Сюжет
00:15
6 Апреля 2019 г.
Узники Москвы и Киева: почему Россия и Украина не могут договориться об обмене заключенными
Поделиться:

Узники Москвы и Киева: почему Россия и Украина не могут договориться об обмене заключенными

Видео
Узники Москвы и Киева: почему Россия и Украина не могут договориться об обмене заключенными
Фотография:
Александр Река / ТАСС

Перемены после президентских выборов в Украине могут стать шансом на освобождение для россиян и украинцев, которые уже несколько лет находятся в заключении на территориях некогда дружественных стран. После присоединения Крыма к России, которое в большинстве стран считают аннексией, и начала конфликта в Донбассе десятки граждан оказались в заключении и до сих пор ждут возвращения на родину. Но в Москве и Киеве никак не могут договориться об обмене заключенными. О тех, кто стал заложниками конфликта и о тех, кто пытается их спасти, — в материале Артема Филатова.


Киевлянин Петр Выговский рассказывает про своего старшего сына Валентина, которого он видел в последний раз пять лет назад. В январе 2014 года они вместе стояли на Майдане, а осенью Валентин отправился на несколько дней в подконтрольный России Крым. Отец предупреждал, что это небезопасно: в итоге Валентина Выговского скрутили в уличном кафе. По версии ФСБ, он передавал деньги за некую техническую информацию, то есть шпионил в пользу Украины. Суд вынес ему приговор: 11 лет колонии.

Петр Выговский, отец Валентина Выговского: «Жена два раза ездила, а сейчас так нельзя. К нему приезжает консул. Примерно раз в три месяца согласно графику, который у них есть, консул объезжает украинцев. В этом месяце, буквально 7 марта он был у сына, общался с ним чуть больше часа. Вот такие посещения».

659501.jpg
Валентин Выговский
Фотография:
fakty.ua

Валентина Выговского в Украине называют «первым политзаключенным Кремля». Первым с тех пор, как отношения перестали быть добрососедскими. Примерно тогда же необычные узники появились и в украинских тюрьмах.

Летом 2017 года украинские войска на территории Луганской области взяли в плен Виктора Агеева. Он рассказал, что служил по контракту, и назвал номер своей части. Журналисту «Новой газеты» Павлу Каныгину удалось найти мать Виктора Светлану, он и помог ей навестить сына. А в январе 2018 года Агеева приговорили к десяти годам заключения по обвинению в терроризме и хранении оружия.

Светлана Агеева, мать Виктора Агеева: «Я уже два года надеюсь на амнистию или на обмен, с самого первого дня. Ведь все в жизни когда-нибудь заканчивается. И надежда только на то, что ситуация будет улучшаться и произойдет обмен, который не только я, но и наши мальчики ждут».

geraschenko-viktor-ageev-nevoydet-vspisok-obmena-sdnr-ilnr_1.jpg
Виктор Агеев
Фотография:
кадр из видео ТСН / YouTube

Такие же надежды есть и на украинской стороне. Разница лишь в том, что россияне ждут молча и поодиночке, а родственники украинцев объединились и действуют максимально публично.

Петр Выговский, отец Валентина Выговского: «Сказать, что наше руководство сделало все? Я так не скажу, потому что, по моему мнению, могли бы сделать гораздо больше. Не прямые переговоры вести с режимом России, с руководством России, а через посредников: Турцию, США, которые имеют более весомый авторитет в России, чем наше руководство».

В России нашлись особые защитники — сторонние. Вместо того, чтобы провести выходной с родными, Светлана Шмелева идет на пикет. Как и десятки таких же пикетчиков, она хочет привлечь внимание к судьбе людей, с которыми даже не знакома.

Светлана Шмелева, участница пикетов: «У нас принцип в том, что люди, которые попали в жернова войны, должны быть обменены. Если они совершали преступления, пусть они сидят, по крайней мере, у себя на родине, чтобы они могли общаться с близкими и родными».

Пикеты в Москве идут уже больше 200 дней. И не все на них реагируют спокойно, ведь в телевизоре украинцев называют террористами, а про задержанных в Украине россиян и вовсе не говорят.

Между тем 22 россиянина написали прошения Владимиру Путину с просьбой «поспособствовать» их обмену на заключенных украинцев. У журналиста и правозащитника Зои Световой есть копии документов из украинских тюрем, там так и написано: «прошу меня обменять».

С тех пор как один из россиян погиб в украинской тюрьме, российские дипломаты две недели не забирали его тело. Уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова недавно посетила в Киеве главного редактора агентства РИА Новости Украина Кирилла Вышинского, которого обвиняют в госизмене. Похоже, он самый статусный узник в глазах Кремля. RTVI смог получить от Татьяны Москальковой только письменный комментарий.

Татьяна Москалькова
Татьяна Москалькова,
уполномоченный по правам человека в России

«Меня беспокоит судьба абсолютно всех граждан Российской Федерации, содержащихся в пенитенциарных учреждениях Украины. Особенно в свете последнего трагического события, произошедшего в исправительном учреждении Украины, когда погиб российский гражданин В.А. Иванов. Положение людей в пенитенциарной системе Украины становится небезопасным»

Эта история могла закончиться в декабре 2017 года. Тогда Россия и Украина готовили обмен граждан в рамках Минских соглашений. Родные были уверены, что все получится.

Петр Выговский, отец Валентина Выговского: «В Украину уже пришли документы, и уже здесь, в Украине, должен был пройти суд по приведению в соответствии с российским законом. Этот суд прошел, все нормально, документы отправили в Россию, и точка. Больше никакого ответа от России не было, ничего. Это все остановилось без объяснения причин».

С тех пор власти Украины как минимум 13 раз предлагали Кремлю варианты обмена. Но вице-спикер Верховной Рады Ирина Геращенко вынуждена снова объяснять в Киеве, почему украинцы не вернулись домой.

Ирина Геращенко
Ирина Геращенко,
первый вице-спикер Верховной Рады Украины

«Нет и дня, когда бы украинская власть не поднимала вопрос о наших заложниках и политзаключенных на всех уровнях, несмотря на то, что у нас, действительно, нет никакого прогресса и ни единого положительного сигнала от Российской Федерации»

Уполномоченный по правам человека в Украине Людмила Денисова подтвердила RTVI, что последнее предложение об обмене отправили в Москву в феврале 2019 года. В администрации российского президента на письменный запрос RTVI не ответили.

Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента России: «Хочу напомнить слова российского президента о том, что Россия давно стоит на стороне этого процесса и в данном случае все утыкается в совершенно разные подходы понимания того, что значит „всех на всех‟. К сожалению, здесь существуют нюансы в подходах».

Журналист Зоя Светова посещала украинских узников в московском СИЗО «Лефортово» все те годы, что идут разговоры об обмене. Она уверена, что Владимир Путин просто не хочет отпускать украинцев и возвращать россиян.

Зоя Светова, журналист, правозащитник: «У меня такое ощущение, что Кремль хочет очень дорого продать этих украинских политзаключенных и Кремль совершенно не интересуется судьбой россиян, которые там находятся. Чтобы Кремль заинтересовался, нужно, чтобы его подталкивали эти русские патриоты, чтобы они объяснили Путину, объяснили Кремлю, что вытаскивать своих — очень важно для имиджа власти».

Одна из главных фигур в так называемом «патриотическом лагере» — писатель Захар Прилепин. Он сам ездил воевать в Донбасс, а теперь представляет в Москве военно-полевой роман по мотивам собственного опыта. Его книга называется «Некоторые не попадут в ад». Перед тем, как раздавать автографы, писатель сообщил, что в зале находятся его сослуживцы из Донбасса. Что касается обмена узниками, Прилепин уверен, что смысла давить на Путина просто нет.

Захар Прилепин, писатель: «В том случае, когда я знаю, что одномоментного решения нет, я не задаю пустопорожних вопросов Владимиру Владимировичу Путину. Я как человек, который находится внутри этой темы, знаю: когда такие вопросы задаешь, надо иметь пакет документов, в которых будет объяснено, как, кого и по какой схеме менять. Пока я не подготовил этот документ, я этот вопрос задавать не буду. И я не вижу сейчас возможности, чтобы все это было произведено».

Тем временем в Москве появляются все новые заложники конфликта, а также люди, которые готовы им помогать. Квартира журналиста Виктории Ивлиевой два раза в месяц превращается в продуктовый склад: там находятся передачи в СИЗО для украинских моряков, захваченных в Керченском проливе. Виктория признается, что ей стыдно перед украинцами. Если есть что-то, в чем она согласна с Прилепиным, то это невозможность скорого обмена.

Виктория Ивлева, журналист: «Я не надеюсь, что он [обмен] произойдет, но я надеюсь, что все больше и больше людей в обществе будет об этом знать. С какой стати он произойдет? Это попытка давления на Украину, попытка привязываться к каким-то формальным вещам».

Родители узников надеются, что про обмен вспомнят хотя бы после выборов президента Украины.

Светлана Агеева, мать Виктора Агеева: «Мы ждем этих выборов, мы ждем 9 мая, мы ждем все праздники, мы надеемся на каждую большую дату, в которую может произойти сдвиг».

Петр Выговский, отец Валентина Выговского: «Результат будет, когда наши родные будут в Украине. Исходя из этого скажу, что результат пока получается нулевой».


Авторы сюжета:
Загрузка...