Сюжет
13:32
29 Декабря 2018 г.
Разъединенная Европа: каким 2018 год стал для ЕС
Поделиться:

Разъединенная Европа: каким 2018 год стал для ЕС

Разъединенная Европа: каким 2018 год стал для ЕС
Фотография:
Tim Ireland / AP

В Новом году Объединенная Европа, вероятно, потеряет одного из своих ключевых членов. Соединенное Королевство всегда держалось обособленно, но теперь Великобритания и Евросоюз переругались окончательно. Согласия нет и внутри других государств: к концу этого года ЕС больше напоминает Европу разъединенную. Во Франции требуют отставки Эмманюэля Макрона, в Германии теряет свои позиции Ангела Меркель. По всему континенту набирают силу сторонники простых решений, высоких стен и наглухо закрытых границ. Шеф европейского бюро RTVI Константин Гольденцвайг разобрался, стоит ли в конце 2018 года делать глобальные выводы о закате Старого Света?

«Мне никак не верится, всё кончено. О нет». Первое впечатление: новый год, новый бойзбэнд для подростков – обманчиво. Голландская группа Breunion Boys тоскует не по старшеклассницам, а по целой стране, первой уплывающей из объятий Европы.

В куплете – критика в адрес Брюсселя: мол, не ценил по достоинству британских партнёров. В припеве – презрение к зачинщикам Брэкзита, что сплели лживые сети. Может, вернёшься, Британия, передумаешь? Новый референдум, всё такое?

Но эффект от слащавого агитпропа обратный. Комментарии на YouTube: «Сколько вам платит Сорос?», «Ну, теперь англичане точно уйдут».

Тереза Мэй
Тереза Мэй,
премьер-министр Великобритании

«Господин Туск заявил, будто наши предложения подорвут единый европейский рынок. Он не назвал ни единой причины, ни малейшей детали и не сделал ни одного встречного предложения! Мы в тупике»

Это был самый затяжной в истории бракоразводный процесс. Весь год подавшей на развод британской изменнице бывшая европейская родня выставляла гигантские отступные, выкручивала руки и до последнего стояла на своём – только б другим в этой буйной семье неповадно было повторять пример Лондона.

Жан-Клод Юнкер
Жан-Клод Юнкер,
председатель Еврокомиссии

«Вообразите, что вы сидите с компанией в баре и заказали 28 кружек пива… Как вдруг один из ваших соседей встаёт и уходит. Не расплачиваясь. Так не годится! Им придётся заплатить. И они заплатят»

До истечения в марте двух лет, отведённых договором о ЕС на это расставание, оставалось меньше полугода. И казалось, ни о цене, ни о торговых сношениях в будущем разругавшимся супругам не договориться. Только хлопнуть дверьми – а удар ощутила бы на себе экономика всей Европы. Но в конце года они пришли к компромиссу. В проекте соглашения о Брэкзите переходный период – до 2020-го. Единый рынок временно сохранён, Британию лишат в ЕС права голоса, но продолжат взимать взносы. Но позвольте, в чём был тогда смысл этого Брэкзита, кипят на улице и в парламенте, перед загнанной в угол Терезой Мэй. Ей остаётся лишь отсрочить дебаты на новый год. И снова исход неясен.

Джереми Корбин, лидер Лейбористской партии: «Мы должны были проголосовать ещё неделю назад. А сейчас – обсуждать практические альтернативы. Она ведёт себя постыдным образом. Это, скажем откровенно, безобразие».

В этой сумятице лидер оппозиции Джереми Корбин ещё добавит: то ли в адрес премьера — stupid woman — «вот ведь тупая!», то ли в адрес переговорщиков по Брэкзиту — «тупые люди».

Людей, затеявших эту свару с Европой, среди её участников, впрочем, уже нет. Ратовавший за Брэкзит Борис Джонсон в этом году ушёл из правительства, сокрушаясь теперь издалека: мол, Британия превратится в вассала Европы. А другой златоуст, Найджел Фараж (он бился с ЕС на посту лидера популистской партии «Ukip») в 2018 году и вовсе вышел из её рядов. И правда: дело сделано. Но сколько ещё работы в борьбе с ненавистным Брюсселем у их единомышленников по всему Старому свету.

Трещин всё больше, но основные по-прежнему: между успешным севером и расточительным югом – споры об экономике. Между открытым западом и консервативным востоком – конфликт о том, кто мы, Европа? И что защищаем?

Одер на польско-немецкой границе — это еще либеральная Германии, входящая в первую десятку мира по числу беженцев. Но совсем рядом — Польша, наотрез отказывающаяся их принимать. Из-за нетерпимости Варшавы к меньшинствам, давления на журналистов и независимый суд весь год нарастал её открытый конфликт с Евросоюзом. В свою очередь, сами поляки напоминают немецким соседям: ЕС – это, прежде всего, про солидарность: так откажитесь же ради неё и ради нас, например, от Nord Stream-2, газопровода из России в обход Восточной Европы.

Терпение западных соседей по отношению к Варшаве на исходе. Терпения к Будапешту уже нет.

Виктор Орбан
Виктор Орбан,
премьер-министр Венгрии

«Но ведь у каждой страны, у каждого члена ЕС, есть право обустраивать свою жизнь по-своему! Мы продолжим оберегать свои границы и продолжим сами решать, с кем нам жить. Мы построили стену. Мы остановили мигрантов-нелегалов, сотни тысяч человек. Мы защитили Венгрию и защитили Европу»

В сентябре в европарламенте Виктор Орбан пытается не допустить принятия резолюции о нарушении его страной основополагающих принципов ЕС. Впервые в нём одно из государств хотят лишить права голоса. Его глава прикрывается защитой венгерской нации от чужеземцев. Но претензии ЕС и пока ещё не задавленной Орбаном оппозиции давно не сводятся к мигрантам. На многотысячных митингах протестуют против так называемого закона «О рабстве», о неоплачиваемых сверхурочных. Против карманного суда под контролем минюста, изгнания неправительственных организаций, ксенофобской риторики и криминализации бездомных. На плакатах: «2019 – год семьи», то есть кумовства и коррупции под мишурой духовных скреп. Владимир Путин – наш друг, даешь еще больше авторитаризма.

Показательно, что на выжженном политическом поле ключевым оппонентом Орбана становится маргинальная некогда сила – сатирическая «Партия двухвостой собаки»:

Гергей Ковач, председатель «Партии двухвостой собаки»: «Спасибо! Теперь мы, наконец, можем работать восемь дней в неделю. Мы говорим вам спасибо за избавление от бездомных. И за то, что теперь мы избавимся от элитных университетов».

Ласло Месарос, участник акции протеста: «Мне обидно, но думаю, это последний шанс показать венгерскому народу, как важно выражать своё мнение. Боюсь, что в наступающем году у нас уже не будет такой возможности, потому что Венгрия движется по пути российской системы. И то, что сейчас мы видим в России, нам, вероятно, через несколько лет придётся увидеть и в Венгрии.

Для Брюсселя одно дело – найти управу на 10-миллионную Венгрию. И другое – на одну из основательниц ЕС – Италию. В Риме с этого года крайности сходятся: у власти союз левых и правых популистов. Первыми свежие веяния учуяли сотни изможденных беженцев, застрявших в Средиземном море, пока Италия, Мальта, Испания отфутболивали спасательные суда друг от друга. А в сентябре дошло и до исторической встречи нового вице-премьера Маттео Сальвини, называющего мигрантов «человеческим мясом», со старой Европой в лице главы люксембургского МИД — Жана Ассельборна. 

Маттео Сальвини

В Италии мы считаем нужным помогать нашим детям, дабы дети рождались и у них, а не приобретать новых рабов, чтобы те восполняли нам нехватку детей. В общем, мы стремимся к диалогу со всеми, однако… 

Жан Ассельборн

Эй-эй! Эй, вы что-то далеко зашли!


Маттео Сальвини

Я лишь спокойно отвечаю на вашу точку зрения, которую не разделяю. Если вам в Люксембурге нужно больше мигрантов, то в Италии я предпочитаю помогать своим согражданам с тем, чтобы у них снова рождались дети… И я вас не перебивал. Позвольте, мне закончить.


Жан Ассельборн

Да мы приняли у себя в Люксембурге десятки тысяч итальянцев!


Маттео Сальвини

Я вас не перебивал… 


Жан Ассельборн

И они приезжали в Люксембург как трудовые мигранты, чтобы у вас в Италии, черт бы вас побрал, были бы деньги на ваших детей!


 

Заботиться о вечном итальянском детстве новые власти в наступающем году собираются на заёмные деньги, и вот это куда серьёзней. Триллионный Госдолг Италии и так превысил астрономические 130 процентов от ее ВВП. В новом бюджете, в разрез с правилами ЕС и курсом прежних правительств, заложен более чем двухпроцентный дефицит – вперёд, в долговую яму. Иначе щедрых обещаний: от снижения пенсионного возраста до безусловного дохода для всех – популистам не выполнить. Золотые горы они обещают народу напрямую, из соцсетей.

Маттео Сальвини, вице-премьер правительства Италии: «А это не какой-то там виртуальный бюджет, основанный на финансах и всякой прочей философии. Нет, он прямо повлияет на нашу повседневную жизнь!»

В худшем случае, дело – к дефолту, как это уже было в Греции. Но на сей раз защитить соседей от кризиса будет нечем, спасать третью по экономике страну еврозоны – не на что, а предостеречь её новые власти от шантажа – некому. Ведь любой новый конфликт с Брюсселем краткосрочно лишь добавляет очков евроскептикам.  

Решающие выборы – уже весной, в Европейский парламент.

Норберт Реттген, глава комитета Бундестага по внешней политике (ХДС): «Эти выборы впервые пройдут в обстоятельствах, когда весь курс ЕС подвергается сомнению и оказывается под прямой атакой. Правопопулистские партии, всё теснее связываясь друг с другом, идут на эти выборы, чтобы полностью, изнутри переиначить Европу. Они намерены построить совсем другой континент».

Евросоюз, уверен Норберт Реттген, на нем сохранится и в худшем случае. Но будет ли он отличаться, скажем, от СНГ — клуба по интересам, где каждый сам за себя, со своей, такой национальной гордостью?

Александр Гауланд, сопредседатель «Альтернативы для Германии» в Бундестаге: «Ведь дорогие друзья, Гитлер и нацисты – это лишь так, мелкий птичий помет на фоне успешной тысячелетней германской истории!»

На этих лозунгах и в немецком сердце Европы, с этого года во все местные парламенты прошла ультраправая «Альтернатива для Германии». Те, кому они составляли эту «Альтернативу», постепенно уходят со сцены – в историю. Полномочия канцлера Меркель оборвутся, возможно, уже в новом году. Время на глубинные реформы для ЕС от президента Макрона: единый бюджет, европейская армия – почти упущено. Да и ему самому, с рухнувшим рейтингом дома, нынче не до реформ.

Эмманюэль Макрон
Эмманюэль Макрон,
президент Франции

«Я думаю, что сейчас стране нужно спокойствие. Ей нужен порядок. Ей нужно возвращение в нормальную колею»

По обе стороны моста через Одер, ещё недавно разделявшего Европу пополам, не хотели бы возвращения разграничительных линий. В Польшу за продуктами, в Германию – за работой. И главное, в мире. Удобно, но и обычным пешеходам тут тревожно: что-то сильно трясёт.

Житель Франкфурта-на-Одере: «ЕС так и не стал по-настоящему прочной конструкцией. Слишком разные у наших стран взгляды, скажем, на миграцию. Слишком разные условия жизни. <…> В итоге никакого согласия, и почти ни одного решения, которое в Совете ЕС поддержали бы все. Положение шаткое».

Житель Франкфурта-на-Одере: «Да вы взгляните только, как защищаются наши так называемые «границы»! <…> Это ведёт лишь к росту преступности! Тому, кто живёт тут, во Франкфурте-на-Одере, это известно. Боюсь, уход англичан – только начало».

Хотя, это ведь старая песня. Произведению Шпенглера «Закат Европы» в 2018 году исполнилось 100 лет, а он всё никак не наступит.

Видео
Разъединенная Европа: каким 2018 год стал для ЕС
Фотография:
Tim Ireland / AP