Сюжет
09:49
20 Июня 2019 г.
«Каждая из нас могла быть ими». Как в Москве прошли пикеты в поддержку сестер Хачатурян
Поделиться:

«Каждая из нас могла быть ими». Как в Москве прошли пикеты в поддержку сестер Хачатурян

Фотография:
Андрей Колосов / RTVI

Возле здания главного следственного управления СК России по Москве на Арбате 19 июня прошли одиночные пикеты в поддержку Крестины, Ангелины и Марии Хачатурян, которых обвиняют в убийстве отца. О том, как прошли пикеты, а также монологи участников — в материале RTVI.


Акция «Я/Мы сестры Хачатурян» началась ровно в шесть вечера, как и планировали. Сначала казалось, что журналистов собралось больше, чем активистов. Первой в пикет встала феминистка Дарья Серенко. Именно она создала в фейсбуке мероприятие и предложила вступиться не только за сестер Хачатурян, но и за всех жертв домашнего насилия. На плакате активистка написала, что в России выбор невелик: умереть дома от рук тирана или защититься, но сесть в тюрьму за самооборону.

Минут через 15 после начала акции в переулке появились полицейские. Они проверили документы у одной из участниц, перешли на другую сторону улицы и больше не вмешивались в происходящее. В отдалении стоял полицейский автобус, который так и не понадобился. На мероприятии никого не задержали. 

автозак
Фотография:
Андрей Колосов / RTVI

Тем временем людей в очереди становилось все больше, и она растянулась вдоль всего забора у здания СК. Пикетчики договорились, что будут стоять не больше 30 секунд, чтобы дать возможность выразить позицию всем желающим. Участники требовали признать сестер Хачатурян жертвами, а не убийцами, освободить их от уголовного преследования и помочь с психологической реабилитацией. Почти каждый участник говорил про закон о домашнем насилии, который в России до сих пор не приняли. 

Акция закончилась буквально за несколько минут до 22 часов. По закону публичные мероприятия, в частности, одиночные пикеты после десяти вечера проводить нельзя. Организаторы не собираются ограничиваться одной акцией, например, на 5 июля запланировали вечер в поддержку сестер Хачатурян, который пройдет в центре Вознесенского.

Сестер Хачатурян обвинили в убийстве отца в конце июля 2018 года. Они признали вину и объяснили поступок тем, что на протяжении многих лет Михаил Хачатурян подвергал их моральному, физическому и сексуальному насилию. Девушек отправили в СИЗО. Позже суд смягчил им меру пресечения с содержания под стражей на запрет определенных действий. Сейчас они живут в трех разных квартирах. 

В середине июня 2019 года СК России в окончательной редакции обвинил их по статье об убийстве, которое совершила группа лиц по предварительному сговору. Защита сестер Хачатурян не согласилась с этим и подала жалобу главе СК России Александру Бастрыкину. Адвокаты уверены, что их подзащитные невиновны, поскольку убийство произошло в целях самообороны. 

В пикетах 19 июня, по оценке Дарьи Серенко, стояли больше 300 человек. Судя по тому, что в течение нескольких часов очередь визуально не уменьшалась, эти цифры близки к правде. RTVI записал монологи участников, которые рассказали, почему пришли на мероприятие, чего требуют от власти и какое решение в отношении сестер Хачатурян считают справедливым. RTVI публикует некоторые из них в сокращенном варианте. 

очередь
Фотография:
Андрей Колосов / RTVI
1/7

Дарья Серенко, феминистка и одна из инициаторов мероприятия

Акция организовалась самостоятельно, потому что огромное количество людей захотели выйти в пикеты, и я просто создала ивент [в фейсбуке — здесь и далее прим. RTVI]. Мы планируем сделать вечер в поддержку сестер Хачатурян, на котором можно было бы написать девушкам письма и передать их.

Мне кажется, что есть надежда на пересмотр дела, и это связано не только с воодушевляющим кейсом Ивана Голунова. Мне бы очень хотелось, чтобы вокруг жертв насилия объединялись также, как и вокруг журналистов, которые попадают в беду. Я хочу привлечь внимание людей, которые объединились ради Ивана Голунова, к проблеме гендерного домашнего насилия, к тому, что это не менее политическая проблема, чем свобода слова, свобода журналистов. От гендерного насилия до полицейского насилия не такое большое расстояние, как кажется.

Система работает против жертв насилия в России, пока нет закона о домашнем насилии. Нельзя давать понять, что о деле забыли, шум поддерживает внимание. Если оно будет большим, то это повлияет на тех, кто будет трястись за рабочие места внутри системы, и они будут не рады давлению.

В идеале сестер Хачатурян нужно отпускать и отправлять на реабилитацию, потому что очевидно, что они не в порядке, их ментальное здоровье в том числе. Я считаю, что самое реалистичное, на данный момент требование, переквалификация статьи [обвинения] и условный срок.

Дарья Серенко
Фотография:
Андрей Колосов / RTVI

2/7

Рафаэль Дурноян, актер

О пикете я узнал из фейсбука и решил поучаствовать, потому что для меня как для мужчины тема домашнего насилия — особенно важный факт. О ней нужно больше говорить, но многие люди стыдятся выносить сор из избы.

Мне невероятно стыдно, что этой истории полтора года, а я о ней узнал месяц назад. Это мой первый одиночный пикет вообще.

Меня эта история задевает и цепляет по многим вопросам: по национальному вопросу, по нравственному, по вопросу отношения мужчин к женщинам. Об этом [о домашнем насилии] нужно говорить, это очень скрываемый фактор, а в кавказских семьях тем более. Я считаю, что сестер Хачатурян нужно полностью оправдать.

Рафаэль Дурноян
Фотография:
Андрей Колосов / RTVI

3/7

Лена Климанская, активистка

Я считаю, что правосудие пошло не в ту сторону, девочки нуждаются в поддержке, и нужно привлечь общественное внимание к проблеме. Без понятия, поможет ли эта акция, поскольку мы живем в России и результат непредсказуем. Но если бы мы этого не сделали, было бы очень стыдно.

Общественное внимание к делу возникло не после дела Ивана Голунова (это совпадение по большому счету). Всплеск возник после того, как в пятницу было выдвинуто обвинение по самой строгой статье, которое напомнило обществу, что это дело, во-первых, существует, а во-вторых, находится в чудовищном состоянии. Это позорное обвинительное заключение, которое описывает все положение жертв и все равно приводит к обвинению.

Дело должно закончиться переквалификацией на самооборону и полным оправданием. Плюс, естественно, серьезная реабилитация всем троим, особенно той, у которой зафиксирована психологическая травма.

Лена Климанская
Фотография:
Андрей Колосов / RTVI

4/7

Анна Покачалова, студентка

Меня возмущает существующая несправедливость. Я считаю, что в нашей стране жертвы домашнего насилия не должны стоять перед выбором: сидеть им в тюрьме десять-двадцать лет или умирать от рук домашних тиранов. Нам необходим закон о криминализации домашнего насилия. На месте сестер может оказаться каждый из нас. 

Это дело необходимо решить наилучшим способом в пользу сестер, чтобы с них сняли обвинение за убийство по сговору, и хотя бы добились, чтобы это было превышение самообороны. Необходимо выходить и заявлять, что мы неравнодушные, и что-то менять таким образом.

Анна Покачалова
Фотография:
Андрей Колосов / RTVI

5/7

Семен Юкелис, дизайнер

Это очень проблемное дело и касается всех людей. У нас все время жертва сама виновата. Если мы хотим жить в обществе цивилизованном и человечном, то мой долг — прийти и выразить свое мнение.

Оглядываясь на недавнее дело Ивана Голунова, я думаю, что если люди будут не бояться выходить, то это какие-то плоды точно даст. Ни мне судить и не мне выносить приговор, но я считаю, что та статья, которую им сейчас приписывают, не соответствует ситуации.

Семен Юкелис
Фотография:
Андрей Колосов / RTVI

6/7

Татьяна Сухарева, феминистка и правозащитница

Я феминистка и я прекрасно знаю, как выглядит уголовное преследование женщин, которые совершили самооборону, которые находятся в уязвимом положении и сейчас даже не могут защититься от побоев. Разумеется, сестры Хачатурян были вынуждены пойти на такой шаг, потому что над ними совершали физическое и сексуальное насилие. Сестры Хачатурян нуждаются не в тюрьме, а в психологической реабилитации и в поддержке, потому что они спасли себя от насильника.

Я считаю, что общественность должна встать за сестер Хачатурян, а также против всех сфабрикованных дел и дел, которые делаются для плана следствия. Для Следственного комитета раскрытие особо тяжких преступлений — это погоны и награды. Их совершенно не интересует, почему девочки вынуждены были пойти на такой шаг и у них не осталось другого выхода. Я считаю, что они должны быть оправданы, хотя я прекрасно понимаю, что в России, где 0,28% оправдательных приговоров, это маловероятно. Но я верю в чудо.

Я пять лет уже нахожусь под сфабрикованным делом о мошенничестве за попытку баллотироваться в Московскую государственную думу. Мое дело в очередной раз вернулось из суда в связи с недоказанностью моей вины, меня 18 месяцев держали под стражей.

Татьяна Сухарева
Фотография:
Андрей Колосов / RTVI

7/7

Алена Попова, защитница прав женщин и соавтор законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия

В России 16 млн жертв насилия. Я требую у Следственного комитета Российской Федерации прекратить уголовное преследование трех сестер Хачатурян, поскольку они находились в состоянии самообороны при длящемся преступлении их отца. Это доказано 20  государственными экспертизами. И требую возбудить уголовное дело в отношении насильника Михаила Хачатуряна посмертно. Это позволяет российский закон».

Алена Попова
Фотография:
Андрей Колосов / RTVI

Загрузка...