Фотография: Darko Vojinovic / AP
Ждет ли Боснию и Герцеговину раскол на два независимых государства? Последний указ Верховного представителя по БиГ привел к политическому кризису в стране. Чем это грозит Боснии и Герцеговине и что в этой ситуации могут сделать Россия, ЕС и США – читайте в материале RTVI.

Решение Верховного представителя по Боснии и Герцеговине Валентина Инцко, чей 12-летний мандат завершился в конце июля этого года, вызвало острый политический кризис в стране. Он выпустил указ, по которому в тюрьму на срок от 6 месяцев до 5 лет могут быть отправлены все, кто будет отрицать геноцид (в первую очередь речь идет о Сребренице, где в 1995 году были убиты около 8 тысяч мужчин и подростков из числа боснийских мусульман) и героизировать военных преступников.

«Я должен был что-то сделать. Я поступил, как того требует моя совесть. Если вы находитесь в стране, где прославляют военных преступников, у нее не может быть хорошего будущего», – объяснил Инцко свой поступок.

Указ, который в Боснии и Герцеговине никто не может оспорить законодательно, вызвал неоднозначную реакцию. С точки зрения боснийских мусульман, действия Радко Младича и Радована Караджича были не чем иным, как геноцидом. Гаагский трибунал также квалифицировал резню в Сребренице как геноцид, приговорив обоих к пожизненному заключению. А вот для многих боснийских сербов Младич и Караджич – герои. В суде Младич заявлял, что он защищал свою страну, которую «разрушили НАТО, Ватикан и международная мафия».

«Трехголовый президент»

Вместо одного президента в Боснии и Герцеговине целых три. Высший орган исполнительной власти здесь называется президиумом. В него входит один бошняк, один хорват и один серб.

Представитель хорватов Желько Комшич назвал решение Инцко «актом цивилизованности». Представитель мусульман Шефик Джаферович заявил: «Верховный представитель отдал дань жертвам».

Босния 2
Валентин Инцко Фотография: AP

Однако член президиума Боснии и Герцеговины от сербов Милорад Додик заявил, что на территории Республики Сербской это решение не имеет юридической силы. Более того, руководство энтитета решило прекратить свое участие в работе властных федеральных органов до тех пор, пока не будет понятно, как противостоять этим поправкам.

За 26 лет с момента подписания Дейтонских соглашений (кстати, именно в соответствии с ними был создан пост Верховного представителя по Боснии и Герцеговине) в стране так и не был подписан ни один указ или закон, предусматривающий наказание за отрицание геноцида. Причина тому – противодействие со стороны Республики Сербской.

Формально Республика Сербская не имеет никакого отношения к Республике Сербия, или просто Сербии, хотя подавляющее большинство местных жителей – этнические сербы. Географически Республика Сербская занимает половину территории Боснии и Герцеговины и является ее этнитетом.

Еще одна политическая особенность Боснии и Герцеговины – в том, что фактически самый могущественный человек здесь – это иностранный гражданин, занимающий пост Верховного представителя. Его указы не может отменить никто из местных властей, а потому надежду на смягчение поправок противники решения Инцко возлагают только на нового представителя. Эту должность с 1 августа занимает немец Кристиан Шмидт, правда, его кандидатура так и не была одобренiа Советом Безопасности ООН. Против выступила Россия, которая считает, что эту должность вообще нужно упразднить.

Как считает доцент кафедры теории и истории международных отношений СПбГУ, эксперт по Балканскому региону Евгений Колосков, надеяться на то, что Шмидт полностью отменит указ, не стоит. Скорее всего, этот документ пополнит список других указов Верховного представителя, которые просто будут игнорироваться в Республике Сербской.

«Этот кризис разразился именно тогда, когда никто больше не интересуется никакими кризисами, даже СМИ уже не так интересно за ними следить, а людям неинтересно об этом читать. Поэтому вопрос в том, что будет происходить сейчас, изменит ли новый Верховный представитель эту динамику и попытается ли восстановить разрушенные связи и предотвратить усугубление кризиса», – сказал в разговоре с RTVI эксперт из Боснии и Герцеговины, лектор Школы науки и технологий в Сараево Аднан Хускич.

По его словам, в стране есть все инструменты для того, чтобы государство продолжило функционировать даже при неработающем правительстве. Если кто-то отказывается участвовать в работе государственных институтов и в стране не принят новый бюджет, по Дейтонским соглашениям есть такое понятие, как временное финансирование, которое позволит Боснии и Герцеговине оставаться на плаву. «Сейчас отсутствие правительства ощущают только политические элиты, которые не могут в полной мере контролировать потоки денег и процессы [идущие в стране]», – говорит Хускич.

Есть ли угроза новой войны?

«Я думаю, что Республика Сербская будет более активно двигаться в сторону отделения, – делится своим мнением с RTVI профессор НИУ-ВШЭ, эксперт по Балканскому региону Екатерина Энтина. – Если раньше это было в большей степени политической игрой, в том числе на избирателя, то сегодня, когда мы видим, что из сербов пытаются сделать геноцидный народ, это становится реальностью». Другой вопрос, по мнению эксперта, чем это все закончится: реально ли Республика Сербская отделится или все-таки сторонам удастся найти компромисс, в том числе с ЕС и НАТО.

По мнению Евгения Колоскова, опасности раскола Боснии и Герцеговины на два независимых государства нет: то, что делают представители Республики Сербской, – это игра на публику, чтобы оказать давление на европейские структуры. Цель? «Обелить» боснийских сербов, которых сейчас многие считают главными виновниками геноцида.

«Это уже не первые их угрозы о выходе из федерации. Они в среднем происходят раз в полгода. Сербы в Республике Сербская стремятся быть более сербскими, чем собственно сербы в Республике Сербия. Они пытаются выступать таким важным флагманом, защитой так называемой сербской исторической памяти», – сказал Колосков в разговоре с RTVI.

Но только историческими вопросами тут дело не ограничивается. Как считает Колосков, представители Республики Сербской надеются получить финансовую помощь от других стран – в первую очередь, от Сербии и России. Хотя они рассчитывают и на поддержку ЕС, который может попробовать «затушить этот конфликт очередными экономическими вливаниями».

Босния 1
Фотография: Peter Dejong / AP

За годы войны на Балканах в 1990-ые годы погибли более 100 тысяч человек. Возможен ли сегодня новый вооруженный конфликт в регионе? «Это маловероятно. Стороны не готовы к нему. – считает Евгений Колосков. – Никто из условных спонсоров вооруженного конфликта – Сербии, России, ЕС – не заинтересован в обострении ситуации на Балканах в этот нынешний момент, просто нет никакой возможности, ни ресурсов, ни объективных причин для возникновения конфликта».

С ним согласен и политолог из Боснии и Герцеговины Аднан Хускич. «Война маловероятна, потому что даже те, кто декларативно поддерживает, например, сепаратизм Милорада Додика, прекрасно понимают, что сейчас это не соответствует ничьим интересам. Ухудшение ситуации с безопасностью в стране не в интересах Сербии, не говоря уже о Хорватии, европейских странах и даже США».

Эксперт также напоминает о том, что в Боснии и Герцеговине есть небольшой, но очень важный округ – Брчко, который фактически находится под международным контролем и не принадлежит ни Республике Сербской, ни Федерации Боснии и Герцеговины, и если одна из сторон начнет войну, то этот округ будет передан другой стороне.

В то же время Екатерина Энтина считает, что возможность вооруженного конфликта исключать нельзя: соответствующий военный потенциал у вооруженных сил есть.

«Если семь лет назад, даже пять лет назад на этот вопрос абсолютно все эксперты-балканисты независимо от их национальности и восприятия того, что происходит в регионе, говорили, что нет, это невозможно ни при каких обстоятельствах, то сейчас я бы гипотетически такой возможности исключать не стала. Просто тому что мы видим, каким образом складываются в целом международные отношения в Европе, мы видим рост очагов конфликтности в целом в Европе».

Единственный сдерживающий фактор, как говорит Энтина, – это то, что все страны региона каким-либо образом включены в НАТО: либо в форме членства, либо в форме партнерства, как в случае с Сербией.

Босния и Герцеговина как лакмусовая бумажка

Представитель МИД РФ Мария Захарова заявила, что «Российская Федерация как государство-гарант Мирного соглашения и член Руководящего комитета рассматривает произошедшее [указ Инцко] как неприкрытое покушение на суверенитет Боснии и Герцеговины, ее конституционный строй и полномочия органов власти». По словам Захаровой, изменения в законодательство «демократического и правового государства» должны вноситься через парламентскую процедуру, а «не росчерком пера иностранного гражданина».

Посольство РФ в Боснии и Герцеговине выступило с резкой критикой указа Верховного представителя.

«Последнее решение В.Инцко наглядно и убедительно продемонстрировало, что именно Аппарат Высокого представителя является главным генератором дестабилизации в Боснии и Герцеговине, причем делает это намеренно. Ведь каждому было ясно, какая реакция последует за этим опрометчивым шагом. Более того, АВП накаляет обстановку не только в БиГ, но и во всем регионе».

Москва также подчеркивает, что у нового Верховного представителя Шмидта нет никаких полномочий, поскольку у него нет необходимого мандата Совета Безопасности ООН, а значит, все, кто с ним сотрудничает, делают это на свой страх и риск.

Россия, кстати, неоднократно выступала с критикой в адрес Международного трибунала по бывшей Югославии. В июле 2015 года она наложила вето на резолюцию СБ ООН с осуждением «преступления геноцида, которое было совершено в Сребренице».

В нынешней ситуации, по мнению Евгения Колоскова, Россия, как и Сербия, ограничатся громкими заявлениями, а вот Евросоюз – еще один важный игрок в регионе – может попытаться на официальном уровне добиться начала переговорного процесса, чтобы решить наконец проблему исторической памяти.

«Я предполагаю, что ЕС не будет принимать активные меры по преследованию политиков и общественных деятелей Республики Сербской при нарушении данного закона и запустит процесс по некоему примирению сторон, попытается сформировать некую комиссию, как это делалось, например, между Македонией и Грецией».

Как считает Екатерина Энтина, указ Инцко стал логическим продолжением политики США и Евросоюза, которые стремятся к унитаризации Боснии и Герцеговины, но момент был выбран очень неудачно. «США и ЕС очень хорошо знают, к чему такие шаги исторически на Балканах приводили и могут привести сейчас. Соответственно, возникает невольно риторический вопрос: вы сознательно делаете шаг, который гарантированно взрывает в большей или меньшей степени обстановку в регионе? Для чего вы это делаете? Для того, чтобы ее взорвать окончательно?» – задается вопросом эксперт.

Таким образом, по мнению Энтиной, американцы и европейцы могут попытаться доказать, что их внешнеполитические усилия пусть и жесткие, но эффективные, если, к примеру, сербы смирятся и будет найден какой-то компромиссный вариант.

Аднан Хускич называет Боснию и Герцеговину лакмусовой бумажкой, которая отражает, как складываются отношения между ЕС, Россией и США.

«Все кризисы, с которыми мы сталкиваемся, – это в некотором смысле продолжение глобального раскола между этими игроками. Эти страны скорее часть кризиса, а не кто-то, кто мог бы помочь в его разрешении», – добавляет Хускич. По мнению эксперта, урегулирование кризиса в Боснии и Герцеговине возможно при стабильной обстановке в мире и нормальных отношениях между Россией и Западом, а еще при функционирующем трансатлантическом партнерстве и консолидированном западном присутствии в стране.

Автор: Марика Димитриади


По теме:

Новости партнеров

реклама
У RTVI появилась эксклюзивная еженедельная рассылка. Подпишитесь, чтобы узнавать об интересном:
Необходимо дать согласие на обработку персональных данных!