Реклама
Сюжеты
23:09
9 Октября 2020 г.
«Россия будет вынуждена определиться». Кто и как помогает участникам конфликта в Карабахе?
Поделиться:

«Россия будет вынуждена определиться». Кто и как помогает участникам конфликта в Карабахе?

Фотография:
Сергей Бобылев / ТАСС

9 октября главы МИД Армении и Азербайджана встретились в Москве. Главная цель переговоров — остановить бои в Нагорном Карабахе. Ереван инициировал встречу и настаивает, что непризнанная республика — армянская территория. В Баку же несколько дней говорят о доминировании на поле боя, а от переговоров ждут только официальную передачу Карабаха под их контроль. Президент Азербайджана Ильхам Алиев назвал встречу в России «последним шансом» Армении. В Карабахе уже почти две недели идут бои и масштабные обстрелы мирных городов. Кто поддерживает Ереван и Баку, а также чем может закончиться конфликт, если сторонам не удастся добиться мира, выяснял корреспондент RTVI Михаил Шептун.


Армянские военные атакуют позиции Азербайджана из привычных систем залпового огня «Град». Конфликт в Нагорном Карабахе долгое время был противостоянием советского оружия: по наследству двум бывшим республикам СССР достались танки, бронетехника и артиллерия. В наступательной операции 2020 года Баку сделал ставку на технологии. Раньше у Азербайджана уже были израильские боевые дроны, но на новых видео воздушных атак эксперты увидели новую модель турецких беспилотников — Bayraktar TB2. Их собирались закупить у Анкары только этим летом.

Себастьян Роблин, военный обозреватель Forbes: «Возможно, они просто быстро обучились. Может, у них был опыт использования израильских дронов, или Баку получает какую-то поддержку от турецкой армии».

Себастьян Роблин одним из первых заявил о подавляющем преимуществе турецких дронов в небе над Карабахом. Системы ПВО не всегда замечают Bayraktar из-за его небольшого размера, а атакует бронетехнику он в самое уязвимое место — в крышу. В начале конфликта дроны уничтожили минимум девять советских систем «Оса» и «Стрела-10».

Себастьян Роблин, военный обозреватель Forbes: «Уничтоженные зенитные комплексы — старые модели 70-х и 80-х годов. В недавних конфликтах в Сирии и Ливии беспилотники уничтожали гораздо более современные системы, такие как „Панцирь“. Конечно, ПВО часто сбивают дроны. Но надо понимать, что на один-два сбитых беспилотника приходится одна взорванная система противовоздушной обороны, и это стоит того».

Вероятно, Турция готовила Баку к беспилотной войне с лета этого года. На встречах высшего военного руководства двух стран заметили генерал-майора Гекселя Кахья. В прошлом году в Ливии, по данным местных СМИ, он возглавлял группу, которая руководила беспилотниками для поддержки войск временного правительства.

Валерий Ширяев, военный обозреватель «Новой газеты»: «Скорее всего, это какая-то прокси-война со стороны Турции. Вполне возможно, [в Нагорном Карабахе находятся] какие-то прикомандированные уволенные из армии специалисты».

Военный эксперт Валерий Ширяев согласен с мнением, что дронами могут управлять турецкие военные. Он отмечает: квалификация солдат и офицеров порой куда важнее мощи техники. И с этим проблемы в армии Нагорного Карабаха серьезнее, чем в Баку.

Валерий Ширяев, военный обозреватель «Новой газеты»: «Сейчас там [в армии Нагорного Карабаха] за пультами в этих машинах сидят довольно слабые специалисты, и им не по силам сбивать эти беспилотники. У кого воздух — у того и преимущество. А воздух полностью азербайджанский. Это действительно современная война, и Азербайджан готов к ней, потому что это нефтяная страна — более богатая».

Азербайджан готовился к большой войне все последние годы. По данным института СИПРИ, с 2012 по 2016 год импорт оружия в Баку превосходил армянский в 20 раз. Но в 2016 году на параде независимости Армения представила новые образцы техники, которые закупила у России. Среди них — тактические комплексы «Искандер». Азербайджан ответил покупкой у Израиля пусковых установок «Лора».

Яков Кедми, военный эксперт: «Последняя сделка с Азербайджаном была на $1,5 млрд, а общий экспорт оружия в последний год был чуть больше $70 млрд. Это довольно серьезно».

Вооруженные силы Азербайджана в разы превосходят армянскую армию, не говоря уже о Нагорном Карабахе, у которого де-юре своя армия. У Баку преимущество и по людским ресурсам, и по военным расходам, и по количеству техники. Начав с обстрелов приграничных территорий, которые за 30 лет превратились в огромный укрепрайон, с обеих сторон огонь ведется по жилым кварталам из тяжелого оружия.

Себастьян Роблин, военный обозреватель Forbes: «В основном, используются БМ-30 „Смерч“. При бомбардировках Степанакерта также использовались кассетные бомбы. В Amnesty International изучили вооружение и пришли к выводу, что это были израильские образцы».

333
Последствия ракетного обстрела со стороны азербайджанской армии в Степанакерте
Фотография:
Areg Balayan / ArmGov / PAN Photo / EPA / TASS


В локальном конфликте Армении и Азербайджана у Израиля свои интересы — и это еще одна сторона. Контакты с Баку — это возможность ближе подобраться к Ирану. Ядерная программа исламской республики — один из главных раздражителей Тель-Авива.

Яков Кедми, военный эксперт: «Другая составляющая — это то, что мы покупаем у Азербайджана нефть. И закупки оружия в какой-то мере уравновешивают наши затраты на это».

От самого Ирана ждали либо нейтральной позиции, либо осторожной поддержки Еревана. Но на этой неделе Тегеран призвал вернуть Карабах Азербайджану. Эксперт Фархад Ибрагимов видит в этом решении несколько причин: это и крупная азербайджанская диаспора в Иране, и то, что обе страны исповедуют ислам шиитского толка.

Фархад Ибрагимов, эксперт клуба «Валдай», политолог: «Заявление политического руководства Ирана нужно расценивать как безоговорочную поддержку Азербайджана. Тегеран понимает, что у них самих есть такие же, как у Баку, болевые точки: Белуджистан, Хузестан и другие провинции, которые теоретически могут стать очагом сепаратистских волнений».

Свою поддержку Баку подтвердил и Киев. Глава МИД Дмитрий Кулеба напомнил, что Украина сама имеет оккупированные территории и хорошо понимает проблему.

Валерий Ширяев, военный обозреватель «Новой газеты»: «Ни Армения, ни Азербайджан не производят боеприпасов. А калибр у них у всех советский — вся артиллерия советская. Но год назад Украина построила самый современный и мощный завод по производству таких боеприпасов. При истощении наличных снарядов у артиллеристов и ракетчиков, вполне можно предположить, что Украина сможет доставить эти боеприпасы Азербайджану. И это уже расширение конфликта».

Армения же может рассчитывать в снабжении разве что на Россию. Причем только с воздуха, и это недешево: вряд ли та же Грузия пропустит через свою границу российское оружие. А в Нагорном Карабахе его ждут: с боевым духом там все в порядке, а вот боеприпасы пригодятся.

Рачья Арзуманян, доктор политических наук, сотрудник Арцахского государственного университета: «Присутствие российских сил в зоне конфликта не нужно. Это нанесет больше вреда вне поля боя. Но Россия будет вынуждена определиться. Хотя она не может войти в региональные бои, ей придется вступить в конфликт с Турцией и геополитическими центрами силы».

Кремль пока лишь призывает к прекращению огня, но у Владимира Путина есть рычаги давления в регионе, считает Валерий Ширяев.

Азербайджан Армения 2
Неразорвавшаяся ракета РСЗО «Смерч» у энергоблока Мингечевирской ГЭС, Азербайджан
Фотография:
Валерий Шарифулин / ТАСС


Валерий Ширяев, военный обозреватель «Новой газеты»: «Это активизация военных действий в Сирии на границе с Турцией — создание второго фронта. Это прямая военная поддержка, например, боеприпасами. Списание долгов, дипломатическая поддержка».

Россия должна выступить главным дипломатическим посредником между сторонами, уверен эксперт. Во многом потому, что Москву сильно беспокоят сведения о переброске джихадистов в зону конфликта. Баку участие наемников со своей стороны отрицает.

Фархад Ибрагимов, эксперт клуба «Валдай», политолог: «Есть вероятность того, что Армения будет прибегать к помощи третьих сторон. В частности, к некоторым курдским элементам, которые симпатизируют ей. Также к выходцам из Армении, проживающим в Ливане, Сирии и других ближневосточных странах».

Рачья Арзуманян, доктор политических наук, сотрудник Арцахского государственного университета: «Проигрыш в этой войне будет катастрофой для Армении, ее государственности, народа на исторической родине. Поэтому армянский воин понимает, что он не может проиграть. И данная асимметрия, естественно, делает преимущество в силах и средствах, вооружениях и военной технике не столь подавляющим и определяющим. Мы можем вспомнить Вьетнам с Америкой, мы можем вспомнить Афганистан и Советский Союз».

За тринадцать дней обострения конфликта Азербайджан смог продвинуться в двух районах: Физулинском и Джебраильском. Но тотальный блицкриг провести не удалось: сказалось ожесточенное сопротивление армянской стороны.

Себастьян Роблин, военный обозреватель Forbes: «Скорее всего, Армении придется уступить часть территорий. Одна из проблем в том, что НКР имеет территории за пределами [непризнанной] республики, которые используются как своеобразный буфер. Они не населены армянами, так что, возможно, есть смысл их отдать. Важно также, что думает Баку. В идеале — если бы создалась своеобразная буферная зона с миротворческими силами, но я не уверен, что такие идеи рассматриваются всерьез».

В середине недели интенсивность боев и обстрелов в Нагорном Карабахе возросла. Это связывают с улучшением погоды — раньше в районе были дожди. Только за среду Ереван отчитался о потерях 80 солдат. И большинство в списке — призывники 2000-2001 годов рождения. Азербайджан заявил, что опубликует сведения о потерях только после окончания боевых действий.


Авторы сюжета: