Фотография: @navalny / Facebook
Журналисты Insider, Bellingcat, CNN и Spiegel провели расследование отравления Алексея Навального. За четыре дня его видеоверсия на канале самого политика набрала больше 15 млн просмотров. О расследовании, хоть и скромно, но высказалась российская политическая элита во главе с Владимиром Путиным. Что удалось узнать журналистам об отравлении Навального и как отреагировали российские власти, разбирался корреспондент RTVI Андрей Ежов.

Пресс-конференцию Владимира Путина в этом году многие смотрели ради ответа президента на один-единственный вопрос ― о выводах расследования группы Bellingcat и издания Insider, в котором утверждается, что Алексея Навального пытались отравить восемь сотрудников ФСБ.

Алексей Навальный, оппозиционный политик: «Это очень похоже на голливудский триллер, только в реальной жизни».

Весьма убедительную выкладку с именами и фотографиями предполагаемых отравителей опубликовали 14 декабря, а дальше началось загадочное. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков отменил брифинги для журналистов ― якобы ему некогда готовиться к пресс-конференции. Официальное молчание лишь спустя два дня прервал глава МИД Сергей Лавров, который признался, что расследование его чуть ли не развеселило.

Сергей Лавров, министр иностранных дел России: «Оказалось, что в первый раз его жену отравили. Все эти новости забавно читать. Логика здесь такая, вот, дескать, мы [страны Запада] объявили, например, новые факты, которые были обнаружены германскими спецслужбами про отравление Навального, а Москва уже два дня молчит. Раз молчит, значит виновата».

Лавров о Навальном

К третьему дню расследование окончательно «вросло» в тренды ютьюба и породило тысячи мемов. Например, о группе преданных фанатов, следующих за Навальным по пятам. Но молчать при этом продолжали даже околокремлевские телеграм-каналы и государственные журналисты, привыкшие чуть что звонить «знакомому оперу из 90-х». А попытки оппозиционных политиков в регионах хотя бы заговорить о расследовании встречали нервную реакцию политиков-охранителей.

Максим Резник, депутат заксобрания Санкт-Петербурга: «В ответ на 10 миллионов просмотров за двое суток власть, например, федеральная просто молчит. Такое молчание ― это, извините, хуже признания вины. Или все ждут, что завтра скажет царь?»

Вячеслав Макаров, спикер заксобрания Петербурга: «Садись давай, садись, садись давай».

И вот пресс-конференция. Спустя час ответов Путина о его настроении, отношении к вакцине и рассуждений о «положительном сальдо торгового баланса» президент дает понять: за расследованием Bellingcat на самом деле стоит ЦРУ.

Владимир Путин, президент России: «Вот этот пациент берлинской клиники, он пользуется поддержкой спецслужб США в данном случае. А если это правильно, ну тогда это любопытно. Тогда спецслужбы, конечно, должны за ним присматривать. Но это совсем не значит, что его травить нужно, кому он нужен-то? Ха-ха. Понимаете, если бы хотели, довели бы до конца».

Путин о Навальном
Фотография: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ

Фактическое признание Путиным того, что спецслужбы «присматривают» за Навальным, стало главным итогом многочасового шоу. В остальном президентские тезисы оказались несвежими.

Андрей Колесников, политолог, эксперт Московского центра Карнеги: «Все это можно было приблизительно предсказать заранее и даже предлагать варианты ответов тоже заранее. „Это не мы“, „смешно говорить о том, что мы“, „никто нам не предъявляет деталей“, „никто не сотрудничает“, „подавали запросы, на запросы не отвечают“, „что же вы не идете нам навстречу, мы же хотим вам всем помочь“. Собственно, вот и все. Это немножко противоречивая позиция, потому что Путин говорит, что это все американские спецслужбы. С другой стороны, получается, что можно было бы с кем-то посотрудничать, повыяснять правду, но на это вряд ли обращает внимание массовый потребитель. Все сказано, точка поставлена».

Колесников о Навальном
Фотография: WikiCommons (Public Domain)

Утверждение Путина о том, что западная разведка орудует в России, как дома, по всей видимости, станет лейтмотивом пропаганды в ближайшие недели и месяцы. Хотя и без всемогущего ЦРУ узнать данные о любом человеке в стране не такая уж и проблема. Существуют десятки специализированных форумов, где действительно найдется все: от паспортных данных до карты перемещений любого сотового абонента.

Андрей Захаров, журналист издания «Проект»: «Регистрация, ты находишь исполнителя. Списываешься с ним, например, в телеграме или другом мессенджере и говоришь: „Сколько стоит детализация такого-то вызова, такого-то телефона?“. Ну и все, ты платишь деньги, выбираешь ту или иную форму оплаты ― хочешь биткоин, хочешь „Яндекс.Деньги“ ― и через день или через час ты получаешь все это».

Журналист Андрей Захаров первым в России выяснил, как работает нелегальный рынок «онлайн-пробива», и в рамках эксперимента заказал персональные данные на себя и свою родственницу. При этом за весьма скромные деньги.

Андрей Захаров, журналист издания «Проект»: «Я, например, когда купил на себя, там была моя анкета на паспорт, которую я заполнял, когда мне было 14 лет. Я уже не помню, что там писал. А там написано, значит, родители твои написаны и все. Стоит тысячу рублей, а бывает даже 700 рублей, вообще копейки! Выписка из „Розыск-Магистраль“ ― то есть все поездки ― 1 500 рублей. Пассажиры рейсов подороже ― 10-15 тысяч рублей. Порядка нескольких десятков тысяч рублей ― это одна выписка по геолокации. Поэтому бюджет расследования Bellingcat большой на самом деле».

Захаров о Навальном
Фотография: Андрей Захаров / Facebook

Вывод о том, что восьмерка чекистов: врачей и химиков ― это и есть отравители Навального, расследователи сделали из-за того, что один из них, как следует из публикации, включил на несколько секунд телефон и обнаружил себя возле томского отеля, где Навальный ночевал перед тем, как потерять сознание в самолете.

Геннадий Гудков, полковник ФСБ в отставке: «Конечно, в наши времена за схожий провал могли бы и к увольнению представить или служебное несоответствие по меньшей мере с поражением в правах, ну условно говоря. Сейчас я что-то сомневаюсь, что будут серьезные разборки. Ну, может, кого-то накажут. В принципе, они все такие. Вот, извините, я думаю, что 70% сотрудников ― они такие же раздолбаи. Они просто не успевают за развитием технологий, они не успевают за развитием интернета, многие их руководители делают все по-старинке, все в папочках».

Казалось бы, столь серьезных людей, как их уже назвали, «новый состав Chemical Brothers», самое оно ― хорошо засекретить во всех базах и поставить, например, специальные «красные» метки. Но, видимо, уже не в этот раз.

Андрей Захаров, журналист издания «Проект»: «Насколько я понимаю, такие метки стоят не везде. Если вы хотите посмотреть машину, например, со спецсигналом, там она „непробивайка“. Но, например, про „Роспаспорт“, насколько я знаю, там нет такого. Поэтому, собственно, Bellingcat и два года назад заказал на Боширова и Петрова. Причем, интересно, там даже было видно, что их анкета на паспорт пустая, что сейчас заказали».

После выхода расследования попытку своего отравления Навальный без доли сомнений называет «актом государственного терроризма». А масштаб слежки, которая продолжалась, как утверждается, больше трех лет, заставил многих задуматься о том, что собой будут представлять спецслужбы в «прекрасной России будущего».

Геннадий Гудков, полковник ФСБ в отставке: «Есть механизмы контроля со стороны общества и парламента за спецслужбами. Называется это механизм парламентского контроля, парламентского расследования, гражданского контроля. У нас все эти три понятия запрещены как класс, как ругательные слова. Нужна не сплошная люстрация, а переаттестация номенклатуры. Против оппозиции, против инакомыслящих по всей стране работают, может быть, тысяч 10».

В заявлениях Кремля появилась формулировка «насильственная смена власти». Мол, спецслужбы за теми, кто к ней, как Навальный, якобы, призывает, как раз и «присматривают».

Андрей Колесников, политолог, эксперт Московского центра Карнеги: «Его можно держать на каком-нибудь поводке каких-нибудь уголовных дел, как это обычно делается, но при этом не сажать в тюрьму. Другая тактико-стратегическая линия ― это немедленно сфабриковать не одно, а, может быть, несколько уголовных дел, причем желательно по линии чисто криминальной. Чтобы была возможность говорить, что это не политик, мы имеем дело с уголовником. И все-таки посадить его в тюрьму».

Самого Навального такая перспектива, судя по всему, не пугает. На этой неделе политик вновь несколько раз повторил: в Россию он вернется. А вот когда ― решать врачам.

Алексей Навальный, оппозиционный политик: «Я делаю все, я целыми днями скачу и прыгаю, делаю какую-то физиотерапию, чтобы вернуться как можно быстрее. Но я не могу говорить дату».

Навльный о Навальном
Фотография: @navalny / Facebook

Возвращение политика с его «Умным голосованием» в год думских выборов ― не лучший подарок для российской власти. Впрочем, это наверняка не главный раздражитель. Кремль, видимо, вновь счел поступки и слова Навального попыткой встать в один ряд с Владимиром Путиным. О чем тот, судя по всему, не допускает даже мыслей.

У RTVI появилась эксклюзивная еженедельная рассылка. Подпишитесь, чтобы узнавать об интересном:
Необходимо дать согласие на обработку персональных данных!