенно после 2014 года. Вот и поколение уже детей Киселева сложило в Германии целый гимн в честь Новороссии.

Константин Гольденцвайг, RTVI: «Что скажет простой народ? Ваши соотечественники?»

Роман Майер, знакомый Сергея Киселева: «Ну, наверно, процентов 80 скажут, что это [воевать за ДНР и ЛНР] было бы хорошим делом. <…> Ничего не могу сказать плохого про ополченцев, я понимаю их…»

Киселева-телеведущего местная русская улица тут ценила не меньше, чем Киселева-священника. Дружившие с последним, правда, сомневаются, что только лишь дядина пропаганда увела племянника с дороги к храму на тропу войны.

Отец Валерий (Михеев), настоятель православных храмов в Ландсхуте и Ингольштадте: «Сергей Андреевич — человек неглупый и достаточно начитанный. <…> И конечно, представление, будто насмотревшись телевизора, он туда мог рвануть… Ну, мы смотрим разные репортажи, но это не значит, что мы должны все бросить и поехать туда. <…> Независимо от того, кто у него дядя и что говорит, это было внутреннее решение самого человека».

До того, как взяться за оружие, Киселев носил рясу священника в храме святителя Николая в баварском Ингольштадте, который действует и сейчас. В минувшее воскресенье здесь вспоминали про Неделю о блудном сыне. Впрочем, есть и еще одно совпадение: линия фронта в этом конфликте задолго до войны в Украине пролегла прямо через этот храм. Одну его половину занимает русская православная церковь, а другую — украинская. Бог един, но дороги к нему местные прихожане, как говорят они сами, давно уже ищут порознь.

И только сам Киселев тем сильнее плутал меж разных религий, чем дольше жил на немецкой чужбине. Его интерес то к украинской церкви, то к старообрядчеству, как вспоминает протоиерей, секретарь Германской епархии РПЦ отец Николай, Киселеву вначале прощали, списывая все на духовные искания. Но в конце нулевых они завели его и вовсе в мечеть. В ней несколько лет перед поездкой в непризнанную ДНР Киселев, лишенный сана священника, молился Аллаху с сослуживцами-турками. С ними и с исламом познакомился на заводском конвейере: они вместе подрабатывали в цехах Audi.

Отец Николай (Артемов), протоиерей, секретарь Епархии РПЦ в Германии: «Почему ты, собственно, считаешь, что мусульманство — это истина? Я с ним переписывался на эту тему по электронной почте. Он правду Корана защищал, я какие-то вопросы задавал. Но он был очень последовательным в этом. Вот стал на эту позицию — и стал».

Но с той же решимостью вчерашний мусульманин через пару лет станет на позиции русских сепаратистов. Как объяснить такие метания сорокалетнего отца троих детей?

Cannot find 'template.blocks.quote' template with page ''

В поисках разгадки к его племяннику мы ищем в Ингольштадте их семью. А обнаруживаем, что Дмитрий Киселев говорит неправду: семьи у Киселева-младшего давно нет, как рассказывает нам его дочь Мария. Причем о начале суда над отцом она сама узнает от съемочной группы RTVI.

Мария, дочь Сергея Киселева: «Они с моей мамой расстались. И это уже шесть лет назад, что они расстались. После этого у нас было очень мало контакта. <…> Ну, не знаю, что это — мужчины в 40 лет начинают баловаться».

Константин Гольденцвайг, RTVI: «Возникает ощущение, что он все время что-то искал, искал и не мог найти. Это так?»

Мария, дочь Сергея Киселева: «Я думаю, да. И все еще наверняка не нашел».

В зале суда почти пусто: ни родственников, ни друзей. В 2015 году уже в который раз Киселев начал новую жизнь — монаха-отшельника на Афоне. По дороге оттуда, в Болгарии, его и задержали. В Украину, отвоевав за русский мир три месяца, он больше не возвращался.

реклама
У RTVI появилась эксклюзивная еженедельная рассылка. Подпишитесь, чтобы узнавать об интересном:
Необходимо дать согласие на обработку персональных данных!