Наследственное молчание: почему власти постсоветских стран скрывают масштабы природных пожаров

Фотография: Yaroslav Yemelianenko / AP
Последние несколько дней украинцы следили за новостями из Припяти: природные пожары подошли вплотную к саркофагу Чернобыльской АЭС. Жители Киева могли почувствовать это на себе ― дым от огня накрыл собой столицу. Природные пожары и их причины остаются неконтролируемым процессом и в России, и в Украине. Осложняет это еще и нелюбовь властей своевременно официально признавать масштаб проблемы. Тем временем нынешние пожары в Чернобыле стали крупнейшими в его истории. Как в зоне отчуждения могли начаться пожары, изменили ли они радиационный фон и насколько это опасно для обычных людей, выясняла корреспондент RTVI Ирина Воробьева.

Людмила Богун, блогер: «Это, наверное, самый страшный пожар. Вот сколько было пожаров за 34 года, к Припяти еще не подступал так близко огонь».

Пожары в зоне отчуждения Чернобыльской АЭС стали самыми крупными за всю историю ее существования. Началось в первую неделю апреля, но в официальные сводки несколько дней попадали только десятки гектаров площадей. Тогда как уже 7-8 апреля космоснимки показывали поражение тысяч гектаров. На снимке от 8 апреля все эти пожары хорошо видны спутниками, а дым идет на Киев. 12 апреля ― площадь выгоревшего огромна, а открытый огонь заметен даже из космоса. 13 апреля ― пожар подобрался вплотную к саркофагу. 14 апреля ― Киев накрыло дымом, но одновременно с этим пошли сильные дожди. Но лучше не стало.

В ночь на пятницу поднялся сильный ветер, который свел на нет все усилия пожарных. Разгорелось с новой силой, добавились новые очаги, Киев проснулся в дыму.

Людмила Богун, блогер: «Они говорили, что ситуация под контролем. В таком духе говорили. Но когда 11 дней горит и горит, я понимаю, что очень тяжело ― все вокруг сухое. Но тем не менее, на мой взгляд, недостоверная была информация. Особенно о том, что подступает огонь очень близко и надо кардинальные меры принимать».

Каждый раз, когда горит в Чернобыле, возникает главный вопрос: что будет с радиационным фоном вокруг? Людмила Богун живет в 75 километрах от зоны отчуждения. Запах дыма чувствовался у них все последние дни. Но вместе с тем роста радиации нет.

Людмила Богун, блогер: «Самое, наверное, простое, что людям показать ― это обычный дозиметр и общий фон. Вот у меня сам дозиметр на улице, чтобы измерять фон. Это через приложение на телефоне я смотрю, все время контролирую это дело. За все время абсолютно никакого скачка. Фон в пределах нормы, ― от 7 до 14 ― если норма абсолютно безопасная до 20».

Специалисты объясняют, что опасность ― в продуктах горения. Сажа и пепел, которые содержат частички радиации и разносятся с ветром, оседают на коже и слизистой. Пять лет назад в чернобыльской зоне тоже были серьезные лесные пожары, ученые тогда зафиксировали разлет пепла на 10 километров.

Чернобыль 1
Фотография: Yaroslav Yemelianenko / AP

Наталья Кузьменкова, ведущий научный сотрудник кафедры радиохимии МГУ: «Вся радиоактивность, которая у нас осталась после аварии, 90% находится в почвенном слое, только 10% содержится в биомассе, в деревьях. При пожаре вылетает и разносится 1% от этих 10. Коэффициент перехода и разлет разнесения по территории зафиксировали до 10 км. Всё зависит, прежде всего, от размера частиц и силы ветра».

На какое расстояние в этот раз могло отнести пепел с пожаров в чернобыльской зоне ― неизвестно. Киевлянам посоветовали не открывать окна, а улицы начали централизованно мыть.

Авария на Чернобыльской АЭС произошла в апреле 1986 года. Заражены оказались территории нынешних Украины, Беларуси, России и ряда европейских стран ― так называемый чернобыльский след. Привычка не рассказывать всю правду о катастрофах, видимо, генетически-территориальная или просто ― советская. В России площади пожаров занижали из года в год, а торфяные очаги вообще периодически не признавали. Возьмем Брянскую область ― одну из наиболее пострадавших после Чернобыля российских территорий. Новозыбковский район. И именно здесь практически каждый год тлеют торфяные очаги, которые вместе с дымом выбрасывают в воздух накопленную радиацию. В 2014 году брянский МЧС не признавал эти торфяные пожары.

Пресс-секретарь МЧС по Брянской области (21 октября 2014 г.): «Ситуация в Новозыбкове была хорошая, ничего у нас там не горело… А никаких очагов у нас в Новозыбкове нету... Вы успокойте народ, чтобы не сглазить… Немного осталось, чтобы всё ликвидировать…»

Вышел большой скандал, когда пожарные «Гринпис» показали реальные кадры из Новозыбковского района. Дело дошло до обращений в прокуратуру и увольнения начальников брянского МЧС. Эксперты тогда пришли к выводу, что частички разлетаются не далее 500 метров от очага. Но есть другая проблема.

Наталья Кузьменкова ведущий научный сотрудник кафедры радиохимии МГУ: «Гораздо важнее… Вот опять-таки, по нашим исследованиям, когда мы были на торфянике, заодно отобрали грибы, ягоды, в том числе и на местном рынке. Вот именно они дают основную дозу на людей, которые там живут. Люди ходят, собирают грибы, ягоды, консервируют их даже, едят. И получают достаточно приличные дозы за счет этого».

огонь2
Фотография: AP

Природные пожары этой весной возникают повсеместно, и чтобы поговорить с участником тушения брянских торфяников 2014 года, мы едем туда, где горит сейчас, и записываем интервью между тушением очагов и снежными зарядами.

Григорий Куксин, руководитель противопожарного отдела «Гринпис России: «Если делать анализы и смотреть внимательно, в Брянской области преобладает загрязнение, насколько мы пониманием, цезием и стронцием. Причем беда в том, что при получении внутрь этих частиц, цезий, в основном, в мышцах накапливается, стронций ― в костях. Соответственно, это просто долго дает источник. Маленький, слабенький, но источник излучения, который может повысить вероятность, например, онкологических заболеваний».

При тушении таких пожаров работают в специальных костюмах, которые после окончания работы там же и утилизируют, а еще в полнолицевых масках и перчатках.

Григорий Куксин, руководитель противопожарного отдела «Гринпис России»: «Если говорить о пожарах вот сейчас ― в Чернобыле ― и наших в Брянской области, конечно, основной удар, в том числе риск для здоровья, несут именно те люди, которые тушат сейчас эти пожары».

Поджигателей, действия которых привели к одному из нескольких пожаров в Чернобыльской зоне, поймали. Но подавляющее большинство нарушителей уходят от ответственности. Последствия природных пожаров часто выглядят абсолютно одинаково: это выгоревшая черная земля, безжизненное пространство и отвратительный запах гари. Пока одни балуются со спичками, другие в результате рискуют здоровьем и жизнью.

Новости партнеров

У RTVI появилась эксклюзивная еженедельная рассылка. Подпишитесь, чтобы узнавать об интересном:
Необходимо дать согласие на обработку персональных данных!