Сюжет
17:01
29 Апреля 2018 г.
Ничто не предвещало вражды. Как менялись отношения Ирана и Израиля
Поделиться:

Ничто не предвещало вражды. Как менялись отношения Ирана и Израиля

Ничто не предвещало вражды. Как менялись отношения Ирана и Израиля
Фотография:
Mahmoud Hosseini / Tasnim News Agency / AP

Эммануэль Макрон посетил Вашингтон и встретился там с Дональдом Трампом. Скорее всего, президент Франции уговаривал американского лидера не делать резких движений и выходить из ядерного соглашения с Тегераном. Но Трамп не только называет это соглашение «ужасным», но и пытается перечеркнуть все, что сделал его предшественник Барак Обама, а ядерное соглашение подписал именно он.

Против сделки с Ираном с первых дней выступает Израиль — единственный надежный союзник США на Ближнем Востоке. Это и понятно, ведь Иран не раз угрожал стереть еврейское государство с лица Земли. Вообще, конечно, ирано-израильские отношения — история сложнейшая. Еще в конце 1970-х годов ничто такой вражды не предвещало. Как все зашло в тупик и есть ли из него выход — разобрался Евгений Сова.

Когда в Иране победила Исламская революция, Натанэлю Тувиану было всего пять лет. Беспорядки на улицах и хаос он помнит смутно. Отец пытался вывезти всех в Израиль, но началась война с Ираком, закрылось воздушное пространство. Так семья Тувиан задержалась в Иране еще на целых девять лет.

Натанэль Тувиан
Натанэль Тувиан,
журналист

«После революции 79-го года  многие евреи почувствовали опасность и стали искать пути выезда из Ирана. Нам удалось нелегально покинуть Иран через Пакистан только в 1988»

Сегодня Натанэль журналист, сотрудник государственной радиостанции «КАН», вот только вещает он не на иврите, а на языке своего детства — фарси.

Ежедневно вместе со своей коллегой Шади, к слову, тоже выросшей в Иране, Натанэль выходит в эфир. Судя по комментариям в твиттере и фейсбуке, на бывшей Родине их внимательно слушают. Одни называют ведущих «рупором сионисткой пропаганды», другие, наоборот, — голосом разума, надеждой на мирное будущее Ближнего востока.

Натанэль Тувиан
Натанэль Тувиан,
журналист

«Когда меня спрашивают, что будет с Ираном, я всегда привожу в пример историю Советского Союза. Там ушло 70 лет пока он не развалился. И причина была экономическая: Горбачев открыл железный занавес и народ понял, что не хочет жить в изоляции. Я не знаю, когда именно рухнет нынешний режим в Иране, но я вижу, что предпосылки для этого есть уже сегодня. Многие иранцы хотят быть частью свободного мира и к счастью не до конца пропитаны идеологией ненависти, так что надежда есть!»


В 1974 году в Тегеране проходили Азиатские игры. Многочисленную делегацию из Иерусалима принимали на самом высоком уровне. Это время расцвета отношений: в Израиль течет рекой иранская нефть, а сотни израильских бизнесменов вкладывают миллионы в экономику страны персов.

Сегодня на военных парадах в Тегеране иранские власти демонстрируют ракеты с надписью «Смерть Израилю». Регулярные угрозы уничтожить Тель-Авив и Хайфу давно стали неотъемлемой частью политики режима аятолл. Израиль и Иран — две сильные державы, два древних народа, оба с богатой историей и большими амбициями. Не имея единой сухопутной границы, они вот уже 40 лет не могут поделить между собой влияние в регионе.

О причинах столь резкого перехода от любви к ненависти, Элиезер (Гейзи) Цафрир написал в своей книге «Большой и малый Сатана». Ему точно есть, что вспомнить. В 1979 Элиезер, официальный резидент Моссада в Иране, получает секретное задание: организовать процесс срочной эвакуации израильских дипломатов и бизнесменов из охваченного волнениями Ирана. С секретным заданием он справился успешно, из Ирана уходил как капитан корабля — последним, через курдские провинции, тщательно скрывая свое происхождение.

Будучи еще в Иране Элиезер писал картины. Вывезти удалось лишь считанные работы — важнее, говорит, было спасти жизни людей. Теперь о центральном рынке Тегерана вспоминает по одной из композиций. Очень надеется, что успеет застать времена, когда Израиль и Иран смогут помириться, и тогда он точно купит билет на самолет и пустится бродить по знакомым улочкам любимого города.

Элиезер Цафрир
Элиезер Цафрир,
бывший резидент Моссада в Иране

«Иранский народ — великий народ. Образованный, с богатой историей, который уважает себя и который хочет жить достойно. Сегодня в Иране выросло новое поколение, после революции, которое, как мне кажется, не будет долго терпеть нынешний режим.»


Переломный момент в постреволюционных отношениях Ирана с Израилем наступил в 2002 году. Представители иранской оппозиции в США рассказали журналистам телеканала CNN о ядерной программе режима аятол. И если для международного сообщества это стало громом среди ясного неба, то израильская разведка о планах Тегерана знала уже как минимум 15 лет. Можно только догадываться, кто именно предоставил журналистами спутниковые снимки ядерных объектов в Иране.

Сима Шайн — одна из ведущих израильских специалистов по Ирану. Если точнее, она знает все об иранской ядерной программе. В ее послужном списке больше 20 лет в Моссаде, затем должность заместителя главы Совета по национальной безопасности. В эксклюзивном интервью RTVI Шайн доходчиво объяснила, почему Израиль никогда не смирится с наличием у Ирана не только ядерной бомбы, но и возможности ее создания в кратчайшие сроки.

диалог сюжет-100.jpg

По разным оценкам, только с 2010 по 2012 год еврейское государство потратило на борьбу с иранским атомом больше $3 млрд.

Для рядовых израильтян противостояние с Ираном во многом ассоциируется с выступлением премьер-министра Нетаниягу на трибуне Генассамблеи ООН, когда он продемонстрировал, что представляет собой обогащенный уран и за какой срок Исламская Республика способна заполучить ядерное оружие. Тут же прозвучали слова, произнесенные впоследствии тысячи раз из уст израильских официальных лиц. Это слова о том, что Ирану верить нельзя.

Доводы израильтян не были услышаны. ЕС и США под руководством Барака Обамы заключили с Ираном соглашение о прекращении ядерного проекта в обмен на снятие международных санкций с Тегерана. В Израиле убеждены, что с того самого момента и по сегодняшний день Иран продолжал подпольные разработки. И несмотря на то, что сколько-нибудь убедительных доказательств тому Иерусалим миру не предоставил, новый хозяин Белого дома с приоритетами определился быстро.

Сегодня, спустя три года, после подписания сделки Вашингтон как никогда близок к выходу из соглашения с Тегераном. Крайний срок принятия решения — 12 мая. И чем ближе дедлайн, тем яснее: взаимный обмен угрозами между Тегераном и Иерусалимом выходит за рамки рациональной дипломатии.

Сима Шайн
Сима Шайн,
экс-замдиректора совета нацбезопасности Израиля

«Мне кажется, что сегодня Израиль и Иран оказались на скользкой дороге, которая легко может привести к войне. Вопрос, будет ли это в ближайшее время - тут у меня нет ответа. Обе стороны не хотят войны, но история не раз доказывала, что от желаний мало что зависит. Конфликт часто начинается именно тогда, когда его пытаются избежать.»

Конфликт в самой что ни на есть горячей стадии на Ближнем Востоке уже есть — Сирия. Эксперты говорят, что не нужно больших усилий, чтобы война стала масштабнее и распространилась на весь регион. Если Иран и дальше будет придерживаться нынешний стратегии поведения в сирийской арабской республике, а Израиль будет держаться своей линии, заявляя, что не допустит иранского присутствия на собственных границах, то рано или поздно Ближний Восток окажется на грани. И тогда отдельные взрывы в Тегеране, вторжения беспилотников на Голанах или нападения на израильских граждан в разных точках земного шара покажутся мелочью. Впрочем, есть надежда, что это понимают не только в Израиле или Иране, но и в других мировых столицах, где, как правило, и решаются главные вопросы.

Евгений Сова, Владимир Плотке, «Новые Итоги»

Видео
Ничто не предвещало вражды. Как менялись отношения Ирана и Израиля
Фотография:
zeevveez / WikiCommons