• 17.98
  • 65.4
  • 75.65
  • 6648.83
Сюжет
22:10
31 Мая 2018 г.
Провокация или необходимость? Как в мире отреагировали на «воскрешение» Аркадия Бабченко
Поделиться:

Провокация или необходимость? Как в мире отреагировали на «воскрешение» Аркадия Бабченко

Провокация или необходимость? Как в мире отреагировали на «воскрешение» Аркадия Бабченко

Российский журналист Аркадий Бабченко, «похороненный» всем миром и «воскресший» вчера, на пресс-конференции в Киеве в деталях рассказал, как проходила спецоперация СБУ по инсценировке его смерти. Подробности дела и мировая реакция общественности на грандиозную постановку — в репортаже Романа Перла.

Согласился не сразу. Аркадий Бабченко признался, что хотел уехать из Украины, когда узнал о покушении, но потом все-таки решился на инсценировку. Боялся до последнего. Страх, как бы это ни звучало, пропал только в морге. Сегодня в Киеве журналист поделился подробностями операции. 

Аркадий Бабченко
Аркадий Бабченко,
журналист

«Я одел вот эту простреленную футболку. Ну не футболку, а водолазку. И упал. У меня кровь была настоящая. Кровь была свиная. Меня залили кровью»

После того, как жертву одели и загримировали, жена позвонила в полицию и скорую помощь. По словам героя операции, службы приехали моментально. Несмотря на секретность происходящего.

Аркадий Бабченко
Аркадий Бабченко,
журналист

«Они были не в курсе спецоперации. Приехала скорая помощь. Легенда была такой, что я еще живой, потому что врач может отличить живого человека от неживого»

Весь день продолжала поступать реакция на эти события. Нельзя врать всему миру, — с таким посылом выступили мировые СМИ. У CNN в заголовке: «Журналист жив, но накануне в Киеве умерла частичка правды». Издевательский пост написал британский дипломат Крейг Мюррей. 

Крейг Мюррей, дипломат: «Я положил на голову книгу, чтобы Борис Джонсон не украл холодильник. Прибор на месте, значит схема работает, а Джонсон виновен». 

Главный редактор сайта Московского Центра Карнеги Александр Баунов более серьезен: либо украинские спецслужбы манипулируют властями, либо украинские власти — своими союзниками.

Александр Баунов, главный редактор Carnegie.ru: «Они действуют с подачи президента и премьер-министра таким образом, что вовлекают в свою деятельность, в свои спецоперации против воли глав государств и правительств западных демократий. Это, конечно, прощено не будет». 

Действительно, премьер Гройсман говорил о том, что Бабченко мертв и таким образом ввел в заблуждение своих зарубежных коллег. Соболезнования позавчера поступали из разных государств и международных организаций, в том числе ОБСЕ. Потому сегодня на Западе чаще всего говорили о доверии.

Хайко Маас, министр иностранных дел Германии: «После всего этого, конечно, ставится вопрос о доверии. Мы считаем необходимым, чтобы все было сделано для объяснения событий в рамках верховенства права. Одной из целью реформ в Украине является установление верховенства закона. Есть возможность провести расследование всех этих действий, чтобы подтвердить уровень доверия».

Генсек «Репортеров без границ» заявил: «Очень опасно, когда государство спекулирует фактами, к тому же за спиной журналистов». А затем назвал это манипуляциями в рамках информационной войны. Его коллеги уверены — СБУ следовало придумать другие способы проведения спецоперации.

Паулина Адес-Мевел, «Репортеры без границ»: «Мы не считаем хорошей идеей участие журналистов в подобной операции. Это нельзя назвать способом защиты наших коллег. Особенно в то время, когда работники СМИ все чаще становятся целью, когда нам все чаще приходится выражать осуждение за гибель журналистов. В такой обстановке не стоит принимать участие в подобных схемах и организации фейковых убийств». 

Официальная позиция Кремля — быть журналистом в Украине опасно. В России осуждающие мнения доносились из всех лагерей. Тут настоящее соревнование разных литературных приемов, цель которых — осуждение Бабченко и СБУ.

Сергей Доренко, журналист: «Мы попали в запендю. Помнишь, это Шамраев говорит Тригорину в Чайке у Чехова — мы попали в запендю с этим Бабченко. Какая неприятность!»

Недовольство слышно и из условного либерального лагеря. Потому что просочившиеся детали операции в логическую цепочку никак не выстраиваются. 

Кирилл Шулика, публицист: «То досье, которое СБУ опубликовала, которое якобы было передано убийце, да. Ну, оно ничего не вызывает, кроме смеха. Поэтому я думаю, что это инсценировка с такими, пропагандистскими, так сказать, целями». 

Но есть и понимание. «Бабченко же не шутки ради притворился мертвым», – пишет общественник Олег Козловский. Полина Немировская тоже удивляется критике: «А что должен был ответить Бабченко украинским спецслужбам? Простите, я журналист, придется умереть?» Фактически, на защиту СБУ встал и известный финансист Уильям Браудер.

Уильям Браудер, финансист: «Моей первой реакцией было „Слава богу, он жив“. Я очень эмоционально отреагировал на информацию об убийстве. Думал, о нет, еще один русский, враг Путина, ликвидирован. И тот факт, что он жив, это прекрасная новость. Многие сейчас критикуют методы украинцев. Но, если им удалось предотвратить убийство, думаю, что это невероятная удача и для Бабченко и других возможных жертв».

Многие комментаторы, к которым мы обращались, говорили, что не хотят говорить на эту тему. Пока. Слишком неоднозначная информация сейчас поступает. Немало записей в соцсетях от известных людей, которые можно сократить до двух слов — «давайте подождем». 

Ксения Собчак, политик: «Спецоперация. Слава богу, она прошла успешно. Но, пока, мне кажется, рано делать какие-то выводы. Мы уже слышали громкие заявления, что есть доказательства. Я надеюсь, они будут предъявлены в ближайшее время. И после того, как они будут предъявлены, мы сможем уже делать какие-то выводы. Сейчас, мне кажется, это делать преждевременно». 

История, достойная киносценария, действительно потрясающая по драматизму. Многим хочется высказать свое мнение, поделиться эмоциями. Но пока не определен жанр — будет ли это триллер со счастливым концом, или очередная комедия абсурда? Узнаем, когда СБУ даст ответы на все вопросы.


Авторы сюжета:
Видео
Провокация или необходимость? Как в мире отреагировали на «воскрешение» Аркадия Бабченко
Фотография:
Valentyn Ogirenko / AP
/