Реклама
Сюжеты
23:25
22 Мая 2020 г.
Цифровой контроль: как в России следят за соблюдением режима самоизоляции
Поделиться:

Цифровой контроль: как в России следят за соблюдением режима самоизоляции

Фотография:
Эмин Джафаров / Коммерсантъ

Москвичей, которые лечатся от коронавируса на дому, обязали регулярно отмечаться в специальном приложении для смартфонов «Социальный мониторинг». Если система вовремя не получит отчет о том, что пациент действительно находится дома, то ему придет штраф за нарушение режима самоизоляции. Эффективность «цифрового контроля» уже успели оценить чиновники. Госдума и Совет Федерации всего за пару дней утвердили законопроект, который разрешает электронное голосование на выборах всех уровней, включая президентские. О цифровом будущем России — в материале корреспондента RTVI Сергея Морозова.


Ирина Карабулатова, профессор РУДН: «Я сначала подумала, что это розыгрыш: наверное, мошенники. Спросила сына: „Пришло какое-то письмо — штраф за самоизоляцию”. Он говорит: „Мам, не обращай внимания, тут многим сейчас приходит, это все полная фигня”».

Но это была не фигня. До Ирины Карабулатовой — инвалида, прикованного к постели, — добрался «Социальный мониторинг» — программа, которая выявляет и наказывает нарушителей самоизоляции. Ирине пришлось долго висеть на телефоне, чтобы объяснить, что она просто физически не могла нарушить режим.

Ирина Карабулатова, профессор РУДН: «Девушка была несколько агрессивной. Я говорю: „Вы знаете, я парализованный инвалид, я бы хотела знать, как я могла нарушить самоизоляцию”. Она так: „Я вам дам телефон Департамента информационных технологий, позвоните туда, и они этот вопрос решат”».

Приложение «Социальный мониторинг» устанавливается на телефон и требует, чтобы изолированный выслал селфи, как подтверждение того, что он дома. Если не сделать этого в течение ограниченного времени — штраф 4000 рублей (это почти $56). За разработку приложения отвечал Департамент информационных технологий Москвы, за выписку штрафов — Главное контрольное управление. Ни там, ни там Ирине не ответили, пока она не разместила видео об этом случае в фейсбуке. Тысячи репостов и комментариев — Ирина стала самой известной, хотя далеко не единственной жертвой «Социального мониторинга».

Ирина Карабулатова, профессор РУДН: «На следующий день мне позвонила заместитель начальника Главконтроля и сказала (это анекдотично): „Понимаете, мы не ожидали такой общественный резонанс, но мы же не знаем, что теперь делать”. И когда я положила трубку, прилетел второй штраф».

руки давят нас
Фотография:
Сергей Киселев / ТАСС


Приложение работает около месяца, а уже выписано больше 50 тысяч штрафов на 200 млн рублей. На систему поступает огромное количество жалоб: приложение не устанавливается, присылает уведомления незаметно, требует селфи посреди ночи (так было до 29 апреля, потом этот баг устранили). Глава Департамента информационных технологий Эдуард Лысенко заявил, что ни один штраф не выписан из-за ошибки приложения, то есть приложение работает так, как и задумано.

Марина Калашникова получила штраф за нарушение изоляции, когда находилась в больнице с коронавирусом. Ей никто не объяснил, что надо устанавливать приложение, дома просто дали подписать какие-то бумаги (человеку, который с трудом дышит, вообще не до приложений).

Марина Калашникова, жительница Москвы: «Про программу я даже не знала. Когда я была в больнице, мне пришло сообщение про „Соцмониторинг”. Но я была под капельницей и в кислородной маске, поэтому я ничего не устанавливала. У меня было два штрафа, но я больше не захожу, потому что если я расстраиваюсь, у меня поднимается давление и начинается сильная одышка».

Не установил «Соцмониторинг» — тоже штраф. Вся прелесть этого приложения в том, что людей наказывает машина, она ничего не обязана понимать. Департамент информационных технологий не дал оперативный комментарий на запрос RTVI, телефон пресс-службы Главконтроля Москвы не отвечал.

все сидят по домам
Фотография:
Петр Ковалев / ТАСС


Это определенно шаг вперед. Раньше государство стыдливо шпионило за нами через сторонние устройства или через наши собственные гаджеты. Теперь государство требует, чтобы граждане сами следили за собой, а если они отказываются или делают это плохо, то получают штрафы. Такого раньше не было.

Введение цифровых пропусков в столице сильно упростило слежку за гражданами. Раньше считалось, что она ведется за обезличенными единицами, теперь у этих единиц появились фамилия, имя, отчество и год рождения.

Раньше транспортную карту можно было оплатить наличными, и не было понятно, кто ее владелец. Было видно, что едет человек из пункта А в пункт Б. Теперь, по требованию московского правительства, жители столицы должны привязать ее к пропуску, и уже эта транспортная карта выдает человека с потрохами, со всеми паспортными данными: кто, когда и откуда едет.

Конечно, можно воспользоваться личным транспортом, и тогда шпионить за вами будет ваш личный телефон, который привязывается к разным наземным вышкам по ходу следования. Кроме того, если вы пользуетесь навигатором, то сама эта программа сольет кому надо все данные о том, когда, откуда и куда вы ехали. И, конечно, номер вашей машины засветится на всех развешанных по городу камерах. Таким образом, мы имеем три разных способа кросс-верификации местонахождения, но из этих трех, заметим, два принадлежат лично человеку. То есть в двух случаях москвичи шпионят сам за собой.

Совсем недавно нам говорили, что тотальная слежка — для поиска преступников. Не прошло и года, как ее применяют в отношении обычных граждан.

Дамир Гайнутдинов, юрист международной правозащитной группы «Агора»: «Электронное правительство в России на самом деле эффективно и удобно для граждан. По сравнению с другими государствами, в этом смысле российские власти можно только похвалить. Но то, как это происходит в России, вызывает у меня беспокойство, потому что оно непрозрачно. У меня есть подозрения, что те сведения, которые московские власти собирают в ходе карантина, вся эта огромная база собирается без какого-либо общественного контроля, предлагается просто на слово поверить, что когда-то в будущем она будет удалена. Но вполне вероятно, что они будут использовать этот массив информации для тренировки искусственного интеллекта».

13 мая Госдума расширила возможности дистанционного голосования. Пандемия как повод, но поправки, вероятно, навсегда. В прошлом году Москва уже провела электронное голосование в городскую Думу, и кандидат Роман Юнеман с удивлением обнаружил, что по результатам обычного голосования победил, а после подсчета электронных голосов — проиграл.

Роман Юнеман
Роман Юнеман
Фотография:
Сергей Киселев / ТАСС


Роман Юнеман, политик: «Мы обзванивали людей, а это в основном — бюджетники. Когда мы спрашивали, как они проголосовали, они говорили: „Вы же знаете, что это все отслеживается. Мы проголосовали как надо”. Одна женщина работает в МФЦ, мы говорим: „Приходите в суд, расскажите”. Она сказала: „Нет, я не пойду. Роман, я вас поддерживаю, но голосовала не за вас, потому что они все отслеживают”. Я спросил: „А вам говорили, что это отслеживается?”, она ответила: „Нам намекали”».

Но сейчас ЦИК готовится задействовать новую систему, о которой известно еще меньше, чем о московской. Сопредседатель движения «Голос» Григорий Мелконьянц говорит, что как раз это и настораживает.

Григорий Мелконьянц, сопредседатель движения «Голос»: «Мы хотя бы понимаем, как работала московская система, более того в течение прошлого лета эта система проходила несколько тестирований не в режиме выборов, а в режиме опросов. Но если ЦИК решит использовать новую систему и не проведет такого широкого обсуждения, не предоставит исходные коды, то это никуда не годится, так делать нельзя».

Россия за несколько недель продвинулась очень далеко по китайскому пути — к тотальному контролю и социальной инженерии. Но эти же недели показали: как в Китае не получается. А получается как обычно в России.


Авторы сюжета: