Реклама
Сюжеты
23:15
26 Июля 2018 г.
Десять лет спустя. Хроника событий, которые привели на допрос бывшего президента Армении
Поделиться:

Десять лет спустя. Хроника событий, которые привели на допрос бывшего президента Армении

Несколько часов допрашивали бывшего президента Армении Роберта Кочаряна. Он проходит свидетелем по делу о разгоне демонстрантов в Ереване в марте 2008 года, когда погибли 10 человек. До этого в Специальной следственной службе уверяли, что Кочарян не может рассказать ничего нового для расследования. Корреспондент RTVI Дмитрий Новиков разобрался в деталях дела, которое тянется уже десять лет, но резко ускорилось после смены власти в стране.


UPD. Следователи обвинили Роберта Кочаряна в свержении конституционного порядка и потребовали его ареста, сообщает ТАСС.

Роберт Кочарян прибыл на допрос инкогнито, а после допроса покинул здание Следственной службы через потайную дверь. О чем говорил бывший президент, отвечая на вопросы дознавателей по делу о событиях 2008 года, пока неизвестно. Но в Армении уже вовсю говорят, что Кочарян сейчас находится «в пяти минутах от ареста».

Уличные акции протеста в 2008 году начались сразу после президентских выборов. 20 февраля Центризбирком объявляет о победе Сержа Саргсяна, но его политический соперник — первый президент Армении Левон Тер-Петросян — с этим не согласен и заявляет, что у него «украли победу». И вот уже тысячи людей, считая, что в ходе выборов были допущены нарушения, блокируют центр Еревана. За 12 дней мирных акций протеста на улицы выходят до полумиллиона человек.

Теперь уже известно, что армейское начальство и силовые структуры в Армении к тому моменту сделали свой выбор и вовсю готовились разгонять демонстрантов. Шли последние дни президентства Роберта Кочаряна. Согласно Конституции, он не мог баллотироваться на новый срок, но вовсю поддерживал своего преемника Саргсяна. Когда Ереван был охвачен акциями протеста, Кочарян находился в Москве на саммите СНГ и оттуда руководил страной.



Роберт Кочарян, бывший президент Армении: «Происходящее было недопустимо. Фактически армия втягивалась в поствыборные политические процессы, что представляло реальную угрозу конституционному строю. Необходимо было срочно принять меры».

Какие это были меры? Что именно предпринимал Кочарян, пока достоверно не установлено. Но факт остается фактом: рано утром 1 марта 2008 года полиция с помощью дубинок и электрошокеров разгоняет демонстрантов. Среди митингующих — женщины, дети и пожилые люди. Большинство из них в момент начала полицейской спецоперации еще спали. Именно после этого в городе начались массовые столкновения сторонников Тер-Петросяна с силовиками.

Уже ближе к полудню протестующие собираются у посольства Франции в центре Еревана. Активисты переворачивают троллейбусы и автобусы для установки заграждений. Число демонстрантов растет, и полиция отступает.

В 22:00 президент Роберт Кочарян с одобрения парламента Армении вводит в стране 20-дневное чрезвычайное положение, запрещающее проведение демонстраций. А чуть позже в центре Еревана вспыхивают ожесточенные столкновения между представителями силовых ведомств и демонстрантами, и против них применяется огнестрельное оружие.



И вот спустя десять лет после тех событий, после того, как в Армении случилась «бархатная революция», в результате которой премьер-министром стал лидер оппозиции Никол Пашинян, возобновляются следственные действия.

Степан Григорян: «Даже в больном сне не могло присниться полгода назад, что в Армении законы начнут работать для всех»
Степан Григорян: «Даже в больном сне не могло присниться полгода назад, что в Армении законы начнут работать для всех»
Степан Григорян: «Даже в больном сне не могло присниться полгода назад, что в Армении законы начнут работать для всех»


Степан Григорян, политолог: «Даже в больном сне не могло присниться полгода назад, что в Армении законы начнут работать для всех. Нет выделенных людей. Нет людей вне закона. Роберта Кочаряна вызвали на следственные действия, завтра могут вызвать Сержа Саргсяна! И это очень важно».

В ходе тех столкновений погибли десять человек. Представители армянской оппозиции признавались, что произошедшее в марте 2008 года для них было настоящим шоком: именно тогда власть впервые стала в них стрелять.