Фотография: Александр Петросян / Коммерсантъ

Власти России снова разрешили прямые перелеты на морские курорты Египта. Разрешили, несмотря на то, что процесс о гибели 224 россиян в 2015 году в небе над Синайским полуостровом до сих пор не завершен и требования родственников жертв не удовлетворены. Нет ясности и в том, стал ли юг Синайского полуострова безопаснее, чем раньше. О ситуации с полетами в Египет — в материале RTVI.

Взрыв

31 октября 2015 года в небе над Синайским полуостровом взорвался самолет российской авиакомпании «Когалымавиа», следовавший в Санкт-Петербург. На нем находились более двухсот россиян, возвращавшихся с отдыха в Шарм-эш-Шейхе. Все они погибли.

Позднее стало известно, что в хвостовой части самолета была заложена бомба. Это означало, что неизвестные проникли в российский самолет прямо в аэропорту и пронесли в него взрывное устройство, минуя охранную инфраструктуру. Получалось, что аэропорт Шарм-эш-Шейх не безопасен для перелетов.

Взрыв самолета повлек за собой серьезные последствия для Египта — полеты в страну авиакомпаний России, Англии, Германии были прекращены. С курортов Синайского полуострова исчезли туристы. В 2015 году Египет посетило 9,3 миллиона туристов, из них 3 миллиона — из России. В 2016 году туристов было лишь 5,4 миллиона.

Российские силовики получили приказ Владимира Путина найти и уничтожить организаторов теракта. Пресс-секретарь главы России Дмитрий Песков позже пояснил, что приказ не имеет сроков. 17 ноября 2015 года на сайте ФСБ России появилось официальное предложение заплатить до $50 млн тем, кто раскроет личности террористов. В Сирии российская авиация начала усиленно бомбить позиции ИГ (организация запрещена на территории РФ).

Когалымавиа
Фотография: Петр Ковалев / ТАСС

Позднее стал известен и организатор теракта — с точки зрения российских властей. Министр обороны Сергей Шойгу назвал в качестве такового организацию «Вилаят Синай» (Wilayah Sayna) — входящую в ИГ и действующую на территории Синайского полуострова.

С тех пор прошло чуть менее шести лет. 8 июля 2021 года в России отменили ограничения на полеты в Египет. Теперь туристы снова могут летать в аэропорты Хургады и Шарм-эш-Шейха. ИГ, если верить заявлениям мировых лидеров, рассеяно и практически уничтожено. Все, казалось бы, безоблачно. Кроме пары моментов — «Вилаят Синай» по-прежнему воюет на Синае, а на сайте ФСБ России все также висит предложение заплатить $50 млн за сведения об исполнителях теракта. Однако о том, кто именно взорвал самолет, до сих пор неизвестно.

Что произошло и почему история, так ударившая по России, сошла на нет без видимых результатов? И куда делась патетика властей, обещавших найти и покарать убийц? В реальной истории, как всегда, не обошлось без большой политики, стирающей любые препоны.

Катар

Взрыв самолета над Синайским полуостровом произошел в разгар войны, войны прямой и войны скрытой. Войны, за началом которой в числе прочих стояли амбиции и деньги небольшого арабского государства Катар. Катар открыто называли главным донором сирийской гражданской войны, спонсором ИГИЛ и египетской революции «Братьев-мусульман». Это происходило и в 2015, и в 2016 году, и позднее.

В момент взрыва самолета Россия вела войну с ИГ на территории Сирии, открыто действуя против интересов Катара. Неподалеку, на территории Синайского полуострова против властей Египта открыто воевала уже упомянутая выше группировка «Вилаят Синай», которую и обвинили во взрыве российского самолета.

В официальном Египте между словами Катар и «Вилаят Синай» разницы не видели. В 2017 году Египет в числе прочих арабских государств разорвал отношения с Катаром, требуя прекратить поддержку террористических организаций и вмешательство в суверенные дела арабских государств. Все это происходило на фоне так и неурегулированной истории с российским самолетом.

Сирия 2016
Фотография: Валерий Шарифулин / ТАСС

Но если предположить, что Катар и правда был главным получателем выгоды от террора, то почему в его отношении не были совершены акции возмездия? В 2016 году война в Сирии приобрела совершенно иной характер – войска ИГ теряли один город за другим в республике и соседнем Ираке. К этому моменту в Катаре начала меняться тональность в отношениях с Россией. И в России стали совершенно иначе относиться к Катару.

В этом же году египетские военные объявили о ликвидации Абу Дуа аль-Ансари — главы «Вилаят Синай». Reuters тогда сообщило, что террорист погиб вместе с 45 другими боевиками в результате авиаударов. В ряде российских СМИ это событие подавалось как ликвидация ответственного за взрыв самолета, летевшего в Санкт-Петербург. Но официальной реакции не последовало или же о ней ничего публично не заявлялось.

В декабре 2016 года произошло событие, которое поставило точку в вопросе о том, что такое Катар для российских властей. Крупнейший нефтяной гигант России — компания «Роснефть» — объявила о продаже 19,5% акций альянсу суверенного фонда Катара и трейдерской компании Glencore.

В 2017 году история квази-государства ИГ в Сирии закончилась, а сближение России и Катара продолжилось. В 2017 году арабские страны, включая Египет, назвали Катар спонсором терроризма и объявили ему блокаду. Россия так, видимо, уже не считала, — сближение с Катаром только усиливалось. Прошло еще четыре года — делегация Катара в июне 2021 года стала крупнейшей страной-гостем на Петербургском экономическом форуме. Все выглядело прекрасно.

А что на Синайском полуострове? «Вилаят Синай» до сих пор воюет. Уже в 2021 году боевики убивают египетских военных, казнят христиан и размещают соответствующие видеоролики в сети. Египтяне периодически объявляют о ликвидации очередного командира группировки. Все это в нескольких сотнях километров от курортов, куда вот-вот прилетят самолеты с российскими туристами. Но это уже другая история.

Авиабезопасность

В Египте уверены, что уровень безопасности аэропортов на Синайском полуострове повышен до максимально возможного с российской точки зрения. На это ушло пять лет.

Вне зависимости от того, что стало причиной взрыва (согласно общепринятому мнению, это заложенная исламистами взрывчатка), обеспечение безопасности в египетских аэропортах было далеко от совершенства. После крушения в западной прессе появилось много критических публикаций. Туристы рассказывали, что местные «секьюрити» вместо того, чтобы проявлять бдительность, сидят на стульях и играют в «Кенди-краш» в мобильных телефонах. Каждый желающий мог попасть практически в любую зону. AP сразу после взрыва сообщало, что охранники не досматривали друзей, близких и просто VIP-персон из уважения и боязни. Сканеры, в версии источников агентства, зачастую вообще не работали.

Согласно публикациям в местной прессе, в апгрейд системы безопасности на аэродромах вложено 60 миллионов долларов. Взрывчатку теперь будут выявлять специальные датчики, а багаж и пассажиров начнут просвечивать «трехмерными» механизмами. В двух отдельных терминалах аэропортов — такие есть и в Шарм-эш-Шейхе, и в Хургаде — установлены спектрометры, введены новые кордоны безопасности. «Вещи сейчас смотрят и на прилете, и на вылете, отдельно проверяют анализиторами», — рассказал RTVI Алексей Черняев, мастер-инструктор PADI по дайвингу, постоянно проживающий в Египте. По его словам, на юге Синайского полуострова царит полная безопасность.

Аэропорт в Шарм-эль-Шейх
Фотография: Imago / TASS

«Южный Синай абсолютно безопасен, здесь никаких не видно усилений. Все, что про Синай говорят, это все происходит на севере, — объясняет Алексей. — Это где как раз граница с сектором Газа. Между нами и северным Синаем лежит пустыня. Километров четыреста пустыни. И две дороги, которые контролируются. Я вот сколько здесь живу, здесь очень спокойно, и дети у меня гуляют, и я сам спокойно хожу».

Такой оптимизм разделяют не все. «Насколько мне известно, охранный расклад за последние годы не слишком изменился, — объяснил корреспонденту RTVI Сэм Леви, директор компании «Кондор секьюрити», специализирующейся на авиационной безопасности. — В Египте все еще нет высших охранных стандартов, упорядоченных протоколов и инструкций. Я бы назвал степень авиационного риска на Синае средне-высокой».

В Израиле в отношении Египта есть четкие правила, рассказывает эксперт. С одной стороны, это соседняя страна с высоким туристическим и торговым потенциалом. С другой, из-за геополитической обстановки и террористической активности внутри Египта самолеты западных стран — предпочтительная мишень для местных исламистов.

«Я не говорю про каирский аэропорт, но небольшие аэродромы в Шарм-эш-Шейхе, вообще на Синае, охраняются далеко не столь усиленно, — продолжает Сэм Леви. — А поскольку рейсы в основном чартерные, террористы прекрасно знают, что эти авиакомпании практически не тратятся на безопасность, и нацеливаются именно на такие самолеты. Поэтому если такое государство, как Россия, решает возобновить авиасообщение, оно само должно задействовать определенные механизмы, не полагаясь на египтян. Это собственный разведывательно-информационный аппарат, собственные охранные бригады, которые будут отвечать за все, что связано с отбывающими рейсами. Включая „профайлинг” пассажиров, их досмотр. Кроме того, в Египте очень распространено взяточничество и коррупция. Завербовать человека, имеющего доступ в аэропорт, несложно. Поэтому стране, которая хочет обеспечить реальную безопасность своим гражданам, следует задействовать собственный наземный корпус непосредственно в Египте».

Родственники жертв

Решение российских властей возобновить авиасообщение с курортами Египта потрясло родственников погибших в авиакатастрофе над Синаем, они его называют не иначе, как предательством. RTVI пообщался с семьями жертв и с юристом Давидом Кухалашвили.

В египетский суд, как рассказал Кухалашвили, были поданы две группы исков от лица 30 семей: первая — против египетских властей за проявленную халатность, вторая — против авиакомпании «Когалымавиа» и страховой компании «Ингосстрах» с целью добиться больших компенсаций.

По словам Кухалашвили, египетские власти отказываются идти на сотрудничество. «Какие-то странности происходят с самого начала. Мы знаем, что египетские власти ни с нами не контактировали, ни с российскими следственными органами. У нас там есть достоверная информация, что российские следственные органы направляли запросы, но эти запросы оставались без ответа. Мы понимаем, что в Египте нет независимых судов и суды будут принимать те решения, которые власти сверху продиктуют».

Более того, как сообщил юрист, и российский страховщик, и египетские суды оспаривают тот факт, что погибшие действительно находились на борту и что люди, требующие компенсаций, — это на самом деле родственники жертв, хотя все подтверждающие документы — свидетельства о браке и о рождении — были предоставлены. Кухалашвили рассчитывает, что в ближайшее время станет известно решение египетского суда.

К настоящему моменту родственники получили от страховщика по 2 млн рублей, но, по словам Кухалашвили, это базовая сумма, которую компания в любом случае должна была бы выплатить, при этом семьи жертв имеют право требовать больше. Через суд юристы пытаются добиться выплаты $6 млн на каждого погибшего — $3 млн от авиакомпании и страховщика и $3 млн от египетских властей.

родственники
Фотография: Петр Ковалев / ТАСС

На какую компенсацию могут претендовать родственники погибших, если Египет признает теракт, неизвестно — точная сумма в местных законах не прописана. Но, как говорит юрист, ранее в подобных случаях власти страны выплачивали иностранцам около $1 млн. По мнению Кухалашвили, именно необходимость выплачивать компенсации и возмещать ущерб авиаперевозчику и страховой компании — главная причина, по которой власти Египта не хотят признавать случившееся терактом.

В начале года благотворительный фонд памяти жертв авиакатастрофы «Рейс 9268» отправил письмо президенту Египта Абделю Фаттаху ас-Сиси. Родственники погибших призвали главу государства и генеральную прокуратуру всецело сотрудничать с расследованием, признать случившееся терактом и выплатить компенсации семьям жертв, «как это принято во всем цивилизованном мире».

«Господин президент, наберитесь смелости и мужества, Египту надо признать теракт и понести соответствующие обязательства перед родственниками погибших!»

Для Эльвиры Воскресенской отдых в Египте был долгожданным: полтора года она проработала без отпуска. В Шарм-эш-Шейх она поехала со своей подругой и ее сыном. Мать Эльвиры Ирина Захарова, которая сейчас возглавляет благотворительный фонд «Рейс 9268», была категорически против поездки. 30 сентября 2015 года ВВС России начали военную операцию в Сирии, и Ирина не хотела, чтобы ее дочь ехала в страну, рядом с которой идет война.

По словам матери Эльвиры, если Россия возобновит авиасообщение с Египтом, то все родственники погибших будут считать это предательством со стороны государства.

«Когда это произошло, наш президент сказал, что это не просто нападение и уничтожение 224 граждан, это нападение на нашу страну. Если сейчас возобновятся рейсы и Египет не принесет извинений и не признает этот теракт, то мы это будем расценивать так, что наше государство простило данное нападение и поощряет продолжение таких действий со стороны Египта».

В исках, которые были направлены в египетский суд, Ирина не участвует. Компенсацию от авиакомпании она, как и другие родственники погибших, получила. Ирина говорит, что компенсации от Египта ей не нужны, все равно деньги не вернут ее дочь. Но женщина хочет понять, «кому помешала жизнь ее дочери». Ирина по-прежнему надеется, что египетские власти «признают свое злодеяние» и установят памятный знак на месте крушения самолета.

«Я хотела бы знать, кто был заказчиком. Я понимаю, что исполнителей, возможно, уже и нет. Кому помешала жизнь моей дочери и еще 223 человек? За что они были взорваны? В справедливость я давно уже не верю. Я не верю в то, что все это произойдет хотя бы потому, что наш президент жмет руку президенту Египта, зная, что на территории данной страны было совершено такое страшное преступление».

У Марины Поповой в авиакатастрофе погиб пасынок. Алексею Филимонову было 25 лет. Он работал бортпроводником. На работу в «Когалымавиа» он перешел за несколько месяцев до трагедии. Алексей не должен был работать в тот день, но за 12 часов до рейса его вызвали подменить коллегу, у которой заболела дочь.

«У меня вырван кусок сердца! Лешка был моим большим другом. Мы с ним были очень близки, очень откровенны».

Как и Ирина Захарова, Марина Попова называет возобновление полетов на курорты Египта предательством со стороны российских властей. Марина признает, что это решение было неизбежно, рано или поздно самолеты начали бы снова летать в Хургаду и Шарм-эш-Шейх, но родственники погибших рассчитывали, что перед этим власти Египта хотя бы принесут извинения за случившееся.

«Мы ждем признания Египтом теракта. На этом стоят все родственники. Для нас главное, чтобы Египет признал, и точка!»

Как и все родственники погибших сотрудников авиакомпании, семья Алексея Филимонова получила всего 100 тысяч рублей компенсации. Как говорит Марина Попова, сумма рассчитывалась по принципу «1000 минимальных окладов из расчета, что минимальный оклад – это 100 рублей». Уже после авиакатастрофы над Синаем в Воздушный кодекс РФ были внесены изменения, согласно которым в случае подобных трагедий родственники получали бы по 1 млн рублей.

Авторы Борис Штерн, Марика Димитриади

По теме:

Новости партнеров

реклама
У RTVI появилась эксклюзивная еженедельная рассылка. Подпишитесь, чтобы узнавать об интересном:
Необходимо дать согласие на обработку персональных данных!