• 17.46
  • 61.55
  • 76.09
  • 8192.73
Сюжет
22:33
13 Апреля 2018 г.
Почему в Берлине много лет не могут открыть новый аэропорт
Поделиться:

Почему в Берлине много лет не могут открыть новый аэропорт

Почему в Берлине много лет не могут открыть новый аэропорт
Фотография:
WikiCommons

Уже 12 лет тянется главная немецкая стройка — новый аэропорт Берлина. Его не открывают не потому, что аэропорт не достроен, — его почти достроили еще шесть лет назад. Аэропорт Берлин-Бранденбург не могут сдать в эксплуатацию из-за неработающей противопожарной системы.

Тем временем сам объект стремительно устаревает и уже становится для новой столицы Европы слишком маленьким. И все громче звучат голоса тех, кто предлагает снести громоздкую и бессмысленную постройку.

На этой неделе власти позвали в аэропорт зарубежных журналистов — в том числе шефа европейской редакции RTVI Константина Гольденцвайга и назвали новую (очередную) дату открытия: октябрь 2020 года.

Международной эта воздушная гавань стала еще до открытия: в автобусе изумленные журналисты со всего мира. За окном в чистом поле вдруг вырастает целый мегаполис — автобаны, развязки, гостиницы, подземный вокзал и вокруг всего этого — аэропорт. Но на входе, кроме сопровождающих, ни души. Хотя внешне, от телетрапов и до люстр в залах ожидания — все готово. 


Энгельберт Лютке Дальдруп
Энгельберт Лютке Дальдруп,
председатель правления берлинских аэропортов

«Мы непременно запустимся — в октябре 2020-го. То есть нам нужно еще два с половиной года. Просим всех чуть-чуть потерпеть. Мы совершенно осознанно выбрали эту дату. Она достижима»

Предшественники Энгельберта Лютке Дальдрупа, главы аэропорта, «достижимым» объявляли его открытие в 2017, и в 2015, и в 2013, в 2012 году. И за месяц до намеченного ввода в строй, «всех уже просили еще чуть-чуть потерпеть».

Райнер Шварц
Райнер Шварц,
экс-глава строящегося аэропорта Берлина

«Мы сдадим этот объект теперь уже скоро. После летней паузы»


Прошло шесть лет.

Энгельберт Лютке Дальдруп
Энгельберт Лютке Дальдруп,
председатель правления берлинских аэропортов

«В ближайшие два года каждый месяц этой стройки будет обходиться в 9-10 миллионов евро. В том числе, расходы на содержание пустующего здания: ведь его нужно отапливать, освещать, охранять…»


Приходя на объект, создается ощущение, что попадаешь в город-призрак. Длина одного крыла терминала — 400 метров, длина соседнего — еще 400 метров. Здесь есть готовые эскалаторы, вывески, мебель для аэропорта и даже вот реклама: правда, непонятно для кого. Каждый день простоя обходится немцам в десятки тысяч евро — неудивительно, что в итоге общий бюджет воздушной гавани с изначального миллиарда евро вырос почти до семи миллиардов.

Главный источник проблем - сложнейшая система пожаротушения. Если
гигантское здание вспыхнет, то, по каждому из 360 просчитанных заранее сценариев пожара, должны сработать датчики, голосовое оповещение, с потолка польется вода, вытяжка начнет откачивать дым, а двери автоматически откроются. Уже пять лет тут испытывают, чтобы связать ее воедино, всю противопожарную автоматику, установленную пятью разными фирмами. От услуг генподрядчика на стройке отказались.

Ханнес Хенеманн
Ханнес Хенеманн,
пресс-секретарь аэропортов Берлина

«Видите под потолком крохотное устройство, похожее на цветок? Вот таких оросительных спринклеров на случай пожара в этом здании свыше 70 тысяч. На этапе строительства терминала они были установлены с ошибками. И теперь все их нам нужно было заменить либо отладить. Это стало огромной проблемой»


Что немцу шок, то русскому привычная картина: километровую систему вытяжки, идущей вопреки законам физики в подвал, спроектировал не инженер, а выдававший себя за него чертежник. Творчество его коллег здесь и расхлебывают: переложить 90 километров кабелей, поменять 600 противопожарных стен. Когда в 2015 году взялись, наконец, отладить саму вытяжку, выяснилось, что вентиляторы на крыше аэровокзала чересчур тяжелые, и она может рухнуть. Стройка снова встала.

Дитер Фауленбах да Коста
Дитер Фауленбах да Коста,
архитектор, проектировщик аэропортов

«Фирмы-подрядчики тогда ответили: „Хорошо, мы все перестроим. Но не даем никаких гарантий, и оплата, пожалуйста, почасовая — за факт нашего присутствия“. Именно так с ними с 2013 года и расплачивались: сотни миллионов не за результат, а за то, что сидели на стройке»


Они и сидят. В этой завесе дыма может и погорел немецкий технический гений, но не немецкая принципиальность. В крохотном кабинете райцентра Кенигс-Вустерхаузен ее олицетворяет Крис Халеке. От главы надзорного ведомства зависит согласование системы пожаротушения. Подчиненных Халеке и независимую экспертизу она не устраивает.

Крис Халеке
Крис Халеке,
заместитель председателя округа Даме-Шпревальд

«От меня все хотят, чтобы я пошел на риск и принял этот аэропорт, как есть. Но я этого делать не буду. Во-первых, от этого зависит мое доброе имя, благополучие и профессиональное будущее. А во-вторых, потому что на мне есть ответственность перед людьми, которые здесь живут. Я живу за счет их налогов, и у них есть, черт возьми, полное право требовать от меня добросовестного труда»


Заверения столичного мэра, министров, даже правительства ФРГ — не указ. Он следил за новостями в сибирском Кемерове и, вообще, жил в России. На вопрос «отчего б не поставить злосчастную подпись?» отставной гэдээровский офицер отвечает доступней некуда.

Крис Халеке
Крис Халеке,
заместитель председателя округа Даме-Шпревальд

«Расследовать дело взялась бы прокуратура. А прокуратура у нас в стране независимая, понимаете? Так что в итоге коллеги, выдавшие такие разрешения, несли бы уголовную ответственность. И сейчас бы, возможно, все мы сидели в тюрьме»


Объединенному Берлину — единый аэропорт: стройку века на окраине новой немецкой столицы утвердили еще в 1991 году. За годы местный перевозчик «Air Berlin», в расчете на который этот хаб и возводили, не дождавшись его, разорился. Новые рейсы принимать негде — отели города, казалось бы переживающего туристический бум, не досчитались миллионов евро. А суперкомплекс, создававшийся как самый современный аэропорт в столице главной в мире инженерной державы, стал, на деле, ее самым большим анекдотом. Берлинцам, впрочем, даже нравится.

Буркхард Кикер: «Не думаю, что у Берлина имидж такой уж немецкой столицы. Мы не встаем в шесть утра, не спешим на производство автомобилей. Берлинцу для начала нужно выпить капучино и открыть ноутбук, чтобы придумать какую-нибудь еще классную затею. Берлин — не Германия, так что и этот изъян за моей спиной в образ города прекрасно вписывается».

Первое, что видит турист, попадая в столицу главной страны Евросоюза — действующий берлинский аэропорт Тегель, где снимали еще «Мимино». Туда ни метро, ни поездов не ходит. Добираться нужно на переполненном автобусе. После этого по деревянному настилу, похожему на строительные леса, идем в соседний терминал. Переход этот построен как временный, но, кажется, нет ничего более постоянного. Дальше спускаемся по дощатой лестнице, и оказываемся перед другой времянкой. Вот из этого железного сарая летают рейсы, в том числе, в Россию, Украину. Словом, неудивительно, что по итогам свежего опроса и берлинский Тегель, и вторая берлинская воздушная гавань Шенефельд вошли в пятерку худших аэропортов мира. Но шансы на открытие нового столь малы, что берлинцы на референдуме в прошлом году выступили за то, чтобы сохранить это наследие — оно худо-бедно хотя бы работает.

Своими должностями за это время успели поплатиться бургомистр Берлина Клаус Воверайт и, один за другим, пять начальников стройки. Еще в 2014 году ей угрожало банкротство, но иные из уволенных топ-менеджеров на прощание отсудили себе отступные от 200 тысяч евро до миллиона. Против некоторых возбудили дела с обвинениями в коррупции, а один из руководителей, Манфред Кертген, пока срывались сроки строительства, успел параллельно написать диссертацию о «способах оптимизации затрат на сложных стройплощадках». На ней самой, тем временем, уже установленное оборудование начало устаревать.
 
Лишь один из примеров — 750 мониторов, на которые выдается информация о прибывающих и вылетающих рейсах. За время этого долгостроя все они устарели и их придется отправить на свалку.

Ганс-Хеннинг Ромберг
Ганс-Хеннинг Ромберг,
экс-глава берлинских аэропортов

«Нет, в 2020-м аэропорт не откроют. Но вот в 2021-м… Хотя есть и те, кто говорит, в 2023-м. Но, вообще, если мы в Германии все время повторяем, какие мы продвинутые в технике, а не можем справиться с дверьми и с вентиляторами, чего же мы тогда стоим»



Уже завтра у этой взлетки ждут сотен горожан, которые, по доброй традиции, прибегут не на митинг, а на берлинский полумарафон. Спортивные соревнования — способ хоть как-то использовать исполинскую территорию. Это было бы грустно, если б не было так смешно — в Берлине, где крупных пожаров не было уже много лет, себя утешают: лучше уж так, чем наоборот.

Константин Гольденцвайг, Илья Левинтов, Яна Карпова, RTVI из Германии

Видео сюжета
Фотография:
WikiCommons
Сюжетлайн