Реклама
Сюжеты
00:18
27 Июня 2020 г.
Потсдамской конференции — 75 лет. Москва и Берлин спорят о Второй мировой
Поделиться:

Потсдамской конференции — 75 лет. Москва и Берлин спорят о Второй мировой

Фотография:
ТАСС

Немецкие ученые раскритиковали статью Владимира Путина в журнале National Interest, где российский президент рассуждал об итогах Второй мировой войны. А официальная Москва разошлась в формулировках об итогах Второй мировой с Германией и отказалась предоставить экспонаты для ключевой выставки о Потсдамской конференции. Там почти 75 лет назад Иосиф Сталин, Гарри Трумэн и Уинстон Черчилль решали судьбу послевоенного мира — внешне все еще как союзники, но фактически уже как соперники. Корреспондент RTVI Константин Гольденцвайг отправился в Потсдам, чтобы взглянуть на последние 75 лет истории и попытаться оценить, куда движется мир.


Дворец Цецилиенхоф, последняя резиденция Гогенцоллернов, где в 1945 году принимали Сталина, Трумана и Черчилля, в 2020 году вновь открывается после многолетней реставрации. Для историков вопросом было то, по состоянию на какую эпоху все это восстанавливать и сохранять. Многое сохранили по состоянию на 1945 год. Например, клумбу в форме красной звезды — ее высаживали советские солдаты перед прибытием высоких гостей.

Перекраивать карту Европы, вершить судьбу разгромленной Германии союзники изначально собирались в ее столице. Но значительная часть Берлина в 1945 году была разрушена, а Потсдам почти уцелел. Резиденция прусских монархов — сюда слетались лидеры США и Британии, сюда состав из Москвы под прикрытием восьми бронированных поездов доставил советскую делегацию.

Хорант Крюгер, ученик потсдамской школы в 1945 году: «Я шел в тот день в школу рядом с потсдамским Новым садом, где и расположен замок Цецилиенхоф. Вдруг меня на примыкающей улице останавливает русский солдат: „Стой, дальше нельзя!“ Ну, я остановился… Но назад из любопытства не пошел. И тут мимо меня пронесся целый кортеж из лимузинов. Их окна были зашторены. Один из них, как я понял, вез Иосифа Сталина».



На стене виллы, которую отвели советскому вождю, мемориальная доска висит по сей день. Как выглядит пассажир на заднем сиденье, семилетний школьник Хорант Крюгер к тому лету успел выучить наизусть: портреты Сталина, здравицы в его честь были повсюду.

Хорант Крюгер, ученик потсдамской школы в 1945 году: «Когда я вернулся домой, мама спросила меня: „Ты откуда? И почему тебя не было в школе?“ Я рассказал ей, что все было оцеплено. Но родителям было и так известно, что в Новом саду намечается высокая встреча. К нам в дом подселили тогда русского солдата, который был водителем у одного советского генерала. И мама из большого старого флага со свастикой перешила для них маленький советский флажок. Его установили на машину тому самому генералу».

очередная стена в берлине
Фотография:
AP


75 лет спустя во дворце Цецилиенхоф сохранили не только следы пребывания советских солдат, но и тот самый зал, где «большая тройка» полмесяца вела переговоры. Германию поделили на зоны оккупации, обложили репарациями и, главное, договорились: ее разоружать, денацифицировать и демократизировать. Это — хрестоматийное, как и дань памяти подвигу Красной армии. Но на этой выставке впервые рассказали и о другом: чем занималась армия-освободительница во взятом ею Берлине, чем обернулась на деле депортация миллионов немцев из областей, которые отошли к СССР и просоветским Польше, Румынии, Чехословакии.



Маттиас Зиммих, историк, куратор выставки к 75-й годовщине Потсдамской конференции: «Согласно принятым тут документам, этих немцев должны были „гуманным, упорядоченным образом“ переселить на германскую землю. Но реальность, о которой мы тут же рассказываем, была иной. В ходе депортаций, побегов, которые начались еще во время войны, погибло, по разным оценкам, до двух миллионов немцев».

Теперь в этих залах наряду с геополитикой представлены и судьбы обычных людей. 75 лет спустя очевидцев исторических событий в живых почти не осталось, и тем ценнее воспоминания немногих из них. Англичанке Джой Милуорд сегодня 94 года, а тогда 19-летней девочкой она прибыла в Потсдам в качестве секретарши, как помощница делегации Черчилля. Ее дневник оцифровали, он впервые представлен публике на этой выставке.

Кроме того, в деталях воссоздали кабинет Сталина. Музейщики опирались на кадры из Красногорского архива в России, о которых раньше не знали. Точная расстановка: от того самого кресла до телефона с защищенной линией связи. По проводам, которые ведут к соседнему кабинету, — это уже комната Трумана — тем летом, вероятно, и прошла первая искра холодной войны. Еще улыбаясь друг другу на камеру, союзники стали соперниками.



Юрген Лу, историк, куратор выставки к 75-й годовщине Потсдамской конференции: «Ведь как раз 16 июля в США успешно завершились первые испытания ядерного оружия „Тринити“. Уже в Потсдаме Труман узнал, что в его распоряжении отныне есть атомные бомбы, которые, по его убеждению, дали фору Америке перед Советским Союзом. Но ему не было известно о том, что Сталин в „Манхэттенский проект“ внедрил шпионов и был обо всем этом осведомлен. Реакцией Сталина стало требование к своим ученым: ускориться, нагнать американцев. С этого и начинается то, что мы называем гонкой вооружений».

Пройдет еще шестнадцать лет, и трещина, которая возникла между союзниками тут, расколет уже весь мир. Причем граница по иронии судьбы пройдет здесь же. Дворцовый парк, соседние виллы и гроты попадут в полосу отчуждения, город на том берегу озера будет называться Западный Берлин, а страна на этом — ГДР. Причем, вопреки Потсдамскому соглашению, слово «демократическая» у нее будет только в названии. Общеизвестный, казалось бы, факт, но в современной России и в нем все чаще сомневаются. Эту выставку немцы впервые готовили безо всякой помощи Москвы.



Кураторы экспозиции признались на открытии, что с московскими музеями переговоры шли почти два года: надеялись, в частности, получить сталинскую униформу. Но предоставить экспонаты российский Минкульт согласился на двух условиях: каждый предмет немцы снабдят сопроводительным текстом, составленным в Москве, и откажутся от неверного толкования неверных вопросов.

Маттиас Зиммих, историк, куратор выставки к 75-й годовщине Потсдамской конференции: «Сюда относится пакт Молотова-Риббентропа, именуемый также пактом Сталина-Гитлера, раздел Польши между нацистской Германией и СССР, захват Москвой балтийских стран. Простите, но все это вещи, которые мы не можем стереть. Это факты, отрицая которые, мы вели бы себя несправедливо по отношению и к этим государствам, и к живущим в них людям. Нам это показалось диковинным, как и критика со стороны Москвы из-за того, что Сталина здесь мы назвали диктатором, вождем, вокруг которого сложился культ личности».

Фрагмент из фильма «Падение Берлина», 1949 год, «Мосфильм»: «Можно мне вас поцеловать, товарищ Сталин, за все, что вы сделали для нашего народа, для нас?»



Так народы освобожденной Европы встречали советское руководство в Берлине по версии главной кинооды Сталину. А так новый миропорядок запомнился школьнику Хоранту Крюгеру.

Хорант Крюгер, ученик потсдамской школы в 1945 году: «Сразу после Потсдамской конференции улицу, на которой мы жили, разделили пополам. Появились советские военные, возвели двухметровый забор. Весь оцепленный район за этим забором впоследствии стал называться кварталом КГБ. Они там и сидели».

В бывшей тюрьме КГБ — в 40-х годах здесь сгинули сотни жертв, ничего общего зачастую не имевших с фашизмом — теперь для пущего равновесия тоже музей. Весь Потсдам стал историей в концентрате. А она сложнее, чем просто победы и поражения в войнах. Вот и в Цецилиенхофе теперь наравне с заслуженным наказанием для нацистской Германии повествуют о невинных жертвах атомной бомбежки Хиросимы, которую совершили американцы три дня спустя после отъезда гостей из Потсдама. А также о том, чем обернулась здесь же обещанная, в том числе для Восточной Европы, «демократизация».



восточный берлин
Дворец Республики, ГДР
Фотография:
AP


Юрген Лу, историк, куратор выставки к 75-й годовщине Потсдамской конференции: «Если взглянуть на записи Уинстона Черчилля, вспомнить о том, что всего через несколько месяцев он уже рассуждал о „железном занавесе“, то ясно, что ни в какую демократизацию стран, оказавшихся под контролем русских, западные союзники уже в Потсдаме не верили. Это был лозунг, который выставили напоказ, — только бы не рассориться. На деле же началась централизация с указаниями из Москвы, с единой партией власти и с карманными партиями, которые изображали политическую систему. Что так на Востоке все и будет, и Черчиллю, и американцам было с самого начала понятно».

Непонятно европейским историкам многое в свежей статье о переломных событиях 40-х годов от теперь уже их коллеги Владимира Путина. В Германии ее напрямую в научные институты вместе с рекомендацией к использованию рассылало посольство России, спровоцировав уже этим скандал. Ян Клаас Берендс из Центра исторических исследований Потсдама тоже ознакомился с текстом, из которого следует, например, что страны Балтии вошли в состав Советского Союза добровольно, а о финской войне в нем вообще нет ни слова.



Ян Клаас Берендс, историк: «Любопытно, что под вопрос в Москве теперь ставят вещи, которые еще в 90-х годах признали российские же историки. Тот факт, что аннексия Прибалтики была преступлением, депортации местных жителей, проблемы при послевоенной советизации Восточной Европы. То что все эти вещи, с точки зрения Путина, не имеют больше никакого значения, поразительно».

В канун годовщины Потсдама российский президент предлагает созвать новый саммит о будущем миропорядке с участием лидеров пяти стран – членов Совбеза ООН, который появился тоже как итог Второй Мировой. Проблема лишь в том, полагают в Германии, что расклад сил в мире с тех пор изменился, причем явно не в пользу Москвы.

Ян Клаас Берендс, историк: «Полагаю, для Путина это игра в ностальгию. Приятно вспомнить, как когда-то твоя страна могла на равных с другими сверхдержавами принимать решения за всю планету. Но сейчас сложно себе представить, чтобы Западные страны ради Путина приняли участие в таком вот пропагандистском шоу. И главное: у этих государств сегодня нет никакого мандата что-либо решать за другие страны».



кадры с парада исторические
Парад Победы в Москве, 24 июня 2020
Фотография:
Сергей Бобылев / ТАСС


Хорант Крюгер, ученик потсдамской школы в 1945 году: «Вот, где мы видим сегодня национализм и симпатии к диктаторам? Взять Путина, взять Китай или взять все в большей степени Америку Трампа. Ведь на таком фоне 75 лет спустя образцом демократии служит именно Германия. Я думаю, все потому, что немцы по сей день помнят, как жутко повели себя их предки. Холокост был чудовищным преступлением. Мы знаем, что собственный народ истреблял и Сталин, что тем же занимались в Китае. Но я предпочитаю смотреть не на другие государства, а на то, что творила моя страна».

За то, что ей в 1945 году именно здесь указали на это, не только его поколение до сих пор благодарно. Это был суровый урок, но тем лучше его усвоили.