Реклама
Сюжеты
17:31
12 Ноября 2020 г.
От лечения водкой и сауной до обязательных масок в Минске: как менялась позиция Беларуси по коронавирусу
Поделиться:

От лечения водкой и сауной до обязательных масок в Минске: как менялась позиция Беларуси по коронавирусу

Фотография:
Maxim Guchek / AP

В Минске 12 ноября власти обязали жителей носить маски из-за распространения коронавируса. До этого такую же меру ввели еще в нескольких регионах, в Бресте и вовсе ограничили работу клубов и ресторанов, а также отменили выставки. Но еще весной 2020 года Беларусь была одной из немногих стран, где не вводили практически никаких мер, а президент Александр Лукашенко говорил, что бороться с инфекцией надо с помощью водки и работы на тракторе. Как менялась позиция белорусских властей по поводу мер борьбы с коронавирусом — материале RTVI.


В середине марта, когда многие страны начали вводить первые ограничения, Лукашенко призывал для борьбы с инфекцией чаще мыть руки и пить водку. Он также советовал ходить в сухую сауну, так как, по его словам, вирус погибает при температуре в 60 градусов.

«Люди на тракторе работают, никто не говорит про вирус. Там трактор вылечит всех! Поле всех лечит!» — подчеркивал президент. На тот момент в стране выявили 36 зараженных.

К концу марта число инфицированных достигло 152. Жестких ограничений власти все еще не вводили — Беларусь, в частности, была единственной страной в Европе, которая не приостановила футбольное первенство. Министр здравоохранения отсутствие мер объяснял тем, что власти четко контролируют ситуацию и берут под наблюдение людей, которые контактировали с заразившимися.

Но оппозиция призывала людей начать народный карантин и обвиняли власти в том, что они лишают население достоверной информации. В итоге некоторые белорусы добровольно изолировались, компании начали переводить сотрудников на удаленку, отдельные кафе и магазины приостановили работу.

13 апреля Лукашенко утверждал, что в стране по-прежнему ни один человек не умер от COVID-19. При этом, по данным Университета Джонса Хопкинса, в стране жертвами инфекции тогда стали уже около 30 человек. «Они умерли от букета хронических болезней, которые у них были… Это сердечно-сосудистая недостаточность, дыхательная легочная недостаточность. В комплекте. И сахарный диабет. А потом еще там такие диагнозы, что я прочитать даже не могу. И добавляется коронавирус», — отмечал он.

Уже к концу месяца в стране было почти 12 тысяч инфицированных. В среднем за сутки выявляли по 800 человек. Несмотря на это, власти не стали отменять религиозные праздники, а сам Лукашенко говорил, что не приветствует тех, кто закрывает людям дорогу к храму. По его словам, в стране не вводится ограничений, так как она станет зависимой от сильных государств.

«Остановили экономику, все остановили, допустим. Кто быстрее подымется — тот, кто печатает доллары, у кого есть ресурсы — газ, нефть и прочее. Или тот же Китай, который обладает экономической мощью. А остальные где будут?» — пояснял он.

Belarus COVID
Фотография:
Sergei Grits / AP


Однако в мае, когда по количеству инфицированных страна обошла соседние Польшу и Украину, Федерация профсоюзов страны отменила ежегодное первомайское шействие рабочих. Впрочем, парад Победы 9 мая в Минске прошел по плану.

2 июля Лукашенко заявил, что Беларусь победила коронавирус. «Наша система здравоохранения выстояла. Но мы не снижаем градус борьбы, хотя уже сегодня можно сказать — мы победили», — заявил тогда Лукашенко. К тому моменту в стране выявили больше 62 тысяч заразившихся. 1 июля в сутки зарегистрировали 306 человек с коронавирусом. Позже Лукашенко рассказал, что сам переболел COVID-19. «Вы сегодня встречаетесь с человеком, который на ногах умудрился перенести коронавирус», — говорил он тогда.

В августе, когда в стране уже начались массовые акции протеста из-за итогов выборов, Лукашенко ответил на обвинения оппозиции в отсутствии коронавирусных ограничений. Он подчеркнул, что Беларусь пошла своему пути, и власти не остановили страну, а люди за это им благодарны. Он также отметил, что оппозиция на митингах «плевать хотела» на маски и соблюдение социальной дистанции. «Они в чем меня упрекают? За то, что я полгода, когда шла эта страшная болезнь, сходил с ума, чтобы ни один человек не заболел», — добавил он.

5 сентября Лукашенко вновь пожаловался на несоблюдение социальной дистанции. «Мы шатаемся по улицам, тремся друг о друга. Какая тут социальная дистанция и так далее? Делаем все для того, чтобы мы попозже простились с этой болезнью», — говорил он. При этом президент утверждал, что с вирусом Беларусь пока справляется, а обстановка в стране гораздо лучше, чем в других.

29 октября Лукашенко заявил о «сумасшедших вспышках» коронавируса в Европе. Тогда же он закрыл границы со всеми странами, кроме России. В Госпогранкомитете объяснили, что это сделали из-за неблагополучной эпидемиологической ситуацией в соседних странах.

Сейчас власть пытается показать, что она заботится о людях, сказал в беседе с RTVI белорусский политолог Валерий Карбалевич. Хотя, по его словам, разница между тем, что было весной и сейчас только в том, что людей обязывают носить маски. «Причем никаких особых репрессий не предусмотрено», — подчеркнул он.

По его мнению, власти начали вводить меры, потому что количество заболевших сейчас больше, чем весной и вторая волна оказалась опаснее. Он также отметил, что отказ вводить ограничения весной вызвал в обществе негативную реакцию. «Власти игнорировали проблему, Лукашенко говорил, что нет никакой пандемии и это просто психоз. Это вызвало серьезное недовольство людей и вылилось в ходе избирательной кампании и протестов, которые продолжаются сегодня», — пояснил он.

Другой причиной введения ограничительных мер Карбалевич назвал борьбу с массовыми протестами. «Уже и сам Лукашенко и другие чиновники говорили, что масштаб распространения коронавируса вызван тем, что люди выходят на протесты. Поэтому борьба с коронавирусом — часть борьбы с протестом», — сказал он.

Закрытие границ Карбалевич объяснил тем, что Лукашенко создал миф о белорусских протестах как заговоре западных соседей против Беларуси. «Это скорее борьба с революцией, чем с пандемией», — резюмировал политолог.

В ближайшее время, по его словам, могут запретить массовые мероприятия, но локдаун в стране вряд ли введут.