Реклама
Сюжеты
23:21
12 Июня 2020 г.
Продолжение дела MH17: как следователи проверяют все версии крушения «Боинга» в Донбассе
Поделиться:

Продолжение дела MH17: как следователи проверяют все версии крушения «Боинга» в Донбассе

Фотография:
Robin Van Lonkhuijsen / EPA / TASS

На этой неделе в судебном комплексе у аэропорта Амстердама возобновились слушания по делу рейса MH17 — малайзийского «Боинга», который почти шесть лет назад сбили в небе над Донбассом. Прокуратура Нидерландов, как и вся Объединенная следственная группа, уверена в российском происхождении ракеты, которой сбили лайнер. Официальная Москва свою причастность по-прежнему отрицает. Но по итогам множества экспертиз, представитель голландской Прокуратуры еще в марте заявила на суде, что кампания, которую развернул Кремль вокруг трагедии MH17, могла бы стать «учебником дезинформации». Почти шесть лет следователи изучали в том числе те версии, которые представляет Россия, и теперь впервые подробно рассказали, что, по их мнению, с этими версиями не так. О новом этапе разбирательств — в материале Константина Гольденцвайга.


В зале суда и в пресс-центре теперь не больше тридцати человек. Их отделили друг от друга огрстеклом. Процесс века изменяет и замедляет эпидемия века. Ровно в этом теперь надежда адвокатов Олега Пулатова. Помощник бывшего главы разведки непризнанной ДНР, по версии следствия, отвечал за охрану комплекса «Бук». Он единственный из обвиняемых на суде представлен защитой.

Сабине тен Дуссхатэ, адвокат подозреваемого Олега Пулатова: «Мы в идеале хотели бы получить намного больше времени и возможностей на подготовку к этим разбирательствам. На какое-то время и уж точно на время ограничений из-за коронавируса рассмотрение дела лучше поставить на паузу».

Гособвинение убеждено в обратном: российский подзащитный Пулатов, судя по записям в его соцсетях, следит за процессом и вполне может выйти на связь с адвокатами, к примеру, по скайпу.

Единственный российский адвокат, который присутствует на суде по делу MH17 как один из защитников Олега Пулатова, это Елена Кутьина, ведущая российских судебных телешоу. Один из выпусков, например, называется «Выселение бывшей тещи». Если так официальная Россия выражает свое отношение к процессу, то тоньше и не выразиться. На вопросы RTVI Кутьина отвечать отказалась. Самих обвиняемых, трое из которых российские граждане, на скамье подсудимых по-прежнему нет.

Суд продолжается. Решающий спор: разве нет у обвиняемых в убийстве почти трехсот человек иммунитета? Ведь была война! Но в том-то и дело, считает прокуратура, что статус комбатанта по международному праву дается только тем, кто открыто воюет от своего государства. Россия же все эти годы утверждала, что ее военных в Донбассе нет. А значит, судить их за сбитый «Боинг» можно как простых уголовников.

Вадим Лукашевич, авиационный специалист, свидетель по делу MH17: «Получается такой интересный казус. Мы пять лет говорим, что их там нет, это не наши, не наши, не наши. И вот теперь юридически: не ваши, они ничьи!»

Авиационный специалист Вадим Лукашевич стал одним из десятков свидетелей в качестве стороннего эксперта. Он дал в Нидерландах показания следственной группе. Многие свидетели, бывшие сепаратисты и военные, ради их же безопасности в материалах следствия проходят анонимно. Лукашевич — единственный россиянин, кто делится впечатлениями от работы с голландской прокуратурой.

Вадим Лукашевич, авиационный специалист, свидетель по делу MH17: «Дважды два четыре? Да! А точно четыре? Да! А вы уверены? Да! А у вас есть другие ответы на этот вопрос? Примерно вот так, понимаете? Они хотят реально узнать правду. То есть не те факты, которые можно протащить через суд. А вот реально наказать виновных. То есть ты с ними разговариваешь и понимаешь: вот она, презумпция невиновности. Вот оно должно быть так. Пока я с ними работал несколько дней, это было по восемь часов в день, здесь наши очередные официальные лица сказали очевидную ерунду и ложь. И я это вечером у себя в фейсбуке, на следующий день, я прихожу, и они возмущены. То есть они настолько искренне возмущены! Как это так, должностное лицо в погонах может так откровенно врать? То есть это, знаете, такое детское удивление».

Все эти дни в суде одну за другой перебирают версии, которые исправно поставляла российская сторона. Кто теперь вспомнит о таких объяснениях руководства сепаратистов? А их тоже приобщили к делу.

Павел Губарев, глава мобилизационного управления Минобороны непризнанной ДНР, 2014 год: «Сбит был самолет где-то за 200-300 километров до места падения. А если взять траекторию, вернее, путь следования этого самолета от места вылета до места прибытия, то окажется, что это территория Днепропетровской области».

К делу приобщили, верифицировали и прослушку переговоров сепаратистов, в том числе за пару минут до катастрофы. Сначала полевого командира Игоря Безлера предупреждают: борт летит. Позже борт уже сбили, о чем сразу же рассказали на российских каналах. Видео они позже стерли, но оно осталось в памяти ютьюба и голландского гособвинения.

LifeNews: «Ополченцы сообщают, что им удалось сбить еще один военно-транспортный самолет, это произошло над городом Торез самопровозглашенной Донецкой народной республики».

суд МН17
Фотография:
Robin Van Lonkhuijsen / EPA / TASS


Еще один свидетель, который дал показания, — это французский журналист Жером Сесини.

Жером Сессини, французский фотожурналист: «Нам позвонили из пресс-службы сепаратистов и говорят вначале: „Мы тут сбили военный борт!“ Они хотели предоставить нам информацию, чтобы мы это осветили. Мы выдвинулись в ту сторону, но через еще 15 минут у меня вновь раздался звонок. Звонил мой приятель, другой журналист. Он сказал: „Нет, они над Украиной сбили гражданский самолет! Ты где?“ Я его спрашиваю: „Ты уверен, что гражданский?“ А он мне отвечает: „Да, у нас есть подтверждение! Это борт «Малайзийских авиалиний». Там было почти триста человек“».

Годами Москва засыпала мир сенсациями о расследовании MH17, каждую из которых досконально проверила голландская прокуратура. Начиная с хрестоматийной, о работавшем якобы в Украине испанском диспетчере Карлосе, который якобы видел украинские штурмовики рядом с малайзийским «Боингом».

Позже обвинение заявило, что человека, который называл себя диспетчером Карлосом и сообщал об украинских самолетах, нашли. Он оказался уже судим за мошенничество, никогда не был диспетчером, арестован в Румынии и сообщал, что ему за ложь заплатили деньги.

Последней гипотезой от России стала версия о якобы украинском «Буке», который сбил лайнер. В ее подтверждение Москва среди прочего предоставила спутниковые снимки украинской военной базы, которые сделали якобы незадолго до и сразу после трагедии. 2014 год. На кадре за 14 июля украинский «Бук» стоит. А 17 июля, по утверждению Москвы, его уже нет. Но вот снимки той же точки от Европейского космического агентства: украинский комплекс «Бук» никуда не исчезал. И исчезнуть не мог, он был неисправен.

Роман Доброхотов, главный редактор издания Insider: «В ходе следствия вскрылись факты, которые даже нас, расследователей, удивили. То есть масштабы фальсификаций и прямого вранья со стороны Министерства обороны… Это и подделка спутниковых снимков, в том числе тупо нарисованные какие-то штучки, которые, как они объясняли, якобы являются ракетой „Бук“, ракетные комплексы на украинской базе. То есть просто художники какие-то в Минобороны сидели и разрисовывали снимки. Либо выдавали снимки одной даты за другую, хотя это элементарно проверяется двумя кликами через проверку облачности. И выходит, что невозможно было сделать спутниковый снимок в этот день».

Больше того, в Москве до последнего заверяли, будто стрелял украинский «Бук» из-под поселка Зарощенское. Но из разговоров самих же сепаратистов выходит, что они сами и контролировали этот район.

Предъявив все это, прокуратура в зале суда обвиняет Минобороны России в систематической подделке улик. Ее цель, полагают здесь, в том, чтобы отвлечь от доказанной следствием версии: комплексы «Бук» прибыли по команде Москвы в Донбасс из 53-й зенитной ракетной бригады под Курском.

Роман Доброхотов, главный редактор издания Insider: «И самое вопиющее, на мой взгляд, это когда они решили опровергнуть одно видео из Луганска, на котором был тот самый „Бук“, и нарисовали на рекламном плакате некий адрес из Красноармейска. Якобы это был другой город, Красноармейск. Но они там нарисовали какой-то адрес типа Днепропетровская, 35. Но такого адреса в принципе не существует. Такой улицы даже не существует».

У Москвы остается два козыря. Первый — это данные с американских спутников. Их приобщили к делу, описание доступно для прокуратуры и суда, но сами исходные снимки не рассекречены.

Пол Роувен, судья на процессе по делу MH17: «Представители США сообщили нам, что не смогут предоставить еще больше данных о запуске ракеты».

Вадим Лукашевич, авиационный специалист, свидетель по делу MH17: «Американцы не могут их рассекретить, потому что станут понятны технические возможности системы, которая обеспечивает их стратегическую безопасность. Поэтому сделано очень интересно. Есть снимки и есть меморандум с описанием того, что есть на этих снимках. Меморандум открытый, снимки закрытые. Один из судей под присягой посмотрел и на снимок, и на меморандум. И вот он теперь под присягой будет говорить, что все видел, и они совпадают».

Второй аргумент России — это украинские радары, данные с которых за тот самый день загадочным образом почти не сохранились. Радар в Донецке был отключен, оказавшись на территории непризнанной ДНР. Днепропетровскому не хватило дальности. Радар в Чугуеве находился на обслуживании, в Артемовске — выведен из строя.

Христо Грозев, журналист-расследователь из Bellingcat: «Честно говоря, голландцы этому не поверили. Это звучало очень-очень странно. Поэтому они потратили почти год, чтобы расспросить всех на месте, чтобы посмотреть на оригинальные лог-буки, которые были, чтобы увидеть, что действительно из публичных источников можно было доказать. Эти три радара были либо сбиты, либо на подконтрольной территории, а вот по четвертому они расспрашивали семеро разных рабочих и свидетелей, и посмотрели на лог-буке. Суду будет очень сложно в это не верить, потому что здесь речь не идет о словах Украины, а именно о словах голландских следователей. А с российской стороны все с точностью до наоборот. Потому что там, с одной стороны, от них были запрошены все, как гражданские, так и военные радарные данные. Россия дала только один спустя три с половиной года».

То есть гражданский, который предсказуемо не засек никакого «Бука». Но и без точных данных радаров следствие не сомневается в своей правоте. В деле из 40 тысяч страниц десятки экспертиз, показания сотен свидетелей, частные записи в интернете и фотографии. В Москве процесс называют политизированным и предопределенным. А за месяц до возобновления слушаний Владимир Путин отдельным указом внес запрет для российских военных на использование смартфонов и соцсетей. Возможно, пока это единственный урок, который вынесла Россия из дела MH17.