Афганистан без США, но с талибами: почему Байден выводит войска и чем это грозит России

Фотография: Tomas Munita / AP
Председатель Комитета начальников штабов армии США заявил, что американские войска успеют полностью вывести из Афганистана до сентября. Такое поручение дал Джо Байден. Президент пояснил, что американские силы находились в Афганистане, чтобы бороться с террористами, а не чтобы объединять страну, и свою задачу выполнили. Армия США присутствовала там с 2001 года, за это время погибли больше двух тысяч военнослужащих. Чего Соединенные Штаты добились за эти 20 лет и что будет после вывода войск, разбирался корреспондент RTVI Гарри Княгницкий.

Войну США в Афганистане точно нельзя назвать победоносной. В лучшем случае — частично успешной. Хотели свергнуть режим «Талибана» (запрещенной в России террористической группировки) — свергли. Ставили задачу освободить Афганистан от талибов — не получилось. При Дональде Трампе даже сели с ними за стол переговоров. Пытались пленить и судить участников «Аль-Каиды» (запрещенной в России террористической группировки) — не удалось.

Правда, покарали Усаму бен Ладена за теракты 11 сентября. Но главаря «Аль-Каиды» убили силами спецназа в 2011 году на территории Пакистана. И вопрос: надо ли было ради этого увязать в Афганистане на 20 лет?

Эмран, житель Кабула: «После убийства Усамы бен Ладена прошло 10 лет. США уже тогда заявили, что выполнили свою задачу. Но до сих пор не достигли цели, важной для самого Афганистана, — установления мира».

Итог войны: около трех тысяч погибших американцев и продолжающиеся атаки талибов на кабульский режим.

Марк Милли, председатель Объединенного комитета начальников штабов: «В течение последнего года мы фиксировали от 80 до 120 нападений на афганские правительственные силы ежедневно».

Хашмат Улла, житель провинции Кундуз: «Кровопролитие достигло пика сразу после прихода Международной коалиции. Каждый день мы видели взрывы, которые устраивали террористы-смертники».

По сути США столкнулись с партизанской войной. В ней сложно одержать победу высокотехнологичной нации, если она не прибегнет к геноциду, считают военные обозреватели.

Александр Гольц, военный обозреватель: «Лучше вести массированные авиационные удары и точечные действия на территории страны противника без попыток установить контроль над какой-то территорией. Вот гибель всех армий, которые ведут противопартизанскую войну, начинается ровно в тот момент, когда они пытаются установить контроль над территорией».

Это понимают и в самой Америке. Точнее, понимали. После Вьетнама, из которого еле вылезли в 1975 году. Прошло полтора десятилетия, и успешная операция по выбиванию войск Саддама Хуссейна из Кувейта в 1991 году ослабила действие вьетнамской вакцины и придала уверенности в своих силах.

США тогда пришли в Кувейт, победили и ушли. Но после терактов 11 сентября такие меры вряд ли бы выглядели, как полноценная месть за убийство тысяч американцев. Да и в глазах международного сообщества можно было уронить авторитет.

афганистан 1
Фотография: John Moore / Getty Images News предоставлено Getty Images

Натаниэл Найт, профессор истории Университета Сетон-Холл: «Вот у нас в 2001 году это была борьба с мировым терроризмом — „Аль-Каидой“, которая нас втянула в войну. То есть геополитический контекст втягивает внешние силы в Афганистан. А внутриафганская проблематика заставляет вот эти внешние силы застревать там».

С этой внутриафганской проблематикой не смогли справиться ни Британия в XIX веке, ни Советский Союз в XX веке. Как только в Афганистан начинается вторжение извне, в стране вспыхивает мощное противодействие. Враждующие кланы начинают дружить против общего внешнего врага. Он сталкивается сразу с тремя непреодолимыми факторами: горным ландшафтом, из которого противника не выкурить, исламистской идеологией и влиянием других внешнеполитических игроков.

Например, когда в Афганистане воевал СССР, Америка подогрела моджахедов вооружениями на общую сумму в районе $3 млрд. Вашингтон не мог допустить откровенной интервенции и усиления влияния Москвы в Центральной Азии. Да и вьетнамские раны еще не зажили: хотелось устроить Советам их фиаско а-ля Вьетнам. Получилось. В 1988 году, после девятилетней войны, СССР ушел из Афганистана. Погибли около 14 тысяч солдат.

Александр Гольц, военный обозреватель: «Советский Союз все-таки оставил вполне дееспособный режим Наджибуллы. И только отказ от всякой помощи ему привел к тому, что этот режим был побежден».

Но победители, вместе воевавшие против СССР, не поладили между собой. Пока выясняли отношения, пришли талибы и в 1996 году всех разогнали. Вчерашний полевой командир моджахедов Ахмад-Шах Масуд, объявивший себя министром обороны Афганистана, сумел удержать контроль над северными районами страны.

Будучи ветераном войны с Советским Союзом, он невольно выполнял для России важную задачу: удерживал буфер, отделявший талибов от северных соседей. В 2001 году, за два дня до атак на башни-близнецы в Нью-Йорке, Масуд погиб в результате теракта. Он согласился дать интервью, а в качестве съемочной группы талибы подослали к нему террористов-смертников со взрывчаткой.

Дальше началось 20-летнее пребывание американской армии в Афганистане. И не сказать, что России это было совсем невыгодно: чего хорошего иметь у себя под брюхом страну, которую контролируют боевики.

Александр Гольц, военный обозреватель: «Я очень хорошо помню, когда началась операция. Тогдашний начальник Генштаба Балуевский — ну, тогда еще были относительно неплохие отношения с США — в минуту откровенности сказал: „Ну, Господи, американцы же делают работу за нас“».

Одно время Россия даже предоставляла НАТО аэродром в Ульяновске в качестве перевалочной базы. У ВВС США была и авиабаза в Кыргызстане. Затем случился Крым, за ним санкции — и Россия с Кыргызстаном свернули сотрудничество. Насколько это могло осложнить американцам контроль над Афганистаном, сказать сложно. Потому что к 2015 году США вывели большую часть войск, а целесообразность дальнейшего пребывания уже вызывала массу вопросов. Во-первых, терактов в Афганистане меньше не стало, «Талибан» никуда не делся. Во-вторых, в западной прессе стали всплывать скандалы, связанные с наркотрафиком.

Еще в 2013 году бывшего капитана американской армии Салима Шарифа приговорили к 10 годам за торговлю афганским героином. А спустя четыре года ВВС оконфузились с бомбардировками нарколабораторий. Как позже выяснили «Би-би-си» и журнал Time, атаковали не лаборатории, а склады с химикатами для производства героина.

Не такой уж и большой ущерб для боевиков, которые жили и вели войну на деньги от продажи опиатов. При этом удары с воздуха наносили в том числе истребители F-22, у них стоимость летного часа — $35 тысяч. Это вызвало недоумение даже у тогдашней командующей американской авиацией Хизер Уилсон: что это, дескать, за расточительное самоуправство на местах. В итоге экспорту наркотиков атаки не помешали. Наоборот, в 2017 году поставки побили очередной рекорд.

Все это нельзя назвать полномасштабным провалом, подобным советскому. Но что американцы до сих пор делают в Афганистане, а главное, что останется после их отступления, непонятно. Сможет ли устоять светский режим под натиском «Талибана»?

Абдулла Абдулла, председатель Высшего совета Афганистана по национальному примирению: «Будет очень трудно, но в то же время, находясь в Афганистане, в самом эпицентре, и принимая во внимания все обстоятельства, я не думаю, что для нас наступит конец света».

Куда меньше оптимизма у афганских женщин. Им в лучшем случае запретят работать, если власть снова, как после ухода СССР 30 лет назад, захватит запрещенный террористический «Талибан».

Садат, владелица салона красоты: «Я добилась всего в своей жизни огромным трудом. Я работала, не покладая рук. Если „Талибан“ действительно вернется и запретит нам работать, мне придется все бросить и бежать в Иран».

Махбуба Серадж, активистка: «Все наши мольбы и крики о помощи — это пока глас вопиющего в пустыне. Ради Бога, сделайте же что-нибудь с этим „Талибаном“. Должны же быть какие-то методы, какой-то механизм, чтобы не позволить им повернуть все вспять».

Что это может быть за механизм, никто не знает. Но сразу два бывших госсекретаря США Кондолиза Райс и Хиллари Клинтон призывают Байдена не спешить с отступлением из Афганистана. И в Вашингтоне многие разделяют их позицию.

Майк Перселл, исполнительный директор Центра глобальных интересов (Вашингтон): «США уходят из Афганистана в тот момент, когда напряжение там только усиливается. И любому публичному политику сложно сейчас это признать. Хотя это именно то, что сейчас происходит. И возможная гражданская война с очень непонятными последствиями — наиболее вероятный исход».

Почему же Байден решился на такой шаг? С одной стороны, он еще в бытность вице-президентом при Бараке Обаме активно выступал за вывод войск из Афганистана. С другой, сам, баллотируясь в президенты, обещал вернуть Америке лидерство во внешней политике и в первые 100 дней в Белом доме делал для этого, казалось бы, все. Но какой же из США мировой арбитр, если они бросят Афганистан на произвол судьбы?

Майк Перселл, исполнительный директор Центра глобальных интересов (Вашингтон): «Всем очевидно, что США провалились в Афганистане. И для Байдена главное — переосмыслить возможности и силы. Смогут ли США вовлечь в решение афганской проблемы своих союзников, страны G7 и международные организации? То есть Байден по-прежнему хочет вернуть Америке лидерство и престиж на международной арене, но он понимает, что придется маневрировать и брать в расчет, что возможно, а что нет. А не просто лезть напролом».

Афганистан 2
Фотография: John Moore / Getty Images News предоставлено Getty Images

Натаниэл Найт, профессор истории Университета Сетон-Холл: «Я думаю, что есть вариант, где Америка может поддержать существующую власть в Афганистане без прямого военного присутствия, которое только как-то нагнетает обстановку и толкает „Талибан“ к дальнейшему насилию и сопротивлению».

Что это за вариант, никто пока не понимает. Но одной из проигравших из-за американского отступления сторон может оказаться Россия. Если «Талибан» снова возьмет под контроль Афганистан, начнется экспорт радикального исламизма на север через страны Средней Азии. Потянутся беженцы и мало ли кто еще.

Мог ли Байден решиться на такую иезуитскую многоходовку, чтобы доставить головную боль Москве? Или даже втянуть ее в еще одну войну с терроризмом на дальних подступах? Это вряд ли. Сирийская практика показала, что Кремль в состоянии удержаться от полномасштабных наземных операций.

Да и предыдущий афганский опыт слишком травматичен и еще не забыт. Но проблему беспокойного южного соседа России как-то придется решать, пока Байден будет наслаждаться ролью миротворца, окончившего самую долгую войну в истории США.

Новости партнеров

У RTVI появилась эксклюзивная еженедельная рассылка. Подпишитесь, чтобы узнавать об интересном:
Необходимо дать согласие на обработку персональных данных!