Фотография: Andrew Matthews / AP/ TASS

Российский постпред при ООН Василий Небензя заявил, что в ходе расследования отравления в Солсбери в кровь Юлии Скрипаль могли специально ввести токсичное вещество перед тем, как взять анализ. Выступая перед Совбезом ООН, Небензя также указал на противоречия, которые Москва обнаружила в докладе ОЗХО. О том, что нового стало известно о яде из Солсбери и как в очередной раз Россия и Запад не пришли к согласию по громкому делу, — в репортаже Сергея Морозова.

Накануне российский Следственный комитет представил первые результаты собственного расследования дела о покушении на экс-офицера ГРУ Сергея Скрипаля и его дочь. Ведомство опубликовало видеоролик, куда включило записи с камер наблюдения, как Юлия приехала в аэропорт и проходила досмотр. Следователи также утверждают, что установили всех пассажиров рейса, которым летела Юлия Скрипаль, и ни у кого из них признаков интоксикации не было.

Минувшей ночью в Совете безопасности ООН продолжились ожесточенные дискуссии о том, кто стоит за отравлением Скрипалей в британском Солсбери. Представитель Великобритании Карен Пирс заявила, что заявления из Москвы о том, что при отравлении использовалось вещество BZ, которое в России не производилось, — это попытка увести расследование в сторону.

Cannot find 'template.blocks.quote' template with page ''

14 апреля министр иностранных дел России Сергей Лавров выступил с заявлением о том, что швейцарская лаборатория, которая по поручению ОЗХО проводила анализ яда из Солсбери, установила, что в пробирке находится вещество BZ, которое производилось только в западных странах, но не в России. Выступая в ООН, постпред России Василий Небензя сегодня подчеркнул, что расследование ОЗХО по-прежнему не дает ответов на главные вопросы.

Cannot find 'template.blocks.quote' template with page ''

Еще 12 марта премьер-министр Великобритании Тереза Мэй заявила в парламенте, что Сергей Скрипаль и его дочь Юлия были отравлены военным отравляющим веществом, которое разрабатывалось в России и известно под названием «Новичок». В тот же день российского посла вызвали в МИД Британии, где Борис Джонсон заявил ему, что речь идет о веществе под кодовым названием А-234. 15 марта Василий Небензя заявил, что в России никогда не велись исследования вещества под названием «Новичок», и все программы разработки отравляющих веществ были остановлены еще в 1992 году. Позже в России были обнародованы данные о том, что США еще в 1998 году синтезировали вещество А-234; также Москва озвучила версию о том, что отравление Скрипалей могла подстроить сама Великобритания.  

Ученый Владимир Углев, который в 70-е годы занимался разработкой вещества А-234 в лаборатории Шиханы под Саратовом, заявил в интервью RTVI, что это вещество при спектральном анализе никак невозможно спутать с BZ. «Понимаете, BZ, во-первых, имеет молекулярный вес 133, а они дают 224. А в составе BZ фтора нет, поэтому тут, как говорится, исключено вообще» — сказал Углев.

По словам Углева, вещество А-234 очень устойчивое — он не исключает, что теми запасами, которые наработали еще при нем, можно и сегодня кого-то отравить. И хотя вещество это очень ядовитое, у него есть соображения, почему Юлия и Сергей Скрипаль могли выжить.

Cannot find 'template.blocks.quote' template with page ''

Ожесточенные дебаты о том, кто стоит за отравлением в Англии, продолжаются и в ОЗХО. Российские представители заявили, что не принимают британскую версию о «тестовой пробирке» с веществом BZ и не понимают, зачем такая пробирка понадобилась. Представитель Британии, Питер Уилсон, в свою очередь, обвинил Россию в том, что она выдвинула уже 30 разных версий, ведет себя безответственно и угрожает мировой стабильности. Пока Россия, несмотря на свои требования, остается вне рамок собственно расследования инцидента в Солсбери. 

У RTVI появилась эксклюзивная еженедельная рассылка. Подпишитесь, чтобы узнавать об интересном:
Необходимо дать согласие на обработку персональных данных!