Сюжеты
02:25
28 Сентября 2019 г.
Пакт Молотова-Риббентропа: признание Сталина, оправдание МИД и споры историков
Поделиться:

Пакт Молотова-Риббентропа: признание Сталина, оправдание МИД и споры историков

Видео
Пакт Молотова-Риббентропа: признание Сталина, оправдание МИД и споры историков
Фотография:
WikiCommons

Спустя 80 лет после заключения договора о ненападении между СССР и нацистской Германией во всем мире вновь заговорили о пакте Молотова-Риббентропа. В этот раз — из-за неоднозначного заявления российского МИД. В годовщину передачи Бреста немецкими войсками Красной армии ведомство опубликовало твит, где подписание этого документа назвали «вынужденным шагом», который помог отсрочить войну на два года. Но многие историки с этим не согласны и считают пакт Молотова-Риббентропа одной из самых постыдных страниц советского периода. О разных взглядах на такую актуальную, но все же далекую историю — в материале корреспондента RTVI Сергея Морозова.


Взгляды России на историю меняются так часто, что, возможно, через несколько лет мы снова услышим, что этого документа никогда не было. Но пока оригинал того самого секретного протокола к пакту Молотова-Риббентропа, по которому Советский Союз и нацистская Германия поделили сферы влияния в Европе, находится в выставочном зале Федеральных архивов России. Это один из наиболее секретных документов всей советской поры. Сам Вячеслав Молотов, который подписал его, до конца своих дней (а он прожил долго) отрицал, что когда-либо имел отношение к документу.

В открытой части Советский Союз и нацистская Германия гарантируют друг другу миролюбие и отсутствие агрессии; в закрытой — раздел Европы, уничтожение Польши как государства и подчинение Москве стран, с которыми у нее были договоры о ненападении и признании границ. Только в 1989 году Горбачев признал, что секретный протокол был. Съезд народных депутатов осудил действия Сталина. Сегодня Министерство иностранных дел России уверяет, что в 1939 году все было сделано правильно.

МИД России: «Благодаря советско-германскому договору о ненападении, война началась на стратегически более выгодных для СССР рубежах и население этих территорий подверглось нацистскому террору на два года позже. Тем самым были спасены сотни тысяч жизней».

подписание пакта м-р
Справа налево: глава Наркоминдела СССР Вячеслав Молотов, председатель Совмина СССР Иосиф Сталин, глава МИД Германии Иоахим фон Риббентроп и зав. юротделом МИД Германии Фридрих Гаус после подписания Пакта, 23 августа 1939
Фотография:
AP

Этим заявлением МИД перещеголял даже товарища Сталина. Вот что Сталин говорил 3 июля 1941 года, когда фашисты все-таки напали и надо было объяснить народу, что это был за такой удивительный пакт, который так закончился.

Иосиф Сталин, выступление по радио, 3 июля 1941 года: «Я думаю, что ни одно миролюбивое государство не может отказаться от мирного соглашения с соседней державой, если во главе этой державы стоят даже такие изверги и людоеды, как Гитлер и Риббентроп. И это, конечно, при одном непременном условии — если мирное соглашение не задевает ни прямо, ни косвенно территориальной целостности, независимости и чести миролюбивого государства».

Сталин понимал, что секретный протокол никто не прочтет, но в российском МИД об этом протоколе знают. Кремль заявление ведомства не комментирует, хотя в прошлом Путин говорил, что России тут каяться не в чем. А Сергей Иванов — глава попечительского совета Российского военно-исторического общества, он же бывший глава администрации президента — пошел в своих рассуждениях еще дальше.

Сергей Иванов, глава попечительского совета РВИО: «Сейчас очень много говорится, что мы оккупировали Польшу, разделили ее и так далее. Это не оккупация, потому что население и Прибалтики, и части Польши становились гражданами Советского Союза со всеми вытекающими правами и обязанностями. Многие из граждан этих территорий стали входить в советскую элиту — и политическую, и творческую. Разве бывает такая оккупация?»

Историк Наталья Лебедева — автор важнейших публикаций о Польше, Литве и СССР накануне войны, а также о расстреле польских граждан в Катыни, где 20 тысяч человек были уничтожены без суда вскоре после того, как Сталин занял территории по пакту Молотова-Риббентропа.

советская тяжелая арт-я в польше
Советская тяжелая артиллерия вступает в Западную Украину (в 1921–1939 гг. находилась в составе Польши)
Фотография:
WikiCommons

Наталья Лебедева, Институт всемирной истории РАН: «Вы знаете, мне хочется разбить телевизор, просто взять и швырнуть туда какую-нибудь тяжелую штуку. Потом я понимаю, что это их не остановит, а я останусь без телевизора. Такая ярость, что вопреки всем документам, вопреки всей логике...»

Можно говорить о сотнях тысяч спасенных, но что делать с расстрелянными в Катыни? В какую графу записать попавших в ГУЛАГ: 100 тысяч — из бывшей Польши, десятки тысяч — из Прибалтики?

Наталья Лебедева, Институт всемирной истории РАН: «Это ужас: и то, что творили с польскими военнопленными, и то, что творили с литовцами. Когда работаешь, кровью сердце обливается, а сейчас, когда говорят, что все это так и надо было делать, возмущение зашкаливает».

Историк Юрий Никифоров выступает в защиту пакта: чтобы спасти миллионы людей, пожертвовали сотнями тысяч. В его логике и логике российского МИД: если бы не сделка с Германией, Советский Союз не успел бы укрепить рубежи и, возможно, проиграл бы войну.

Юрий Никифоров, начальник научного отдела РВИО: «Выдвижение границы на запад в 1939 году сказалось самым серьезным образом на срыве гитлеровского блицкрига».

Но, может быть, Гитлер не рискнул бы напасть на Польшу, если бы Сталин не обещал нейтралитет? Может быть, если бы не было договора о ненападении, не было бы и войны?

Когда Гитлер вторгся в Польшу, Германии объявили экономическую блокаду. И вот тогда Сталин поставил фашистам миллион тонн зерна, сотни тысяч тонн нефти, железную руду, марганец, платину. Договор был составлен так, что немцы платили с опозданием. В итоге к началу Великой Отечественной войны оказалось, что Сталин поставил Гитлеру даром сырья на сотни миллионов немецких марок.

Юрий Никифоров, начальник научного отдела РВИО: «Значение советских поставок для экономики Третьего рейха очень преувеличено. И, конечно, этот товарообмен был в большей мере выгоден Советскому Союзу, получившему доступ к современным промышленным технологиям и образцам немецких вооружений. Если брать баланс, кто больше выиграл от этих отношений, то, мне кажется, что Сталин переиграл Гитлера вчистую».

немецкий танк, франция
Немецкий танк едет через разрушенную французскую деревню, 1940
Фотография:
AP

Есть и другие цифры: без советской нефти немецкие танки оказались бы без горючего уже к октябрю 1941 года, пехота осталась бы без сапог, а всю армию было бы нечем кормить уже к началу вторжения в СССР.

Если говорить о сегодняшнем дне, то чтобы оправдать пакт Молотова-Риббентропа, надо признать все договоры о суверенитете и территориальной целостности пустыми бумажками. Но историк Никифоров считает, что территории бывшей Российской империи по праву принадлежали СССР.

Юрий Никифоров, начальник научного отдела РВИО: «То же самое касается Прибалтики. Этих стран не было на карте никогда. Это часть Российской империи. Это территории, которые Петр I купил у Швеции за два миллиона ефимков. Никогда международное право не исходило из того, что государство не могло вернуть себе ранее утраченное, даже в результате войны».

«Освободительный поход», «возвращение братских народов» — мы неизбежно скатываемся к советским учебникам. Но в те времена никто не спрашивал мнения жертв. В Музее ГУЛАГа хранится интервью Александра Грицаюка, украинца, рожденного в Польше. Он был из крестьян, не богатый, не классовый враг: тот самый брат, которого пришла освобождать Красная армия в 1939 году.

Александр Грицаюк, бывший узник ГУЛАГа: «Россию ждали, все было бы хорошо, если бы не колхозы. Корова есть — сдай молоко или плати. За землю плати. Все давай и давай, давай и давай. А потом богатых поляков, украинцев и евреев ночью вывозили в Казахстан».

Александр Грицаюк был арестован в 17 лет по доносу и осужден на 10 лет лагерей. Он рассказывает и об ужасах гитлеровской оккупации, когда сгоняли в гетто и расстреливали евреев. У тех, кто оказался между Гитлером и Сталиным, выбор был только между плохим и очень плохим. Но этот выбор не означает, что плохое — это сразу хорошее. Советская власть защищала этот пакт с Гитлером, потому что ей деваться было некуда. Это был ее пакт. У нынешней России такой связи нет. Или есть?


Авторы сюжета: