Сюжет
13:31
16 Июня 2018 г.
Министр строгого режима. Какие порядки в колонии, где сидит Алексей Улюкаев
Поделиться:

Министр строгого режима. Какие порядки в колонии, где сидит Алексей Улюкаев

Министр строгого режима. Какие порядки в колонии, где сидит Алексей Улюкаев
Фотография:
Геннадий Гуляев / Коммерсантъ

Бывший министр экономического развития России Алексей Улюкаев может начать читать лекции по экономике: правда, не в вузе, а в колонии строгого режима, куда бывшего чиновника отправили отбывать восьмилетний срок за взятку главе «Роснефти». Корреспондент RTVI Сергей Морозов съездил в Тверскую область и узнал, что экс-министр попал чуть ли не в образцовую колонию.


День России Алексей Улюкаев встретил в Тверской исправительной колонии №1. По громкоговорителю зачитывали правила внутреннего распорядка, на стене для бывшего министра была обозначена новая цель: «На свободу с чистой совестью, без долгов и исполнительных листов».

Алексей Улюкаев совершил драматическое низвержение с самого верха в самый низ российской вертикали власти. На роковую встречу в офис «Роснефти» он приехал на BMW из правительственного гаража — а недавнее путешествие в зону совершил в автозаке и столыпинском вагоне. Последние десять дней Алексей Улюкаев провел здесь в карантине: скучное помещение, без телевизора, никаких контактов. Хотя его мало кто видел, но бывший министр уже успел завоевать здесь некоторый авторитет, — говорит Ева Меркачева из Общественной наблюдательной комиссии, которая по своим источникам установила, что Улюкаев находится именно здесь. 

Ева Меркачева
Ева Меркачева,
журналист, зампред ОНК Москвы

«Он уже завоевал уважение и среди осужденных, и среди сотрудников. Тем, что он как человек, который, конечно, привык к совсем другой жизни, тем не менее ни разу не пожаловался, не плакался, вообще ничего не просил. Он выказывал всем, что он всем доволен, он принял свою судьбу такой, какая она есть»

Раньше встретить Алексея Улюкаева можно было в Кремле. Теперь свидания с ним придется ожидать в специальном павильоне — здесь же продукты для передачи и небольшое кафе: чай, кофе, шаурма. Когда-то ждать свидания приходилось в синей бытовке — зимой там было очень холодно. Родственники заключенных говорят, что попасть в первую колонию — это, в своем роде, привилегия. Можно сказать, повезло. 

Родственница заключенного: «Для тверских сюда попасть — дорого. Не всякий может. Тут и депутаты есть, и кто-то с оборонки тоже. Вариант здесь самый лайтовый, в общем-то».

В первый отряд помещают тех, кто у администрации на хорошем счету. А вот ближе к девятому все уже хуже. По условиям содержания — в «легких» отрядах есть стиральная машина, а в «тяжелых» бывают перебои даже с водой. Еда, если сравнивать с Петербургским экономическим форумом (черноморские устрицы, мурманские гребешки) — то не очень. Но, говорят, качество перловки в последнее время значительно улучшилось. 

FKU IK-1 (1).jpg
Фотография:
 УФСИН России по Тверской области
Родственница заключенного: «Внук особо не жалуется. Но работы нет, говорит, трудно ему устроиться на работу».

Сидят здесь, как говорят, в основном по «народной» 228 статье — за хранение и перевозку наркотиков (до десяти лет лишения свободы), но есть и более тяжелые статьи. Очень разные люди: тут есть человек, который из заключения завел переписку с Ходорковским, когда тот тоже еще был в зоне. Есть и бывший депутат Тверской городской думы, которого за решетку доставили прямо из Швейцарии. 

Ева Меркачева
Ева Меркачева,
журналист, зампред ОНК Москвы

«По нашим сведениям, есть человек, которого можно было бы причислить к маньякам — на его совести несколько трупов. Очень надеемся, что он не будет пересекаться с Улюкаевым. По крайней мере, администрация нас уверила, что за его безопасностью проследят»

Получается, что Алексей Улюкаев снова попал в привилегированное общество. Просто на другом уровне. 

Родственница заключенного: «Там очень много людей с высшим образованием, и не с одним. Говорят, это лучшее место во всей области. Так что слава Богу, что здесь, а не где-то в другом месте».

Совсем недавно Алексей Улюкаев докладывал о своей работе непосредственно Путину. Теперь между ним и начальником колонии стоят начальник отряда и старшина (из заключенных). От них будет зависеть, получит ли он условно-досрочное освобождение. Начальник колонии выстроил систему поощрений: работал, участвовал в общественной жизни — получи лишнюю передачу, право посетить спортплощадку или ларек. Так что работать в зоне не обязательно, но желательно. 

Родственница заключенного: «Я думаю  что министр там делать будет, на зоне?»

В ИК-1 богатое производство: деревообработка, швейный цех, изделия из металла, птицеферма. Но работы мало: говорят — если ее нет на воле, откуда она возьмется на зоне? Цех деревообработки так усердно делал винтовые лестницы, что затоварил склад и остался на два месяца без работы — зимой стройки не идут. Так что занятость, о которой Улюкаев говорил еще в бытность министром, — теперь его личная проблема. В Тверской ОНК говорят, что бывший министр мог бы читать в колонии лекции. 

Сергей Манюк
Сергей Манюк,
зампред Общественной наблюдательной комиссии Тверской области

«Ансамбли, всевозможные кружки — я думаю, он может принять участие. Кружков сейчас в колонии очень много. Может и преподавать. Форму могут определить с руководством ФСИН. Может быть ему предложат что-то необычное, что еще никогда не использовалось в учреждениях»

Перед приездом Улюкаева в зоне провели ремонт — говорят, плановый, — но обстановка заметно улучшилась. 

В остальном все как положено на строгом режиме: передачи раз в три месяца, три свидания в год, ночные подъемы-поверки, обыски, когда спецназ заходит в зону и ломает подоконники и пол в поисках запрещенных сотовых телефонов и сим-карт. На вышках вместо мужчин иногда стоят женщины с автоматами. Но это не оттого, что смягчился режим, а потому что считается, что женщины строже следят за порядком (сейчас их, кстати, выводят со службы).

Говорят, в зоне можно получить за работу на производстве две тысячи рублей, а можно и не получить — после всех вычетов. Непросто оперировать тысячами, когда только что решал, куда пойдут миллиарды. Но теперь лучшая карьера, которую может построить Алексей Улюкаев, — это заведующий клубом или ведущий театрального кружка. Говорят, с его творческими способностями это — хороший выход. Это единственный способ покинуть образцовую зону досрочно. Как говорил герой Шекспира, «весь мир — тюрьма». Но, как мог бы добавить Алексей Улюкаев, «есть особенности».


Авторы сюжета:
Видео
Министр строгого режима. Какие порядки в колонии, где сидит Алексей Улюкаев