Сюжет
14:30
12 Мая 2018 г.
Неудобный юбиляр: 200 лет Марксу
Поделиться:

Неудобный юбиляр: 200 лет Марксу

Неудобный юбиляр: 200 лет Марксу
Фотография:
Harald Tittel/ DPA / TASS

5 мая исполнилось 200 лет со дня рождения немецкого ученого, основоположника коммунистической теории Карла Маркса. Насколько колоссально влияние трудов Маркса на экономику даже сегодня, — в репортаже Константина Гольденцвайга.

Мозельский винодел Герберт Вайс в противоположность заветам своего знаменитого земляка,капитал извлекает из самого Карла Маркса. Уже пятнадцать лет Маркс — его собственность, торговая марка. Один патент, одна наклейка, — и доходы от обычного вина взлетают в разы.

Герберт Вайс
Герберт Вайс,
винодел

«В первые годы розлива Маркса продажи у нас росли на 30-70%. За каждый год из последних двух лет мы увеличивали сбыт уже на сто процентов»

Ни бизнесмен Вайс, ни его соседи в этой глубинке на западе ФРГ настоящего коммунизма не пробовали. Но знают, что привело к нему юного Маркса именно виноделие: у выходца из богатой еврейской семьи здесь были виноградники. Начинающего корреспондента кельнской газеты Маркса в родных угодьях возмущала эксплуатация крестьян и жуткие налоги. Двести лет спустя в родном для него Трире коммунистический гнев сменен на милость: каноническую бороду лопатой тут продают на резиновых утках, карикатурах, копилках, светофорах, шапках и комиксах — теория Маркса о прибавочной стоимости в действии.

Бербель Эльвангер
Бербель Эльвангер,
продавец сувенирной лавки

«Это особые купюры номиналом в ноль евро. На них Карл Маркс. Продаем мы их уже по три евро. Раньше времени уже распродали двадцать тысяч экземпляров. Теперь вот ждем новый тираж»


«Вместе с ростом массы предметов растет царство чуждых сущностей, под игом которых находится человек. И каждый новый продукт — это новая возможность взаимного обмана и взаимного ограбления». Чтобы доказать всесильность учения Маркса, по случаю этих торжеств немецкие левые и социал-демократы проведут без малого сотню научных диспутов и конференций. И все же рыночная жизнь берет свое, а вот покойный Маркс вращается в гробу. Здесь, в доме его семьи в немецком Трире, невзирая на юбилей открыт дискаунтер Euroshop — все по одному евро.

Влачащий потребительские цепи местный пролетариат о значении юбилея не задумывался, но властям пришлось поломать голову. Маркс для Германии сегодня — это кто? Пророк? Мечтатель? Буревестник революций? Или предтеча террора? Но в дни торжеств о юбиляре — хорошо, либо никак. Даже немецкое духовенство — то самое, что по Марксу, «опиум для народа», — сына божьего Карла взяло под защиту.

Вернер Рессель
Вернер Рессель,
настоятель собора Трира

«Ведь и в наши дни интересы капитала вновь стоят во главе угла! Для человека места не остается. Личность подчинена экономическому росту, хомо сапиенс превращен в „хомо экономикус“»

На ультрасовременной выставке о «всесильном» учении часть экспонатов — из советского института марксизма-ленинизма, но прочтение скорей антисоветское. Маркс якобы не изобрел коммунизм, а беспорядочно пытался развить чужие идеи. Поборник революций, ни в одной из них он сам на своем веку не участвовал, предпочитая теорию. Зато наверняка бы выступал против газеты «Правда»: будучи журналистом, скованным как Прометей немецкой цензурой, Маркс ратовал за свободу печати и демократию.

Беатрикс Бувье, историк, куратор выставки: «Мы не показываем догматичный образ Маркса, а, напротив, пытаемся освободить его от тех догм, которыми он был обложен на протяжении семидесяти лет. Это трудно, так как догмы эти к нему крепко прилипли, а кое-где в мире по сей день считаются истиной».

Экспозицию неслучайно венчает галерея его последователей и цитата из самого Маркса: «Все на свете подлежит сомнению». Большинство интуристов в Трире такой трактовке не рады — они из Китая: «Для нас Карл Маркс — это как бог. Он принес нам революцию, до которой Китай был бедной страной. А как быстро мы развиваемся теперь!». На вопрос о том, является ли Китай сегодня капиталистической страной, — с ответом мнутся: «это мне вам очень сложно объяснить…»

Сложности посреди праздника и китайская делегация, и глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер оставляют за скобками. Хотя какой волной критики обернулось уже согласие немецких властей принять от Поднебесной вот такой дар: шесть метров этого соцреализма мэр Трира установил c подачи Пекина лишь, говорит, как жест дружбы.

TASS_26612103.jpg
Открытие памятника Карлу Марксу в Трире. Фотография:
Harald Tittel / DPA / TASS

Вольфрам Ляйбе
Вольфрам Ляйбе,
бургомистр Трира

«У нас, в связи с этим памятником, разгорелись сразу три различные дискуссии: можно ли, вообще, ставить памятник Карлу Марксу? Можно ли принимать подарки от Китая? И если да, то какой должна быть эстетика этого монумента?»


За минувшие дни изваяние пытались поджечь, иные партии против него митинговали. Словом, призрак коммунизма по Европе не бродит — это бродит местный пенсионер Михаэль Тилен. В интервью десяткам газет и телеканалов он называет себя не просто двойником Маркса, но и самым горячим его сторонником.

Михаэль Тилен, сторонник марксизма, двойник Карла Маркса: «После падения коммунистических режимов от уважения к Марксу почти ничего не осталось. Однако теперь, как минимум, после финансового кризиса, и после того, как многие стали осознавать, что эксплуатация трудящихся по всему миру лишь растет, а богатство сосредотачивается в руках все меньшего числа людей — после этого теория Маркса оказались вновь поразительно свежа!»

Но это теория. Не покидая идиллического Трира, с марксистом Тиленом мы совершаем экскурсию по улицам Маркса в той самой стране, что первой из всех рискнула воплотить эти идеи в жизнь. Вот как он описал Мурманск.

Михаэль Тилен, сторонник марксизма, двойник Карла Маркса: «Ну, давайте будем позитивно смотреть. Если, вооружившись идеями Маркса, тут хотели дать народу дешевое жилье, то это удалось! Однако жить так долго, не выстраивая вокруг ничего, кроме этих домов, мне кажется, невозможно!»

Калининград:

Михаэль Тилен, сторонник марксизма, двойник Карла Маркса: «А это что, так сейчас там все выглядит? Ой, я такой архитектурный стиль видел много лет в Восточной Германии. Вот только не уверен, что людям там нравится жить».

Магнитогорск:

Михаэль Тилен, сторонник марксизма, двойник Карла Маркса: «А, это такие блочные дома, давшие кров тысячам людей, у которых прежде, наверно, не было и такого жилья? Но если честно, мне кажется, что жить в них долго, вот так, тоже совсем не стоило бы».

Рязань:

Михаэль Тилен, сторонник марксизма, двойник Карла Маркса: «Ну, теперь я знаю, почему вы перебрались в Германию! Если дороги выглядят сейчас так, то все ясно».

Границ между Германией Западной и Восточной, прочерченных последователями Маркса, давно нет. Но раскол «вы за или против» по-прежнему очевиден. И с обеих сторон хватает непримиримых. Вот на берлинском Первомае за Маркса — антикризисного управляющего, за образец КНДР и ДНР китайских товарищей агитируют местные коммунисты:

Эрик Эберт
Эрик Эберт,
член коммунистической партии Германи

«Мы должны учиться у товарищей из компартии Северной Кореи тому, как, например, выживать в долгие трудные времена. И не сдаваться!»


А вот напротив, на аллее Карла Маркса в Берлине против увековечивания «отца всех тиранов» выступают жертвы режима. В союзе Карла-Вольфганга Хольцапфеля помнят, какую дорогу за двести лет выложили эти благие намерения — здесь, по иронии судьбы, на стройке самой нарядной витрины ГДРовского социализма, в 1953 году дошло до первого в Восточном блоке бунта с десятками погибших.

Карл-Вольфганг Хольцапфель, объединение жертв восстания 17 июня 1953 года: «Мы ведь требуем от католической церкви извинений за жуткие вещи, совершенные ею в Средневековье! В дискуссии о Марксе и его наследии такого признания не хватает. Конечно, человек, породивший идеи, которые увенчались появлением чудовищной диктатуры, например, в ГДР, несет за это ответственность».

Малу Драйер
Малу Драйер,
министр-президент земли Рейнланд-Пфальц (СДПГ)

«Нет, за все то, что случилось в XX веке — будь то под знаменем коммунизма, марксизма и всего остального — сам Маркс, я считаю, никакой ответственности не несет»

.

За два столетия в ФРГ — без наследия Маркса это вряд ли было бы возможно — партия, в руководство которой входит и Малу Драйер, левоцентристские социал-демократы, стали одним из столпов всей партийной системы. Но и правые многое вроде как пересмотрели.

Герберт Вайс: «Между чистым коммунизмом и стихийным рынком у нас есть теперь и кое-что посередине: это социальная рыночная экономика! Я верю, что сотрудничество, совместная работа над бизнес-проектами между мною, владельцем компании, и моими работниками, может быть куда плодотворней, чем единоличное руководство».

Одна незадача: работникам Герберта Вайса его заверения на камеру, в любом случае, неясны. Они по-немецки почти не понимают и в Германии временно. Словаки, румыны — это самая дешевая рабочая сила. Под распашку для винограда «Карл Маркс», тем временем, уходят соседние гектары — такая диалектика.

Константин Гольденцвайг, Илья Левинтов, Яна Карпова, RTVI из Германии